«О героях былых времен…»: «РОССИЯ ИЛИ КОМИССАРИЯ» — статья русского военачальника Генерального штаба М. Г. Дроздовского, убежденного монархиста и героя Белого движения!

В мае 1918 года в Ростове появилась статья г. Накатова: «Там и здесь», в которой говорилось о мотивах, заставляющих офицеров Москвы и Петрограда вступать в ряды Крас­ной армии, и об их единомыслии с офицерами Доброволь­ческой армии. Статья эта вызвала большой шум и газетную полемику, в которой принял участие и М.Г. Дроздовский. Его открытое письмо было напечатано в «Приазовском крае». Приводим его здесь полностью.
+ + +
122004500_1850151178458058_8324939787521309380_n
«Туманом сырым и холодным повеяло от статьи г. Накатова: «Там и здесь». Мы не знаем, от имени каких офицерских кругов Москвы и Петрограда говорит г. На­катов, но мы слишком хорошо знаем все русское офи­церство, его достоинства и недостатки, его душу и мозг, его настроения и надежды.
И мы удостоверяем, что от­нюдь не патриотизм, не стремление к единой и Вели­кой Руси толкнуло офицеров в ряды красногвардейцев и красноармейцев, ибо для всех ясно, что большевизм и именно только советская власть явилась главным, поч­ти единственным фактором расчленения России.
Боль­шевистские, совершенно неприемлемые формы жизни, проводимые теперь в центре России, оттолкнули от нее области, в которых власть комиссародержавия удалось свергнуть, и что именно поддержкой комиссаров, попыт­ками продлить агонию их власти сильнее вколачивают­ся расчленяющие Россию клинья, углубляется процесс самоопределения.
Смешно искать объединения Руси поддержкой большевизма.
Если, вступая в ряды ленинских воителей, офицеры, внеся туда тень порядка, хотя немного продлят агонию умирания красной армии, то этим они совершают одно из роковых преступлений момента.
Оставим лучше красные слова, — их цену мы узнали тяжким опытом; не верим мы также фиговым листкам и не считаем отнюдь ни петроградских, ни московских офице­ров — мальчиками несмышлеными, не ведающими, что творят.
И если отдельные, единичные офицеры, вступающие в красные ряды по особым соображениям, которых мы здесь не касаемся, и там творят великое русское дело, то вся масса ленинских офицеров не во имя родины и патриотиз­ма, не в защиту неделимой России пошла туда, а из эгои­стических мотивов — сохранить свою жизнь и здоровье от гонений, в поисках, где безопасней, и ради права на сытое и беззаботное, хорошо оплачиваемое житье.
Большевизм — это смертельный яд для всякого госу­дарственного организма, и по отношению к комиссарии не остается никакой другой политики, кроме войны или от­чуждения. И если они, ваши офицерские круги, г. Накатов, действительно патриоты, так пусть же свергнут и скорее большевистскую власть, установят как угодно правовой порядок и пусть тогда спрашивают: «како веруеши».
Но совсем уже странно сравнение офицеров, идущих под интернациональным красным флагом, с доброволь­цами, осененными трехцветным знаменем «Всея Руси», которое так дорого нам.
Кроме этого знамени у нас не оста­лось ничего, даже клочка своей земли для наших могил, но тем сильнее наша любовь к нему, тем непреклоннее воля в борьбе.
Большевизм лишил нас отечества, народной гордости, и мы объявили ему за то беспощадную борьбу на смерть, а не на жизнь. И пока мы не свергнем власти комиссаров, мы не вложим своего меча в ножны; и если не казачьи шашки скрестятся с красноармейскими, то уж во всяком случае скрестятся с их штыками наши добро­вольческие штыки; но никогда и никогда не назовем мы большевистское оружие «братским».
Мне хотелось бы, чтобы все ясно поняли мою мысль: пока царствуют комиссары, — нет и не может быть России, и только когда рухнет большевизм, мы можем начать но­вую жизнь, возродить свое отечество. — Это наш символ веры.
Не мщение, а государственная необходимость ведет нас по пути борьбы.
Мы знаем меру ответственности, и если вождям и деятелям большевизма нет ни прощенья, ни по­щады, то рядовым борцам, отрекшимся во имя родины от прежних преступных заблуждений, мы найдем место в наших рядах. Пусть забудут они свой мелкий эгоизм, подчинят свои классовые интересы патриотизму, и мы сумеем тогда забыть, как бы то ни было трудно, все пере­несенные оскорбления и все испытанные мучения…
Через гибель большевизма к возрождению России — вот наш единственный путь, и с него мы не свернем. Кто поддер­живает комиссарскую «армию», тот не защищает, а губит Россию, тот враг нам, враг до конца.
Бесполезны здесь лукавые изъяснения — они не обма­нут никого».
М. Дроздовский

+ + +

От Редакции: МИХАИЛ ГОРДЕЕВИЧ ДРОЗДОВСКИЙ
(7 [20] октября 1881, Киев — 14 января 1919, Ростов-на-Дону) — русский военачальник Генерального штаба, Генерал-майор (1918), монархист. Участник Русско-японской, Первой мiровой и Гражданской войн.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *