ГНЕВ ПРЕПОДОБНОГО СЕРАФИМА, или Почему святой Саровский старец топал ногами на приехавших просить его благословения декабристов!

127194-x

В 1825 году к преподобному в Саровскую обитель (святого уже тогда называли «блаженный старец Серафим») приехали какие-то блестящие офицеры, прося благословения. Изумление братии вызвало то обстоятельство, что преподобный Серафим, за некоторым исключением, всегда встречавший любого человека искренним и ласковым обращением «радость моя», вдруг воспламенился гневом при одном виде этих господ и, не дав благословения, погнал из своей кельи.

На следующий день эти офицеры снова пришли к великому старцу, обладавшему даром прозорливости и чудотворения, и, встав на колени, опять просили его благословения. Однако преподобный не изменил своего решения. Более того, он разгневался еще сильнее — даже затопал ногами — и погнал из своей кельи прочь.

seraphim-sarov11

Введенный в соблазн келейник, видя подобную реакцию батюшки, чья святость не вызывала никакого сомнения, не утерпел и спросил у преподобного: «Батюшка, отец Серафим! Почему ты, всегда такой ласковый и приветливый ко всем, так сердито прогнал этих смиренных и хороших господ?» В ответ старец молча взял келейника за руку и повел его в лес, к вырытому там колодцу, и лишь коротко сказал: «Смотри!»

На дне колодца был виден каждый камешек — настолько была чиста и прозрачна собравшаяся там вода. «Смотри дальше!» — приказал преподобный. Келейник увидел, как на дне что-то замутилось. Потом все больше и больше. Наконец, грязная муть поднялась до самого верха и весь колодец превратился в какой-то грязный, чуть ли не болотный отстойник.» Вот что они хотят сделать с Россией!» — крикнул негодующий Серафим удивленному келейнику.

… Только позднее выяснилось, что приезжие офицеры были как раз теми самыми декабристами, которые решили получить благословение преподобного Серафима на предстоящее восстание.

«Что прощается быку, не прощается Юпитеру…»

Из воспоминаний братии монастыря известно также,  что в то самое декабрьское утро,  когда на Сенатской площади выстроилось впоследствии столь знаменитое каре, преподобный Серафим выбежал из своей кельи, как при пожаре, и, пугая иноков, взволнованно носился по всему двору, непрестанно повторяя: «Что делают! Что делают!!!» Только потом насельники монастыря поняли, что, находясь за тысячу верст от Петербурга, батюшка прозорливым оком видел  (как некогда Преподобный Сергий Радонежский – страшную сечу Дмитрия Донского с ордынцами) все, что происходило в тот момент на берегах Невы.

Резонно спросить,  а что, собственно, произошло такого страшного, что привело в столь неописуемое волнение прозорливого старца? Подумаешь, несколько полков проявили неповиновение — так сказать, «бунт на коленях», — который был быстро подавлен, пять главных зачинщиков повешены, остальные отправлены на каторгу или лишены сословных прав. Ну и что? По сравнению со случившимся гораздо позднее большевистским переворотом и развязанными впоследствии сатанинскими зверствами все тех же «комиссаров в пыльных шлемах»,  это — просто детский лепет!

Но не все так просто! Думается, что именно благодаря своей прозорливости святой старец знал, что эта «безобидная шалость» горстки омраченных идеями Французской революции офицеров станет тем первым и САМЫМ сокрушительным ударом по великой Христолюбивой Империи. (Не случайно, в последующих видениях некоторых благочестивых людей, которым Господь показал ад и рай, по их признанию, именно декабристы и те генералы, которые много позже предали Государя-Императора Николая II, находились на одних из самых низших ступенях Преисподней!)

Рыба гниет с головы! Отступление именно дворянства, призванного Самим Богом быть столпом и опорой земной власти Помазанника Божия, стало тем главным, с метафизической, если угодно, точки зрения, грехом нашего народа. Перефразируя известное римское выражение, можно сказать: «Что позволено быку, не позволено Юпитеру». Первому, по его скотству и духовной неразвитости, простятся его заблуждения; второму — нет. На то он и Юпитер, чтобы уметь отличать семена от плевел. Отнюдь не случайно, в этом смысле,  дается ему Богом исключительное право воплощаться в «обойме» родовитой аристократической фамилии или, на худой конец, поместного дворянина, а скажем, не в семье обычного черносошного крестьянина или вора с большой дороги. Отсюда и сразу увеличивающаяся метафизическая «весомость» греха.

image105441435

Любопытно в этом смысле письмо-завещание, которое, по некоторым данным,  оставил последней императрице Григорий ( Новый) Распутин — фигура далеко не столь однозначная в нашей истории, как это всегда пытались представить официальная идеология: достаточно, например, сказать, что о нем говорили добрые слова граф С. Ю. Витте, а также ныне покойный известный священник Дмитрий Дудко.  Как «святого» почитал старца Григория о. Николай с острова Залита, тоже относительно недавно преставившийся. На столике его кельи даже стояла икона мученика Григория. Очень хорошо отзывался о Григории Распутине сам св. праведный Иоанн Кронштадский (см. например, Терещук А. В. Григорий Распутин: Последний «старец» империи. СПб., 2006. С. 44-46.  Олег Платонов. Жизнь за Царя (Правда о Григории Распутине). М.: «Лествица». 1999. с.82).  Последний, в свою очередь, был связан какими-то особыми мистическими узами с Преподобным Серафимом — именно последний являлся в видении святому праведному Иоанну, чтобы показать всю «мерзость запустения», ожидающую Россию с начала 20 века.  Так вот, Распутин в этом  письме, предсказав почти точную дату своей смерти,  дополнительно сделал одно очень значимое в контексте наших рассуждений уточнение, смысл которого сводился к тому, что, если его убийцей окажется крестьянин, то Империя и царский дом будут здравствовать и благоденствовать, и горе — если в убийстве будут замешаны аристократы: семья императора погибнет в мучениях, а дворянство как сословие будет уничтожено.  Что это, метафизическое следствие все той же, резко возрастаемой  «весомости» греха?

Это уже потом, при попустительстве Божием, когда чаша накопившихся беззаконий переполнила края, все эти  зараженные «прогрессивными взглядами» и подвергшие сомнению веру своих отцов недоучившиеся дети священников и всякого рода «разночинцы», а позднее и вовсе откровенный сброд – «бесы» Достоевского — окончательно расшатали устои Империи, что закончилось жуткой и кровавой вакханалией сатанизма, о которой, кстати, предупреждал в своих пророчествах все тот же преподобный Серафим Саровский, предрекая «семидесятилетнее вавилонское пленение» России.

serafim_sarovskii-350

Однако первые сваи в основание лагерей будущего ГУЛага и первые мотки тогда еще невидимой колючей проволоки вокруг них намотали именно они — превозносимые и до сей поры декабристы, посягнувшие (заметьте, даже не свергнувшие, не убившие монарха — лишь посягнувшие!) на власть Царя, который, по самому определению, является ПОМАЗАННИКОМ БОЖИИМ, в отличие, скажем, от какого-нибудь президента, канцлера или премьер-министра.

303246_506x285

Монархия и демократия: что лучше?

 Более того, декабристы в свое время, по существу, посягнули на Самого Бога, Который через Своих Помазанников управляет конкретным народом. В каком-то смысле повторилась давняя история с древними иудеями, которые потребовали у Бога менее совершенную форму государственного устройства, чем та, что была у них до той поры. Вместо «прямого» управления ими Бога через Судей и Пророков — явление уникальное и ни у кого больше не существовавшее, — они потребовали царей, «как у всех других народов», то есть, в данном случае, менее совершенного  (по сравнению с тем, что было) правления. Пророк Самуил добросовестно выполнил волю Всевышнего, Который пошел навстречу «пожеланиям трудящихся» из числа избранного Им в свое время народа, и помазал на трон сначала Саула, а потом знаменитого царя-псалмопевца св. Давида.

Однако, то, что было шагом назад для иудеев (в силу их особого статуса на Земле, который сохранялся ими вплоть до распятия Христа), для всех остальных народов можно считать наивысшим благом. Власть Помазанника Божия является наиболее совершенной формой государственного устройства в условиях общего несовершенства человеческой природы. При этом следует уточнить, что абсолютно совершенной формы правления, «хорошей» во всех отношениях и без каких-либо недостатков в природе просто не может существовать вообще. Хотя бы потому, что, начиная еще со времен первочеловеков, всегда были и будут пребывать на земле Каины, готовые перерезать глотку своим братьям — Авелям.

И именно это, максимально совершенное для земных условий, монархическое мироустройство, по своей слепоте, попытались разрушить декабристы, навязывая России элементы демократии в виде конституционного ограничения власти Помазанника Божия, и даже упраздняя саму эту власть. Другими словами, «приспуская» форму государственного устройства на еще более низкий и в еще большей степени «оторванный» от Бога  уровень.

Сама по себе демократия в законченном ее виде предполагает избрание государственных лидеров не по Промыслу и Изволению Божию, как при монархии. В условиях последней Сам Господь определяет будущих правителей страны, воплощая в качестве наследника престола нужную для этого личность (в том числе  даже одиозную — иногда для нации жизненно необходимо и горькое лекарство). При демократии же избрание власти осуществляется исключительно на основе своевольного «хотения» человеков — часто омраченных грехами и весьма ложными представлениями на предмет того, «что такое хорошо и что такое плохо». Обо всем этом блестяще писал еще Иван Александрович Ильин в своей работе «Монархия и республика». Кроме того, «закулисные » кукловоды во всем мiре уже давно сделали из выборов в любой стране лишь спектакль — к власти приходит, все равно, подчиненная им личность, какого бы политического окраса она не была! А другие к выборам в качестве кандидатов уже не допускаются — так хитро во всем мiре функционирует эта система!

Как после этого не понять волнения преподобного Серафима в то декабрьское утро 1825 года, если он знал, что отошедшая от веры Христовой и впоследствии почти целиком посягнувшая на монархию Россия (в том числе, благодаря идеям и самому выступлению декабристов, подавших порочный пример), в конце концов, не получит даже демократии по тому образцу, который существует в  западных стран, а скатится, для своего же искупления, еще дальше — к тоталитарной сатанинской тирании. Да и последующая за этим «демократия» — уже сегодняшнего дня, с ее криминально-чиновничьим произволом —  будет не многим лучше!

В этом смысле интересно существующее предание о том, что, когда приглашенная на Российский престол Анна Иоанновна публично, с одобрения народа разорвала знаменитые «кондиции», предложенные ей «верховниками», то над Санкт-Петербургом разлилось великолепное и изумительное по своей красоте северное сияние — явление просто редчайшее для этих широт. По существу, тогда, в виде навязывания этих печально знаменитых «кондиций», произошла первая попытка ограничения самодержавной власти монарха в России, которая представляла из себя  дальний прообраз конституционных «чаяний» декабристов. (Первая — если не считать поползновений на власть «княжат» времен Иоанна Грозного и претензий титульной аристократии эпохи его деда — Ивана Третьего, когда в качестве Московского государства  еще только зарождалась будущая Империя. Последние  были даже в чем-то обоснованными и носили сугубо «патрицианский» по своей по сути характер, как это было в Великом Риме при Октавиане Августе).

Тогда, во времена Анны Иоанновны, народ воспринял это знамение как яркое свидетельство одобрения Богом именно САМОДЕРЖАВНОЙ власти в нашей стране Помазанника Божия.

Совпадением ли  является и то, что Господь попустил погибнуть Александру Второму: несомненно выдающийся и незаурядный монарх сподобился принять мученическую кончину от рук террористов практически тогда, когда готов был подписать объективно вредную для России … конституцию?

sarovskiy-medved

Подвиг Авессы, или Как надо  служить своему Государю

Сам преподобный Серафим Саровский,  в своих беседах со «служкой Божиим» Мотовиловым, по свидетельству последнего (как об этом повествует в одной из своих книг известный православный автор Поселянин), так отзывался о Помазанниках Божиих и о верном служении Им: «Часто поминал мне о святом Царе, Пророке Богоотце Давиде  и тогда приходил в необыкновенный духовный восторг… Разъясняя же, как надобно служить Царю и сколько дорожить его жизнью, он приводил в пример Авессу, военачальника Давида. 

1271654127_2010-04-19_081344

— Однажды он, — так говорил батюшка Серафим, — для утоления жажды Давидовой прокрался в виду неприятельского стана к источнику и добыл воды и, несмотря на тучу стрел из неприятельского стана, пущенных в него, возвратился к нему ни в чем невредимый, неся воду в шлеме, сохранен будучи от тучи стрел, только за усердие свое к Царю. Когда же что приказывал Давид, то Авесса ответствовал: « только повели, о Царю, и все будет исполнено по твоему». — Когда же Царь изъявлял желание сам участвовать в каком-либо кровопролитном деле для ободрения своих воинов, Авесса умолял его о сохранении своего здравия, останавливая его от участия в сече, говорил: « нас много у тебя, а ты, Государь, у нас один: если бы и всех нас побили, то лишь бы ты был жив, — Израиль цел  и непобедим. Если же тебя не будет, что будет тогда с Израилем?»

Далее Мотовилов продолжает: «Батюшка отец Серафим пространно любил объясняться о сем, хваля усердие и ревность верноподданных к Царю, и, желая явственнее истолковать, сколько сии две добродетели христианские угодны Богу, говаривал:

— После Православия он суть первый долг наш русский, и главное основание истинного христианского благочестия.

Часто от Давида он переводил разговор к нашему великому Государю Императору ( Николаю Первому — ред.) и по целым часам беседовал со мною о Нем и о царстве Русском; жалел о зломыслящих противу Всеавгустейшей Особы Его. Явственно говоря мне о том, что они хотят сделать, он приводил меня в ужас; а рассказывая о казни, уготовляемой им от Господа, и удостоверяя меня в словах своих, прибавлял:

— Будет это непременно: Господь, видя нераскаянную злобу сердец их, попустит их начинаниям на малое время, но болезнь их обратится на главу их, и на верх их снидет неправда пагубных замыслов их. Земля русская обагрится реками крови, и много дворян побиено будет за великого Государя и Целость Самодержавия Его: но не до конца прогневается Господь и не попустит разрушиться земле Русской, потому что в ней преимущественно сохраняется еще Православие и остатки благочестия христианского»..

s3

Грех клятвопреступления

Чтобы лучше понять причины волнения преподобного Серафима по поводу посещения декабристов и их действий на Сенатской площади в 1825 году, следует знать еще об одной важной вещи. Восстание в Санкт-Петербурге — не просто «шкодливый» поступок  юнцов в офицерских эполетах, а акт самого настоящего клятвопреступления. И речь идет не только о личной присяге, которую каждый из них как офицер приносил своему Государю. В большей степени имеется в виду та клятва, которую от своего имени и от имени всех последующих потомков давали наши предки Михаилу Федоровичу Романову на знаменитом Соборе 1613 года, перед лицом Бога обязуясь верой и правдой служить ему и всей его, ставшей с момента венчания на трон АВГУСТЕЙШЕЙ династии.

Сегодня уже мало, кто понимает глубочайший, без преувеличения, сакральный смысл понятия «клятва» и меру огромной ответственности для тех, кто принял ее. Сегодня это слово истаскалось и девальвировалось в повседневном и бездумном употреблении, как истертая бесчисленным прикосновением дотронувшихся до нее самых разных — порой даже очень грязных — пальцев и потерявшая свой вес золотая монета. Однако того сурового посмертного воздаяния за нарушение клятвы, которое обещано на Небесах, никто не отменял. А незнание Закона, установленного Творцом (а точнее, отсутствие желания знать его), от ответственности не освобождает: это постулировано даже в принципах земного законотворчества, которые являются лишь отголоском, своего рода вторичным продуктом Небесной «юриспруденции». Завершая эту мысль, следует уточнить, что выше Закона может быть только МИЛОСТЬ, следующая за искренним покаянием:  если речь идет о Небесах — то Создателя; если о земном существовании, в частности,  в рамках благословенной монархии, — то Помазанника Божия.

Само по себе принесение «клятвы» означает то, что человек, принесший ее и при этом  не выполнивший возложенные на себя под ее бременем определенные обязательства,  тем самым добровольно налагает на себя ПРОКЛЯТИЕ! Другими словами, эта личность обрекает себя на то, что именуется «проклятие», со всеми вытекающими отсюда посмертными и при этом крайне негативными для себя  последствиями. Такой своеобразный вариант «феномена Фауста» с последующей, пусть не «продажей» своей души дьяволу, но обречением ее на достаточно серьезные адские мучения после перехода из этой жизни в вечную. Из душеспасительной литературы известны случаи, когда люди в виде духов (наяву или во сне) возвращались с того света — и только для того, чтобы указать, где находятся  необходимые средства или долговые расписки, которые они при жизни лишь ОБЕЩАЛИ (даже без принесения клятвы!) отдать заимодавцу.

Иногда, чтобы «отработать» этот грех и облегчить посмертную участь предков, он  в качестве родового искупления «перекладывается» на потомков, которым посылаются страдания в их земной жизни.

Достаточно вспомнить, что Сам Христос в Своей Евангельской проповеди предупреждал о величайшей опасности клятв, сурово предостерегая от них, говоря в том смысле, что «да, да! нет, нет! — остальное от лукаваго». Если бы данная проблема не имела столь серьезный характер, на ней, согласитесь, не акцентировалось бы внимание Самого Бога, пришедшего в мир спасать людей.

В 1917 году наш народ при практически всеобщем (либо активном, либо благожелательно-пассивном) содействии изуверствующим «бесам» сверг и убил Помазанника Божия — последнего российского императора со всей Его семьей, нарушив тем самым клятву, данную более трехсот лет назад его предками, и вследствие этого, обрек себя на ПРОКЛЯТИЕ.

Считается, что последнее остается в силе и действует на протяжении четырех поколений, которые (в виде больших или меньших страданий — о чем говорилось выше) искупляют совершенный предками грех клятвопреступления. Согласитесь, оглядываясь на всю нашу жизнь в течение последнего столетия (не составляют исключения и дни нынешние), ее иначе как ПРОКЛЯТОЙ не назовешь. Это, пожалуй, самое точное определение всех тех   зверств, разнузданного насилия, произвола, варварства, а в лучшем случае, абсурдных нелепиц, бестолковости, беспорядка, путаницы, которые совершались и продолжают совершаться в нашей стране  по сию пору!

Если бы в своей развращенности народ «дозрел» еще тогда, во времена восстания на Сенатской площади, и, вместо осуждения декабристов, поддержал бы их, то кровавые испытания и сам процесс мучительного искупления начался бы не в 1917 году, а гораздо раньше — еще в 1825. Слава Богу, этого не произошло! Как утверждал Преподобный Серафим в разговорах с Мотовиловым, во времена его земного бытия он видел, будучи в духе, что вся Россия покрыта «дымками молитв», возносимых простыми смертными к Богу: процесс духовного и при этом массового разложения русского народа, по откровениям, данным от Ангелов другим святым старцам, начался чуть позже — в середине 19 века, — и закончился известными событиями 1905 года, а потом  так называемой Февральской «буржуазной»  революцией и большевистским переворотом в Октябре 1917-го.

Клятвопреступление в тот раз, в 1825 году,  так и осталось в масштабах «частного» греха тех, кто  совершил его — греха, павшего на голову лишь самих декабристов,  представлявших собою в то время весьма изолированную часть народа, в массе своей  еще не утратившего  благочестие. Речь идет о том самом «как далеки они  были от народа» (добавим, и слава Богу!), о чем много позже столь горестно скорбел Ленин.

Однако порочные плевелы всех этих «звезд пленительного счастья» уже были посеяны, дожидаясь своих Петруш Верховенских, Базаровых, Рахматовых, Инсаровых и иже с ними, которых  в слепоте своей духовной породили все эти  Герцены, Чернышевские, Белинские, Добролюбовы, Писаревы, закончившиеся  в нашей истории еще более одиозными Ткачевыми, Лениными, Свердловыми, Троцкими, Сталиными — и преподобный Серафим, очевидно, прекрасно знал об этом.

Оттого-то гневно и топал ногами на приехавших просить его благословение  декабристов.

(Читайте также интересный материал на тему восстания мощами Преподобного Старца, в котором размещен ПРИЖИЗНЕННЫЙ рисунок прп. Серафимаhttp://monomah.org/archives/20399)

Алексей Анатольевич Чеверда 

+ + +

Утвержденная Грамота Великого Московского Земско-Поместного Собора от 21 февраля 1613 года:


«Послал Господь Бог Свой Святый Дух в сердца всех православных христиан, яко едиными усты вопияху, что быти на Владимирском и Московском и на всех Государства Российского Царства, Государем, Царем и Великим Князем всея Руси Самодержцем, Тебе, Великому Государю Михаилу Феодоровичу.

Целовали все Животворный Крест и обет дали, что за Великого Государя, Богом почтенного, Богом избранного и Богом возлюбленного. Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича, всея России Самодержца, за Благоверную Царицу и Великую Княгиню, и за Их Царские Дети, которых Им, Государям, впредь (вперед, в будущем) Бог даст, души свои и головы положити и служити Им, Государям нашим верою и правдою, всеми душами своими и головами.

Заповедано, чтобы избранник Божий, Царь Михаил Феодорович Романов был родоначальником Правителей на Руси из рода в род, с ответственностью в Своих делах перед Единым небесным Царем.

И кто же пойдет против сего Соборного постановления Царь ли, патриарх ли, и всяк человек, да проклянется таков в сем веке и в будущем, отлучен бо будет он от Святой Троицы.

И иного Государя, помимо Государя, Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича, всея России Самодержца, и их Царских Детей, которых Им, Государям, впредь Бог даст, искати и хотети иного Государя из каких людей ни буди, или какое лихо похочет учинити, то нам боярам, и окольничьим, и дворянам, и приказным людям, и гостем, и детям боярским, и всяким людям, на того изменника стояти всею землею за один.

Прочтоша сию Утвержденную Грамоту на Великом Всероссийском Соборе, и выслушав на большее во веки укрепление — быти так во всем по тому, как в сей Утвержденной Грамоте писано. А кто убо не похощет послушати сего Соборного Уложения, его же Бог благослови, и начнет глаголати ино, и молву в людех чинити, то таковой, аще от священных чину, и от бояр, царских синклит и воинских, или ин кто от простых людей, и в каком чину не буди; по священным правилам Святых Апостол и Вселенских седми Соборов — Святых Отец, и Поместных, и по Соборному Уложению всего извержен будет, и от Церкви Божией отлучен, и Святых Христовых Тайн приобщения, яко раскольник Церкви Божией и всего православного христианства, мятежник и разоритель Закону Божию, а по Царским Законам месть восприимет, и нашего смирения и всего освященного Собора, не буди на нем благословения от ныне и до века. Да будет твердо и неразрушимо в будущая лета, в роды и роды, и не прейдет ни едина черта от написанных в ней.

А на Соборе были Московского Государства изо всех городов, Российского Царства, власти: митрополиты, епископы и архимандриты, игумены, протопопы и весь освященный Собор. Бояре и окольничие, чашники и стольники и стряпчие (придворные чины), думные дворяне и дияки (министры) и жильцы, дворяне большие и дворяне из городов, дияки из приказов (министерств), головы (офицеры) стрелецкие, и атаманы казачьи, стрельцы и казаки, торговые и посадские и великих чинов всякие служилые и жилецкие люди, и из всех городов, всего Российского Царства выборные люди. Своеручные подписи.

А уложена и написана бысть сия утвержденная Грамота за руками и за печатьми Великого Государя нашего Царя и Великого Князя Михаила Феодоровича всея России Самодержца, в царствующем граде Москве, в первое лето царствования его, а от сотворения мира 7121-го».

 

One Comment

  1. monomoh

    Есть такие предположения, что к преподобному Серафиму приезжал и Государь-Император Александр Первый за благословением стать старцем Федором Кузмичем, который потом почил в Томске!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *