Светлой памяти протоиерея Всеволода Чаплина (†26.01.2020) и к годовщине его кончины: О смертной казни, о неправде «христианского» пацифизма, о священном долге защиты Родины и о спорах вокруг личности И.В. Сталина!

I. Протоиерей Всеволод Чаплин: «Я за смертную казнь убийцам детей, террористам, предателям Родины, участникам вооруженных бунтов».

Chaplin-362

Я – за смертную казнь извергам. Убийцам детей, террористам, предателям Родины, участникам вооруженных бунтов, вершителям наиболее страшных экономических преступлений. Я – за смертную казнь, вместе с Богом и многими святыми. Напомню, что в Библии заповедь «не убивай» изложена в Исх. 20, а уже в следующих двух главах Бог говорит, кого надо предавать смерти – так что эта заповедь по определению не безусловна. Бог и Сам предавал смерти людей. В Новом Завете говорится: «Начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое» (Рим. 13: 4). Итак, смертоносное оружие есть орудие Божиего слуги.

Казнить преступников предписывали многие святые. Когда князь Владимир после приятия крещения отменил смертную казнь, епископы Церкви Христовой потребовали ее восстановить – и он это сделал.

Да, лучше, чтобы смертной казни не было. Как и беззаконных убийств, и войн, и грабежей, и измен с бунтами. Но когда на твой народ, на твоих близких нападают – ты должен их защищать. Защищать эффективно – так, чтобы опасность ушла. На войне почти всегда бывают невинные жертвы – мирные сыны и дочери твоего народа, солдаты, оказавшиеся у агрессора в плену, а также те люди, живущие под властью агрессора, которые этому агрессору честно сопротивлялись. Таких жертв можно избежать, только если отказаться от сопротивления и сдаться врагу. Но что же, из-за этих жертв сдаваться? Это я к вопросу о судебных ошибках – которых, конечно же, надо избегать, изменяя к лучшему следственную и судебную систему, в том числе через публичное внимание к каждому делу.

Пожизненное заключение – тоже мера серьезная. Но она должна означать полное и окончательное исключение изверга из жизни общества. Никаких возможностей для УДО в перечисленных случаях быть не должно. Никакого общения с преступником тоже – ни свиданий, ни переписки, ни информации, где он содержится, ни прогулок, ни контактов с другими заключенными или с надзирателями. Гражданская смерть. Единственное исключение – общение с адвокатом, если открываются новые обстоятельства дела, и исповедь у священника. Отлучение от причастия – строго по канонам, на 20 лет. Ну и, конечно, еда и медобслуживание – за счет имущества преступника или за счет его родственников. Наши деньги на него тратить – издевательство над здравым смыслом.

«Милосердие» к извергам есть поощрение прошлых и будущих преступлений – то есть жестокость по отношению к невинным людям.

О смертной казни подробно говорит церковный документ – «Основы социальной концепции Русской Православной Церкви». Я участвовал в составлении этого документа и редактировал его – он стал плодом очень долгих обсуждений и компромиссов, но аргументов, относящихся к Божией воле, противники смертной казни не нашли. Приведу соответствующий текст полностью:

«Особая мера наказания – смертная казнь – признавалась в Ветхом Завете. Указаний на необходимость ее отмены нет ни в Священном Писании Нового Завета, ни в Предании и историческом наследии Православной Церкви. Вместе с тем, Церковь часто принимала на себя долг печалования перед светской властью об осужденных на казнь, прося для них милости и смягчения наказания. Более того, христианское нравственное влияние воспитало в сознании людей отрицательное отношение к смертной казни. Так, в России с середины XVIII века до революции 1905 года она применялась крайне редко. Для православного сознания жизнь человека не кончается с телесной смертью – именно поэтому Церковь не оставляет душепопечения о приговоренных к высшей мере наказания.

Отмена смертной казни дает больше возможностей для пастырской работы с оступившимся и для его собственного покаяния. К тому же очевидно, что наказание смертью не может иметь должного воспитательного значения, делает непоправимой судебную ошибку, вызывает неоднозначные чувства в народе. Сегодня многие государства отменили смертную казнь по закону или не осуществляют ее на практике. Помня, что милосердие к падшему человеку всегда предпочтительнее мести, Церковь приветствует такие шаги государственных властей. Вместе с тем она признает, что вопрос об отмене или неприменении смертной казни должен решаться обществом свободно, с учетом состояния в нем преступности, правоохранительной и судебной систем, а наипаче соображений охраны жизни благонамеренных членов общества» (IX.3).

Вот и нужна свободная дискуссия. Без замалчивания позиции сторонников казни, а главное – соображений охраны жизни благонамеренных людей. И уж, конечно, нельзя ограничивать эту дискуссию – и свободное решение народа – в угоду Совету Европы. Как раз нужно – вместе со всеми консервативными силами – добиться того, чтобы СЕ пересмотрел отношение к казни, как и вообще свои базовые документы, составленные оторванными от жизни мечтательными гуманистами. В испорченном грехом мире всегда будет зло. И оно должно останавливаться силой – так убедительно, чтобы никто не надеялся: «прокатит», «посижу-выйду», «откуплюсь».

II. Протоиерей Всеволод Чаплин о неправде «христианского» пацифизма. Защита Родины — священный долг.

upload-RIAN_1423947.HR-pic4_zoom-1500x1500-28389

Гибридная война – это настоящая война, и нам нужно перевести на рельсы военного времени информационную и культурную сферы, жизнь религиозных общин. Для христианина защита веры, отечества и ближних, в том числе с применением фатальной силы – это не только право, но и священное дело, исполнение религиозного долга, благословляемого Христом. Пацифизм, пораженчество, «peace-peace теология» должны быть осуждены как средства войны против нас.

Упомянутая «теология» стала для нашей Церкви настоящим чуждым мороком, распространившись в 1960-е –1990-е годы. Не случайно тогда поднимались на щит имена таких гипереретиков как Швейцер и Кюнг – не просто постхристиан, но антихристиан.

Попытка достичь «мира без войны» земными средствами – проявление греховной мечтательности. В мире, испорченном грехом, война и насильственная смерть является вещами неизбежными. «Услышите о войнах и о военных слухах, – говорит в Евангелии Христос. – Смотрите, не ужасайтесь, ибо надлежит всему тому быть, но это еще не конец: ибо восстанет народ на народ, и царство на царство; и будут глады, моры и землетрясения по местам; все же это – начало болезней» (Мф. 24:6–8). Между прочим, «начало болезней» здесь переводится как родовые муки – через описанные апокалиптические страдания человечество будет приближаться к избавлению от зла и к Божиему суду.

Причинение смерти отнюдь не всегда противоречит воле Бога. Сторонники пацифизма любят цитировать заповедь «Не убий». Однако они либо не знают, либо предпочитают умалчивать об известнейшем факте: эта заповедь в Библии не безусловна. Достаточно перевернуть страницу-другую в той самой Книге Исхода, где содержится эта заповедь, – и вы увидите, как Бог предписывает предавать смерти за многие преступления, причем не только бытового, но и морального, а также религиозного характера.

Приверженцы «ненасилия» обычно говорят: это было в Ветхом Завете, а в Новом все иначе – там говорится, что личному врагу, ударившему тебя по правой щеке, нужно подставить и левую. Однако апостол Павел пишет о государственной власти: «Начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое» (Рим. 13:4). Итак, удар мечом, в том числе удар смертельный, есть не просто вещь допустимая: он может исполнять Божию волю. В новозаветной книге Откровения Иоанна Богослова (Апокалипсисе) мы читаем: вскоре после того, как Агнец (то есть Христос) снял седьмую печать, «освобождены были четыре Ангела, приготовленные на час и день, и месяц и год, для того, чтобы умертвить третью часть людей» (Откр. 9:15). Вообще бедствий, происходящих по Божиему повелению, в этой книге описывается великое множество.

Так что же – неужели Бог злой? Или Он был в Ветхом Завете одним, а потом стал другим? Нет, согласно основам христианского вероучения, Бог неизменен. И, конечно, Он благ и не может творить никакого зла. Так что же – мы имеем дело с противоречием? Никоим образом нет. Просто описанные в Апокалипсисе бедствия злом не являются. Они – благо, потому что смогут привести или вернуть хотя бы некоторых людей к истинной вере, а значит, и к бесконечной жизни, избавляя их от вечного наказания. Ради этого Господь и ведет людей иногда через страдания, иногда через испытания.

Но что же делать с повелением подставить левую щеку? Об этом ясно говорит Предание Церкви, которое для истинного христианина является голосом Бога не в меньшей степени, чем Писание – Библия. Святитель Филарет, митрополит Московский, великий богослов XIX века, сказал: «Гнушайтесь врагами Божиими, поражайте врагов Отечества, любите врагов ваших».

Итак, заповедь о левой щеке дана все-таки по отношению к личным врагам – и не случайно христиане безропотно шли на страдания и смерть, когда покушались лично на них, и брали в руки оружие, когда восставали на их веру, святыни, народ, страну. Среди святых – множество воинов, и на иконах они изображаются с оружием. Церковь освящает оружие молитвой, окропляя его святой водой.

Тот же святитель Филарет, говоря о заповеди «Не убий», в своем знаменитом Катехизисе пишет: «Не всякое лишение жизни есть законопреступление. Не является беззаконным убийством: когда преступника наказывают смертью по правосудию; когда убивают неприятеля на войне за Государя и Отечество».

Увы, на мышление и жизнь христианских общин все сильнее влияет типично женское мировосприятие. Домохозяйки, любящие писать в Интернете, и прочие общественно активные дамы начинают форменную истерику всякий раз, когда кто-то пытается доказать неправду пацифизма, особенно «христианского». Им вторят феминизированные мужчины, идеологические подкаблучники и все те, кто боится идти наперекор дамским медийным окрикам.

Война сегодня ведется не только на поле битвы. Окружение страны «оборонительными» базами обоснованно считается актом, мягко говоря, опасным. Против государства-недруга подчас действуют путем организации на его территории бунтов, заговоров, «революций». При помощи электронных технологий сегодня может вестись не только разведка, но и самая настоящая агрессия – достаточно «ударить» по системе расчетов или по центрам государственного и военного управления. Никто не отменял разработки – тайной или явной – биологического, бактериологического, генетического, «климатического» оружия. Про информационную и пропагандистскую войну, политическое и экономическое давление на многие страны и говорить нечего.

В этих условиях понятия «агрессора» и «жертвы» практически теряют смысл. По крайней мере они точно несводимы к ситуации, когда армия одного государства переходит границу другого. Международное законодательство и правила ведения войн до сих пор построены на опыте 1938–1945 годов, а отчасти еще Первой мировой войны. Обходить эти нормы изощренные умы уже неплохо научились – и, конечно, в будущем научатся еще лучше.

Между прочим, о моральной непростоте этой ситуации говорится уже в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви. Признавая войну злом и в то же время излагая критерии справедливой войны, документ говорит: «В нынешней системе международных отношений подчас бывает сложно отличить агрессивную войну от оборонительной. Грань между первой и второй особенно тонка в случаях, когда одно или несколько государств либо мировое сообщество начинают военные действия, мотивируя их необходимостью защиты народа, являющегося жертвой агрессии». Конечно, в подобных ситуациях нужно будет включать не только мозги, но и совесть — чем дальше, тем больше.

И действовать по правде и справедливости. Зачем нужно ядерное оружие, если вероятностью его использования не подкрепляют хотя бы ясные требования к нашим недругам? Когда нет воли, никакое оружие не спасет. А на любую угрозу существованию государства и народа – в том числе осуществляемую через «оранжевые революции» – нужно отвечать всеми имеющимися средствами, причем действуя против первоисточников проблемы.

Любопытно: когда гуглишь или яндексишь библейский текст про мечи и орала, выдаются только известные слова из пророка Исаии (2:4). Но они осуществятся только после второго пришествия Христова. А вот нам, живущим в мире, где царствует грех, надо вспомнить другие библейские слова: «Перекуйте орала ваши на мечи и серпы ваши на копья; слабый пусть говорит: “я силен”» (Иоиль, 3:10).

III. Протоиерей Всеволод Чаплин о Сталине и спорах вокруг него.

Stalin-500

Сталин в России — не просто «больше чем Сталин», а больше чем любой другой предмет исторической дискуссии о будущем. Рядом могут встать, пожалуй, только споры вокруг Иоанна Грозного. И причина понятна. Именно Сталин и Иоанн IV посмели уничтожать «прогрессивные» элиты. Ленин и Троцкий уничтожали элиты «реакционные», а заодно и простой народ. Петр обычными людьми также не сильно дорожил. Этих, по интуиции наших либералов, трогать можно, как и «реакционеров». А вот «просвещенных», «умных», «лучших» — ни-ни. Такого, в отличие от гибели миллионов социальных «чужаков», некоторые простить не могут по определению. В первую очередь потому, что знают: доверие народа к слою «просвещенных» наглецов — нулевое, а жажда справедливости в обществе весьма высока. Любое «убийство Кирова», даже символическое, способно привести к повторению сценария 80-летней давности.

Поэтому Сталина из последних силы пытаются втоптать в грязь троцкистским сапогом или зиновьевским штиблетом. И больше всего нападают на главное, пожалуй, достижение сталинской эпохи — победу в Великой Отечественной войне, после которой Москва возвратила почти все потерянные территории и контролировала пол-Европы.

Недавно я побывал в музее на Поклонной горе — и увидел немало изображений Сталина, одно его изваяние и даже видеоинсталляцию, на которой вождь «оживает» — смотрит на карту, зажигает спичку, беседует с Черчиллем, а в какой-то момент просто смотрит тяжелым взглядом на праздную публику (между прочим, большинство экскурсантов — иностранцы). Никто по поводу изображений вождя не протестует — как в самом музее, так и в соцсетях, куда я выложил несколько фотографий после культпохода. Да, от имени и образа этого человека никуда не денешься: история той войны без него немыслима. Рузвельт и Черчилль общались с ним без каких-либо опасений и нравоучений. В народе России его авторитет весьма высок, а в Грузии его изображения можно увидеть повсюду, хотя они и приобретают все чаще фольклорно-попсовый характер. Тотальный антисталинизм остался маркером стремительно вымирающей тоталитарной секты либералов советского розлива…

В чем же причина успехов Сталина, за которые его уважают до сих пор? Только ли в «жесткой руке»? У Троцкого она, между прочим, пожестче была… Полагаю, что бывший семинарист, превратившийся в бандита-большевика, уже вскоре после революции понял: если продолжать ее до бесконечности, она пожрет всех своих детей и его в том числе. Поэтому надо не нести счастье коммунизма всей планете, а восстанавливать и далее строить государственность. Избавляясь от тех, для кого «мировая революция» была важнее всего. И тех, кто сохранял разрушительный антигосударственный пафос.

Сталин, возможно, благодаря воспитанию в простой семье, а также благодаря семинарскому образованию, вовремя сумел подстроиться под душу народа, под его вековые интуиции, в которых содержатся и мудрость прошлого, и образ будущего. Его действия в 30-е и 40-е годы были созвучны традиционной православной имперской геополитике — ближневосточной, балканской, среднеевропейской. Думаю, что сказалось влияние одного из семинарских учителей — умнейшего иеромонаха Димитрия (Абашидзе), который юного Джугашвили из духовной школы выгнал, но в период его всевластия особо не пострадал.

В поступках вождя не было никакого особенного политического гения. Сталин просто начал делать то, что в России делала любая адекватная власть, даже имеющая заграничное происхождение или формально связанная с заграничной же идеологией марксизма. Просто власть, поступающая в России вопреки глубинной воле народа и вопреки православному вектору истории, живет недолго и уж точно не одерживает побед — разве что в гражданских войнах, но и их плоды быстро теряются.

Итак, для меня Сталин — просто адекватный обстоятельствам, расчетливый и неглупый человек. Не гений и тем более не святой. Да, сегодня его подчас изображают на иконах, но без нимба, среди других полководцев. Пусть даже рядом с ликами святых, но не вровень с ними. Так изображают многих исторических персонажей, служивших фоном для проявления святости. А иногда даже… действующих иерархов, политиков и бизнесменов, например, когда расписывают новоосвященный храм. Иконы же самого Сталина (видел в Интернете и такие) — конечно, неканоничны.

Тем более что нет ни одного документального свидетельства, что вождь покаялся за свое безбожие, за гонения на веру и Церковь, за гибель невинных людей (впрочем, красных палачей невинными уж точно не назовешь — как и тех, кто предал царя и развалил империю). Если покаяния не было, душа Сталина находится в аду. Впрочем, сохранились некоторые воспоминания, мысль о покаянии допускающие. Так, офицер сталинской охраны Юрий Соловьев утверждал, что вождь молился в одном из кремлевских храмов. О том, что Сталин исповедовался у митрополита Николая (Ярушевича), говорили внук советского лидера Александр Бурдонский и доверенный человек митрополита Любовь Петерсон (ей владыка поведал об этом незадолго до кончины).

О Сталине будут спорить не просто долго — всегда, пока существует Россия. И те, кто стремится — подчас оправданно — возродить политику «сильной руки». И те, кого бросает в дрожь рассказ о об отказе вождя менять пленного сына на немецкого генерала — у самих-то дети пристроены в «добровольных заложниках» стратегического противника и уж точно никогда не пойдут воевать за Родину… Будут спорить и те, кто просто боится великого будущего страны, несовместимого с обывательским комфортом и тихим сном души. Я, впрочем, верю, что Господь не даст России уснуть, успокоиться, отказаться от особой миссии в мире. И поэтому крупные, эпические фигуры ее истории будут для иных примером, для некоторых — кошмаром, но всегда — поводом напрячь ум и совесть.

(От Редакции: Наша оценка Сталина несколько отличается от мнения покойного о. Всеволода. Ниже вы найдете ссылку на материал из рубрики «Сталинизм — это зло!». В нем, в свою очередь, будут присутствовать ссылки на другие материалы из этой рубрики)

Царствие Небесное и Вечный покой протоиерею Всеволоду!

Благодатный Огонь

+ + +

От Редакции: Читайте также материалы: «УМЕР ПРОТОИЕРЕЙ ВСЕВОЛОД ЧАПЛИН! Упокой, Господи, его душу! Просим ваших молитв о новопреставленном рабе Божием!» — https://monomah.org/archives/21212.

«В Москве простились с отошедшим ко Господу протоиереем Всеволодом Чаплиным!» — https://monomah.org/archives/21312.

«Протоиерей Всеволод Чаплин: КТО БОИТСЯ ЦАРЯ?» — https://monomah.org/archives/3813.

«Протоиерей Всеволод Чаплин о раскольнике Филарете «Киевском». Из книги «Вера и жизнь»: про Филарета Денисенко и о выборах Патриарха в 1990 году» — https://monomah.org/archives/2351.

«Черный Патриарх. Правда о Филарете (Денисенко)». Важный документальный фильм, позволяющий понять, что представляет из себя раскольник, осмелившийся провозгласить т. н. «Киевский патриархат» и посягнувший на православное единство во всем мiре!» — https://monomah.org/archives/13146.

На нашем сайте можно посмотреть одно из последних его выступлений, которое состоялось в студии журналиста Максима Калашникова.

«Сталинизм» — ЭТО ЗЛО! «Мамочный» лагерь: «Малыши даже плакать не смели. Они только кряхтели по-стариковски и — гукали. Это страшное гуканье целыми днями неслось из детских кроваток. Дети лежали на спинках, поджав ножки к животу, и издавали эти странные звуки, похожие на приглушенный голубиный стон»!» — https://monomah.org/archives/27109.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *