Колдовская вербовка, или Как ведьма перед смертью пыталась «передать» для службы слишком любопытному врачу… четырех бесов! Об этом она, содрогаясь от ужаса, рассказала монахам, прибежав в монастырь!

1447083187_otvorot-na-chernuyu-svechu

Одна из главных задач сатаны – заставить человечество поверить в его … нереальность! И, надо признаться, ему это почти удалось: ну, какой «образованный» человек в век «технологий» и «научного прогресса» может верить в «сказки» о каких-то бесах и демонах! Однако понимание, что эти силы очень реальны, только и может объяснить очень многие «странные» явления нашего времени. Не случайно, святые Отцы и праведники, подтвердившие всеми деяниями свой «особый» статус и неспособные к обычной житейской лжи, прямо говорили о существовании демонских сил как о такой же (если не большей!) реальности, что и стены их келий, земля, по которой мы ходим, или воздух, которым мы дышим.

Еще одним ярким подтверждением вышесказанному является рассказ игумен N (о. Ефрема), изложенный в другой его книге, которая называется  «ОБ ОДНОМ ДРЕВНЕМ СТРАХЕ (Кого и как «портят» колдуны)». Вот о какой «странной» и очень поучительной истории, случившейся с ним самим, поведал батюшка: «Однажды мне довелось получить достоверную информацию из первых рук о том, какими силами воздействуют колдуны и на окружающую природу, и на человека. Это было в одну из зимних ночей 1992 года. Мне позвонили из привратницкой с просьбой принять женщину, которая тряслась от страха и рыдала у монастырских ворот. Никакие уговоры прийти завтра утром на нее не действовали. Вот о чем она мне поведала в ту ночь:

«В Лукьянцеве проживает бабушка-знахарка по имени Мария Ивановна. О ней знает весь наш город. Многие к ней обращались за помощью, и, как я слышала, она многим помогала. Мне, профессиональному врачу-терапевту, хорошо известны случаи, когда никакие анализы, рентгены, УЗИ и прочие методы диагностики не помогают поставить диагноз. Анализы в норме, на снимках — тоже никакой патологии. Неизвестно: от чего лечить и чем лечить больного. Но при этом человек действительно мучается от боли, теряет сон, аппетит, сохнет на глазах, у некоторых начинается атрофия мышц. А в чем причина — непонятно. Вот я и решила, что, наверное, есть какие-то народные методы лечения, которые традиционная медицина не знает, но которые сохранены бабками-знахарками. Я люблю свою профессию и стараюсь постоянно пополнять знания, чтобы как можно более эффективно помогать своим пациентам. С этой целью, закончив прием в поликлинике, я и отправилась к народной целительнице Марии Ивановне. Пришла к ней, когда уже смеркалось. Бабушка очень внимательно меня выслушала и заулыбалась. Ей очень понравилось мое желание научиться новым для меня методам народной медицины. Ее старческие глаза просто светились от счастья.

— Я давно этого ждала, — прошептала бабуля.

— Чего?

— Чтобы ко мне пришел человек, которому я все передам! У меня не осталось никого из родственников, кому бы я смогла передать. Ты мне понравилась, доченька. Я тебя всему научу.

При этих словах я, глупая, чуть не запрыгала от радости: вот так удача!

— Мне уж пора умирать, — продолжала бабуля, — а я все живу и живу. Не могу умереть, пока не передам…

В этот момент я почувствовала в груди как бы толчок. На душе вдруг стало тревожно. Как-то не по себе.

— Мария Ивановна, а я смогу вашими методами людей лечить?

— Конечно! И лечить сможешь, и любому врагу отомстить. Как муху прихлопнешь, — и она весело рассмеялась. — Ты слышала, что в Дуброво намедни полдеревни выгорело?

А мне как раз вчера в газете попалась заметка о пожаре в Дуброво, где погибло несколько человек. Мне стало страшно, и я сказала:

— Мария Ивановна, но там же люди погибли!

— Ничего, ты еще больше сможешь, ты — молодая! А если какой мужичок приглянется, сможешь так сделать, что он, как собачка, за тобой бегать будет и, как лакей, — все твои желания исполнять.

silnyj-zagovor-na-vozvrat-muzha-700x525

— Желая прекратить неприятный для меня разговор и перевести его в другое русло, я спросила:

— А вы расскажете мне, как вы диагностируете больных, какими методами и лекарствами их лечите? Наверное, мне надо будет это все записать?

— Да ничего тебе не нужно записывать, доченька. Все это делается совсем не так, как думают люди. Они просто ничего не знают… И не должны знать! Слышишь, не должны!!! — и она ударила сухой ручонкой по столу. Ее глаза сверкнули каким-то неистовым пламенем. И мне стало еще страшнее. Старуха приблизила ко мне свое лицо и прошептала:

— Сейчас я открою тебе тайну, которую ты должна хранить всю жизнь, а если проболтаешься — сгинешь ты и вся твоя семья: и муж, и дети! — Она немного помолчала. — Я тебе передам четырех бесов…

От этих слов меня так передернуло от страха, что это заметила и старуха. Но поняла по-своему, и стала меня успокаивать.

— Да ты их не бойся! Хотя они и страшные с виду, но тебя не тронут. Я им скажу, что теперь ты будешь их новой хозяйкой.

Меня начала бить крупная дрожь.

— Но если ты так боишься, могу им приказать явиться так, чтобы их не было даже видно, а только голоса их услышишь, да потом и привыкнешь. Ничего, это только
поначалу страшно, это все пройдет потом. Привыкнешь, привыкнешь, — повторила она. — Вот они-то и будут тебе помогать: и лечить, и порчу наводить, если надо; и при­ворожить кого захочешь, и как лекарство сделать, и ка­­кой
когда заговор прочитать нужно. Все подскажут и помогут.

От страха я уже плохо соображала. Была только одна мысль — побыстрее выбраться отсюда. Но как? Если она поймет, что мне не нужны ее жуткие “помощники”, она уничтожит и меня, и моих близких, чтобы я не проболталась. Ведь она раскрыла мне свою тайну. И тогда мне не жить! Я была в панике, мысли путались, я не знала, что делать, как выпутаться из этой ужасной истории. Вдруг пришло буквально озарение. Как бы со стороны, словно откуда-то извне. Меня осенила спасительная мысль. Теперь я знала, что нужно сказать. Взяв себя в руки, я, как мне показалось, довольно спокойно произнесла:

— Мария Ивановна, сегодня я пришла к вам после приема в поликлинике и очень устала. Сейчас вернется домой голодный муж, а у меня ничего не приготовлено… И сыну еще нужно помочь сделать уроки, а сил уже нет. Давайте так: послезавтра у меня свободный день. Я к вам приду,
и мы без всякой спешки сделаем все, что нужно. Хорошо?

— Ладно, дочка, давай так. Я буду тебя ждать. Приходи, — и старушка ласково приобняла меня за плечи, — обязательно приходи.

viy15

Уж и не знаю, как я выбралась из ее квартиры, как добралась до автобусной остановки. Страх пронизывал меня до костей. Нужно было что-то предпринять. Как-то выпутываться из этой ситуации, да еще сохранить жизнь и здоровье близких мне людей. Я — человек далекий от Церкви, хотя и была в детстве крещена своей бабушкой. Иногда, по большим праздникам, заходила, конечно, в храм, ставила свечи. Ну, в общем, — как многие. Не знаю даже — почему, но в этот страшный для меня момент жизни я почувствовала, что помощь можно ожидать только от Церкви. Но было уже темно, и все городские храмы — закрыты. Я не была знакома ни с одним священником, просить помощи не у кого. Меня объял жуткий, нечеловеческий страх. Парализовало волю, мысли. Я была в панике, не знала, что делать. Но тут — снова какое-то озарение. Вдруг пришла мысль: недалеко за городом есть монастырь. Монахи там живут постоянно, значит, кого-нибудь из священников я обязательно застану, и хотя дело уже к ночи, наверное, не откажут в помощи и совете. Вот так я к вам и попала».

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *