«ЗАМРИ — УМРИ – ВОСКРЕСНИ!» Рассказ-быль.

…Когда однажды, много лет спустя, он был в театре им. Моссовета на русской версии известной рок-оперы «Иисус Христос — суперзвезда»,  ему снова довелось пережить то страшное, что навсегда перевернуло его жизнь. Иуда, в отчаянии набросивший петлю на свою шею, был для него в тот момент  не просто сценическим персонажем – в шкуре Иуды когда-то побывал он сам! Во время театрального действа, разворачивающегося перед ним, он каждой клеточкой своего «Я» ощущал движения души грешного апостола: его предательство во имя кажущегося добра; последующее чувство отчаяния и почти космической безысходности;  глубочайшего осознания своей неискупимой вины перед Всевышним; наконец, его последний, страшный в своей необратимости прыжок в Небытие, когда враз натянувшаяся пенька мертвящей и безжалостной петли перехлестнула ему горло  — все это было когда-то и с ним. Но, в отличие от Иуды, окунувшегося в смрадное дыхание ада, он выжил. Бог возвратил его на землю и милостиво даровал продолжение жизни – этого святого и великого таинства…

 

 Карманные деньги на катамаран

Доподвальная жизнь Игоря Л. Прошла в угаре сытого благополучия, когда вопросы Вечности, смысла Бытия, религиозного искания Бога были для него не более, чем пустым звуком. Имея неплохие способности организатора, он с 1988 года с головой ушел в предпринимательскую деятельность. Начинал с создания швейного цеха в подмосковном Королеве ( об Игоре в свое время давала в эфир передачу радиостанция «Маяк» как о единственном в Подмосковье предпринимателе, кооператив которого сохранял госрасценки на свою продукцию), потом было производство металлических дверей — по тем временам настоящее золотое дно, позже — налаживание поставок мяса в Москву из Курской области…

Денег было, как по Салтыкову-Щедрину:  «куры не клевали, потому что все были —  ассигнации». Пачки купюр иногда было даже лень пересчитывать — так, на глазок, определял, сколько в них дензнаков. Зайдя как-то в магазин,  залюбовался  понравившимся ему весьма недешевым катамараном, порылся в бумажнике и Маммона в очередной раз приятно удивила его тем льстящим самолюбие обстоятельством, что он может запросто позволить себе купить  эту дорогую игрушку, по существу,  на «карманные» деньги — так, как бы между прочим. Этот эпизод хорошо запомнился ему как раз потому, что именно тогда он впервые осознал себя  состоятельным человеком, который может позволить себе многое: в те времена, когда обществу только дали шанс покинуть светлое коммунистическое будущее всеобщей «уравниловки в нищете», еще не было нынешних олигархов с их умопомрачительными для простого смертного капиталами.

Тогда же, во времена своего материального благополучия Игорь стал запанибрата с «зеленым змием». «Зашибать» начал по-черному. Пробовал лечиться: были и «торпеда» и кодирование, и «эспераль», и биностин, и курсы Шичко —  все возвращалось на круги своя. Игорь уже потерял вторую семью, работу забросил. Дело дошло до того, что однажды он накинулся с ненавистью на свою мать, которая, пытаясь вытащить сына из трясины, каждый день в качестве профилактики «пилила» его, — хотел задушить ее! Спасло ее то, что успела  выскочить  из квартиры в подъезд. После этого случая родной брат в весьма настоятельной форме попросил его определиться: либо, наконец, Игорь опамятуется, либо оставит дом .

 

 Труп, вши и тризна в подвале

Так, некогда удачливый предприниматель, человек со средне-техническим образованием и тремя курсами Бауманского института оказался на горьковском «дне» — в подвале, испытав все прелести жизни побежденного «зеленным змием» алкоголика-бомжа.  Холод, грязь, вши, лишения, унижения и избиения. Однажды умер один из его двух «соседей» по подвалу — так несколько дней и лежал в уголке. Игорь помнит, как через пару часов после его смерти тот вдруг зашевелился —  это с коченеющего трупа начали выползать мириады вшей.

Существование казалось настолько бессмысленным, что морозным зимним вечером Игорь решил подвести итог своей жизни. Купив две бутылки водки, он в ночь с 10 на 11 февраля 1996 года, никому не открывая душу, устроил по себе тризну с оставшимся товарищем по подвалу. Когда тот забылся в очередной алкогольной «нирване», Игорь, не спеша, соорудил петлю, подвесил ее к потолку и накинул на давно немытую шею веревку…

 

«Твое царствие найдено легким…»       

То, что произошло потом, вполне достойно бестселлера Раймонда Моуди «Жизнь после жизни». Игорь, по его признанию, не видел туннелей, спиралей и ослепительного света в конце них — он просто осознал себя распластанным в чем-то, что даже трудно назвать пространством. Его «Я» в тот момент было чем-то вроде ковра, состоящего из скрепленных между собой ячеек, каждая из которых представляла органичный «сплав» трех компонентов — и он прекрасно помнит каких: ПОМЫСЕЛ, ДЕЙСТВИЕ, РЕЗУЛЬТАТ.

Ощущая себя этим огромным «ковром» или даже, по определению Игоря, подобием грязной пленки, которая появляется в ванне после мытья грязного тела с мылом, он помнит, что имел одновременно и другую, высшую ипостась своего «Я» — как бы смотрящую на себя со стороны. Более того, ощущалось присутствие и кого-то другого — ТОГО, кто телепатически вел диалог с Игорем. Этот таинственный, но ощутимо мощный потребовал предъявить любые, какие ни есть, хорошие дела и поступки,   предположительно «вплетенные» в распластанном перед Ним «ковром» Игоре. Как вспоминает сам Игорь, он  тогда в состоянии просто панического ужаса, в страшной суете и спешке (эти ощущения он хорошо запомнил) принялся приподнимать, точнее, как бы выталкивать вверх из «ковра» те «ячейки» своей жизни, которые имели хотя бы намек на оправдание. Однако он сам видел — и это еще больше усиливало его панику, — что таких «ячеек» в его «Я» просто нет!  Не было их в его армейской жизни, не было во времена службы в правоохранительных органах… В диком страхе Игорь попытался «выдвинуть» хотя бы ячейку, связанную с рождением его первого ребенка. Но в ответ на это ему мысленно было сказано, что и здесь нет его заслуги: каждый ребенок «создается» не людьми, а силами свыше — Игорь, как и все другие, лишь орудие, инструментарий, посредством которого в земном мире появляется другой человек. В заслугу можно ставить лишь его воспитание, а им накинувший себе петлю на шею алкоголик абсолютно не занимался. Более того, из-за своего пьянства Игорь сделал несчастным своего малыша.

Лихорадочно ища в себе что-то хорошее, Игорь, по его словам, начал «выталкивать» из себя свою предпринимательскую деятельность, мол, дал людям работу и зарплату, что-то созидал, творил. Но и тут, как некогда у библейского царя Валтасара, «его царствие было найдено легким». Из спаянной триедино «ячейки» явственно, и, прежде всего для него, проступила чернота ГРЯЗНОГО ПОМЫСЛА: все свои производства Игорь организовывал только с одной целью — исключительно ради личного обогащения, абсолютно не думая в тот момент о людях, работающих на него.

В заключение, все тот же голос мысленно констатировал печальное отсутствие в Игоре чего-то хорошего, добавив при этом, что создан он был для совершенно иных целей. Игорь хорошо запомнил и последнюю мысль, суть которой сводилась к тому, что «сюда» ему приходить пока рановато — настанет время и его позовут.

 

«Дорога на Дамаск»       

…Очнулся он уже сидящим на бетонном полу подвала: над головой неподвижно висела петля, на грубо сколоченном ящике продолжала стоять початая бутылка водки, а в углу все так же продолжал храпеть его упившийся собутыльник — все, как прежде, только Игорь теперь был другим. Пережитый им душераздирающий ужас, одновременно, очистил его. Не уходило ощущение, что он соприкоснулся с чем-то настолько космически великим, что себя он чувствовал инфузорией-туфелькой. С того момента абсолютно безразличный к религии материалист превратился в искренне и горячо верующего человека. Началось нравственное выздоровление.

Постоянные молитвы к Богу и всецелое полагание на Его волю ( что сейчас уже стало жизненным кредо Игоря) сопровождались настоящими чудесами, большими и малыми. Вот, ему, испитому и опустившемуся бомжу, без малого год проведшему в подвале, предложили работу — торговать на лотке картошкой. Только он подзаработал немного денег, как к нему подошел человек и на очень выгодных условиях предложил снять комнату.  Проходя курс анонимных алкоголиков «12 шагов», где почти последним шагом является требование попросить прощение у тех, кого обидел в жизни, он направляется к одному знакомому «авторитету», у которого когда-то (уже будучи законченным алкоголиком) занимал деньги под открытие коммерческой палатки. Деньги, несколько тысяч «зеленых», были давно «спущены», и, откровенно говоря, Игорь, звоня в дверь  квартиры, отнюдь не был  уверен, выйдет ли он живым обратно. «Авторитет» же все понял практически с первого взгляда и после слов Игоря лишь великодушно махнул рукой: «Считай, что все забыто». После чего добавил: » А ты что же документы свои не забираешь? Они все у меня валяются,» — уж такой удачи Игорь никак не ожидал. Он считал, что все его бумаги и «корочки» безвозвратно утеряны им «по-пьяни».  Мало, кто предполагает, какая это морока — восстанавливать документы для бомжа.

 

  Пойманная «белочка»

Так получилось, что на пути своего нелегкого восхождения Игорь сорвался еще один раз: решил всего лишь опохмелить своего давнего друга, заодно показав всем свои успехи. В  итоге, очнулся только через одиннадцать дней, и опять в «родном» подвале. Ничего не помнил, выручка торгового лотка пропита. Думал, «финита ля комедия» — опять все сначала: «дно», бомжевание, пьянки — жизнь окончательно и бесповоротно пошла под откос. Однако даже и тут Господь снова не оставил свою заблудшую овцу. Игоря, наконец, нашел все это время его искавший один из бывших, теперь «поднявшийся»,  его товарищей по подвальной жизни: «Игорь, где тебя носит?! Иди быстрей домой, помойся, и завтра — на работу!» Оказывается, он сам, из своего кармана заплатил за снимаемую Игорем комнату, и на работе, где они трудились вместе, все уладил, договорившись с хозяином картофельного лотка, что Игорь покроет растраченные деньги из своей будущей зарплаты.

Добредя до дома и включив душ, Игорь услышал, как из него … бодро, хорошо поставленным дикторским голосом звучат «Последние известия». Педантично и внимательно дослушав их вплоть до прогноза погоды, он аккуратно завернул вентиль, уже окончательно поняв, что поймал «белочку» — так на сленге алкоголиков со стажем именуется «белая горячка»! Тут он по-настоящему испугался. Именно тогда он решил, что бросит пить бесповоротно, и уже честно и окончательно признался себе, что он — алкоголик. ( Наркологи знают, как этот момент важен в лечении алкоголизма).  До этого Игорь, как практически каждый выпивоха, не считал себя пьяницей — даже когда «просадил» вырученные от продажи картофеля деньги: был уверен, что может бросить потребление  зелья в любой момент.

 

 Молитвами преподобного Сергия…

После этого случая Игорь окончательно «завязал», тем более, что Бог продолжал незримо «курировать» его.  Врачи поставили новой жене Игоря неутешительный диагноз: бесплодие! Семь лет до встречи с Игорем она, имея до этого двух мужей(!), не могла забеременеть. А сейчас у нее уже … два замечательных ребенка! Игорь нисколько не сомневается, что в этом им помог Бог и молитвы преподобного Сергия Радонежского, на источник которого, расположенный недалеко от Троице-Сергиевой лавры, они ездили, чтобы с горячей верой совершить в нем омовение.

… Кому-то эта история может показаться красивой сказкой. Честно говоря, я и сам бы в нее не поверил, если бы лично не знал Игоря Л. — человека, словам которого вполне могу доверять. Тем более, что его рассказ подтверждается другими людьми, знавшими его гораздо раньше меня. Его жизнь — пример того, что ни в коем случае нельзя опускать руки. Нет ничего невозможного для Бога, радующегося спасению даже одной заблудшей Его овцы. Стучите, и открыто вам будет; ищите, и обрящете.

 

Алексей Анатольевич Чеверда

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.