Пропагандистская машина Запада в действии: ложь и фальсификации в деле о «двух миллионах изнасилованных» советскими солдатами немок во время Второй Мiровой войны.

berlin_pobeda_9_maya

Популярная в западных СМИ история о двух миллионах изнасилованных советскими солдатами немок имеет такое же отношение к реальности, как немецкие воздушные десанты на Восточном фронте. Как формируются такие полностью оторванные от реальной жизни мифы?..

В западном мире действия Советской армии после взятия Берлина оценивают просто: «самое масштабное изнасилование в мировой истории». Как утверждается, всего солдатами и офицерами Красной Армии было обесчещено два миллиона немок. Заранее оговоримся: вне зависимости от конкретного числа изнасилований они остаются тягчайшим преступлением изо всех, которые советские военнослужащие совершили в годы войны и которые не могут быть оправданы с любой точки зрения. Однако вопрос о точном числе этих преступлений от этого не становится менее важным — скорее наоборот. Как известно, изнасилования сопровождают любую массовую армию. Однако советскому руководству вменяют нежелание бороться с поведением своих войск. Именно на этот счёт относят необычайно большое число надругательств. Поэтому стоит разобраться с тем, было ли оно действительно самым большим в военной истории.

bitva-za-berlin-16-aprelja-8-maja-1945-goda-v_13_11

Первоисточник

Не важно, интересует вас анатомия факта или анатомия мифа: их изучение всегда начинается с поиска первоисточника. Как правило, в нашей стране источником мифа о массовых изнасилованиях, устроенных РККА после победы, указывают известную книгу Энтони Бивора «Падение Берлина. 1945». Именно оттуда цифра в два миллиона изнасилованных жительниц Германии попала в русскоязычное культурное пространство. Однако Бивор ничего не придумывал — он лишь ссылается на более раннюю работу немецкой исследовательницы Барбары Йор. Именно она первой и единственной получила эту цифру, более нигде и никогда не подтверждённую.

В 1945 году государственный аппарат нацистской Германии был разгромлен и вести статистику преступлений было некому. Поэтому подсчитать количество изнасилований, совершённых советскими военнослужащими в Восточной Германии, можно лишь там, где остались островки этого госаппарата — то есть в больницах. Йор проанализировала записи всего двух немецких больниц, при которых, по принятой тогда у немцев практике, принимались и роды. При этом в обязательном порядке записывалась национальность отца ребёнка, а также то, был ли он зачат в результате изнасилования.

328_big

Чтобы выяснить общее число изнасилованных жительниц Восточной Германии, Йор использовала метод экстраполяций. Она взяла данные берлинских больниц по числу родившихся в них детей за период с сентября 1945 года по август 1946 года. Их оказалось 23 тысячи. Национальный состав по отцам есть только для одной больницы — «Императрица Аугуста Виктория». Для пяти процентов детей национальность отца была указана как «русский». Экстраполируя эти данные на все 23 000 младенцев, 1150 были признаны Барбарой Йор как плоды насилия русских солдат.

Вероятность зачатия в случае изнасилования оценена исследовательницей в 20 процентов. 90 процентов забеременевших, по мнению Йор, сделали аборт. Используя эти цифры (1150:0,2:0,1), Йор умножила 1150 на 50 и получила 57–58 тысяч изнасилованных женщин в фертильном возрасте (способных к зачатию), то есть примерно 9,5 процента от всех берлинок в этом возрасте. Далее эти 9,5 процента экстраполируются на женщин вне фертильного возраста — девочек-подростков, таких, как изнасилованная советскими солдатами в 1945 году 12-летняя Иоганна Реннер, будущая жена канцлера Коля. К ним добавили и старух в возрасте до 80 лет. Затем данные были распространены на всё женское население старше 8 лет в оккупированной советскими войсками Восточной Германии. Взяв 9,5 процента от всех них, и получили пресловутые два миллиона.

3914-reih_kaput_9

Являлись ли советские солдаты людьми?

Ключевым параметром этой оценки является вероятность забеременеть после изнасилования. Йор — а за ней и весь западный мир — оценивает такую вероятность для жертв советских солдат как равную 20 процентам. Однако никаких источников для такой цифры она не приводит. Между тем цифра удивительна. Любой из нас может проделать серию соответствующих экспериментов и убедиться: зачать ребёнка с вероятностью в 20 процентов после одного полового акта малореально — по крайней мере, для человека. Если бы советские солдаты принадлежали к какому-то иному виду, у которого идеальная подвижность и здоровье сперматозоидов, то нечто такое могло бы случиться. Увы, автор опускает вопрос о том, принадлежат ли, по её мнению, советские солдаты к виду Homo sapiens, или нет. Поэтому мы так и не узнаем, почему она посчитала вероятность зачатия от них равной 20 процентам, а не 2 или, скажем, 102 процентам.

battle-berlin-1945-ww2-second-world-war-history-amazing-incredible-pictures-images-photos-019

Следует отметить, что уже в 1990-м были проведены исследования, показавшие, что эти цифры намного ниже. Для США, например, по данным крупного анонимного исследования они всего 4,8 процента (3,2 процента для однократного изнасилования). Более того, проверка данных с помощью ДНК показывает, что 60 процентов беременностей, которые сами женщины считают результатом изнасилования, на деле начались до момента насилия, в ходе её нормальной половой жизни с постоянным партнёром. Иными словами, представленная в научной литературе вероятность забеременеть при изнасиловании — примерно три процента. В шесть-семь раз ниже, чем указывает в своей работе Йор.

Конечно, следует учесть и ограничения имеющихся исследований — то, что они выполнены через десятилетия после войны. Качество мужской спермы для современного американца и солдата Второй мировой существенно различается. В наше время подвижность и активность сперматозоидов у большинства мужчин снижена, и в будущем этот показатель будет только ухудшаться. Однако вряд ли это изменило вероятность забеременеть сразу в 6–7 раз. Используя формулу Йор с учётом этого простого факта, вместо двух миллионов изнасилованных женщин мы получим несколько сотен тысяч — данные, несомненно, куда более близкие к реальности, однако всё ещё нереальные.

Cgqg2VdWLHWAReeiAASYEbNM8SI826

Можно ли изнасиловать через линию фронта?

Впрочем, и в этой цифре не исключены завышения. Всё дело в том, что большинство (5 из 9) детей, указанных в документах клиник и зачатых, предположительно, при изнасиловании русскими, родились до 31 декабря 1945 года. Как они это сделали? Обычно большинство детей рождаются через девять месяцев, а процент семимесячных довольно мал. Как русские солдаты попали в Берлин в марте и первой половине апреля 1945 года — науке неизвестно. Если бы данные по «рождённым от русских» были честными, в них наблюдался бы чёткий пик в январе-феврале-марте 1946 года. Однако вместо пика там был провал.

nazi_posters_7_50

Можно высказать одну гипотезу по поводу этого провала. В Германии до 1970-х годов аборт рассматривался как убийство ребёнка. При нацизме пользоваться контрацепцией было разрешено только покорённым народам — ГИТЛЕР СЧИТАЛ ЭТО ВАЖНЕЙШИМ СРЕДСТВОМ ИХ ГЕНОЦИДА. Немке аборт был разрешён либо по медицинским показаниям, либо по евгеническим (зачатие от не очень полноценных отцов). Понятно, что осенью 1945-го в силу разрухи рожать детей хотела не каждая берлинка. С другой стороны, без аборта этого было не избежать. Мужей-немцев у женщин никто не отбирал, привычка использовать средства для геноцида покорённых народов ещё не вернулась, отчего зачатия продолжались.

nazi-women-e1406454888304

Сделать официальный запрос на аборт, сославшись на «русских зверей», в такой ситуации было одним из немногих легальных выходов. К тому же большинство этих запросов написаны, как под копирку. Как отмечает другая исследовательница вопроса, Атина Гроссман, русские насильники в них зачастую описываются словом «монгол», да и внешность их пересказывается как азиатская. Не так-то просто перепутать большинство солдат Красной Армии с монголами — конечно, если речь идёт об описании реальных событий. А вот если женщина рисует картину пострашнее, чтобы к ней было доверия побольше, то тут вполне пригодятся штампы геббельсовской пропаганды, систематически выпускавшей плакаты, на которых монголоидные жидобольшевики тянули свои уродливо изогнутые конечности к белокурым арийкам.

92acdb74cad1

original

Плакаты неплохо мотивировали Вермахт, но, конечно, давали слабое представление о реальном облике среднего военнослужащего РККА. (На эту тему смотрите ранее размещенную на нашем сайте публикацию, излагающую мнение о русских и украинских солдатах Леона Дегреля – лидера бельгийских нацистов во времена Третьего Рейха – ред.) Не отсюда ли «монголы» в запросах на аборты и странный пик родов «от русских» в сентябре-декабре 1945 года?

thumb_578_event_big

Вот они, те самые «монголы»…

Не ясен и другой момент формулы Йор. Она полагает, что вероятность аборта для забеременевшей от советского солдата немки была равна 90 процентам. Почему не 99, например, или 68, как в США в 1990-х? Понятно, что немецкие женщины в подавляющем большинстве были носителями нацистских взглядов, и ребёнок от унтерменша (т. е. «недочеловека» — ред.) был им крайне нежелателен. Поэтому вероятность аборта после такого изнасилования должна быть выше нормальной. Но узнать её в наше время нет никакой возможности. Из-за этого все расчёты выполнены задним числом — и пресловутые «два миллиона», по факту, построены на песке из нескольких цифр, взятых с потолка.

Демографическое исследование с такими смелыми и гадательными рассуждениями не принял бы к публикации ни один научный журнал. Впрочем, Йор можно понять: как видно из принятой ею вероятности забеременеть от советского солдата, она оценивает его демографический потенциал иначе, чем у нормального Homo sapiens. Соответственно, методы нормального демографического исследования в его случае можно несколько видоизменить, подогнать под уже имеющуюся теорию.

Немецкая аккуратность в расчётах

Совсем небрежно Йор обошлась с источниками. Взятые данные по доле русских среди отцов берлинских детей в 1945–1946 базируются всего на одной таблице из больницы «Императрица Аугуста Виктория». Однако по ней из 34 учтённых детей от русских лишь 9 были рождены от отца-насильника. В остальных 25 случаях такой пометки нет. То есть 74 процента детей из единственной использованной сводки появились в результате добровольного полового акта. Если учесть этот документально зафиксированный факт, то доля жертв насилия среди берлинок падает с 9,5 процента до 2,4 процента. Если бы Йор была честна, то по её формуле из двух миллионов жертв насилия ей следовало вычесть полтора миллиона. Но, видимо, тогда их число было бы слишком мало. Фактически, все эти полтора миллиона «изнасилованы» одним росчерком пера Барбары Йор.

Йор насчитала два миллиона изнасилованных по процентам, полученным ею из одной таблицы, в которой есть всего 9 «русских» детей. Делать выводы на миллионы на базе всего 9 случаев — практика, предельно далекая от норм научного исследования.

При чтении этой таблицы возникают и другие неудобные вопросы. Один ребёнок в ней показан родившимся от насильника из американских частей, оккупировавших часть Берлина. А ведь американцы Берлин не брали (основная масса изнасилований случилась в первое время после штурма). Используя вышеописанную формулу Йор для Западной Германии, ей следовало бы написать, что американцы изнасиловали там сотни тысяч немок.

Возможно, она посчитала неверным подрывать дух евроатлантического сотрудничества между ФРГ и США подсчётами такого рода. Впрочем, в Германии нашлись и менее толерантные историки: по последним оценкам, 1,6 миллиона американских солдат (намного меньше, чем у СССР было в зоне оккупации) изнасиловали в Западной Германии 190 000 немок.

Как историки наплодили сотни миллионов немцев на пустом месте

Наконец, последней проблемой исследования Йор является общая оценка количества детей, которые родились после красноармейских изнасилований сороковых годов. Она оценивает его в 292 тысячи человек, причём не давая ссылки ни на какую статистику. Однако в её же книге указывается, что по статистике новорождённых в Берлине за сентябрь1945-го — август 1946 года было всего 23 тысячи, и лишь 5 процентов из них — от русских. Если в Берлине от них родилось всего 1100–1200 человек, то как во всей Восточной Германии их могло быть 292 000? Неужели в Восточной Германии жило в 260 раз больше немцев, чем в трёхмиллионном Берлине?

77km_dkbfxdt4glk4k0480csk00g88_ejcuplo1l0oo0sk8c40s8osc4_th

Берлин был местом наиболее плотной концентрации советских солдат. Чтобы превысить его показатели в 260 раз, в советской оккупационной зоне должны были жить многие сотни миллионов немцев. Проблема в том, что реальных немцев во всей Европе ни тогда, ни сейчас нет даже ста миллионов. В конце концов, если бы их действительно было несколько сотен миллионов только в Восточной Германии, то всего их было бы за миллиард. Они с лёгкостью выиграли бы Вторую мировую, чего на практике явно не произошло.

 1330816808_0war1945

Подытожим: известная статистика немецких больниц не даёт никаких оснований полагать, что число изнасилованных советскими солдатами в Германии выходит за сотни тысяч. По приведённой Барбарой Йор таблице и формуле, 2,4 процента немок подверглись насилию. Приняв коэффициенты по беременности в максимальные пять научно подтверждённых процентов, мы получим 100–150 тысяч — в 16 раз меньше, чем у Йор. Двухмиллионный результат, постоянно упоминаемый западными СМИ, — итог преднамеренного искажения исследовательницей данных первичных источников. По ним лишь четверть детей от русских в 1945–1946 годах были плодами изнасилования. Почему Йор пошла на такое искажение — сказать трудно. По всей видимости, она просто не допускала мысли о возможности добровольного полового акта между немкой и русским. С точки зрения научной этики её исследования не существует: нельзя выдавать неизнасилованных, согласно источнику, немок-матерей за изнасилованных.

Сами факты достаточно массовых по меркам мирного времени изнасилований отрицать невозможно. О них массово сообщают и сами советские солдаты — участники тех событий. Совершенно оправданной была реакция на них советского командования, выносившего сотни смертных приговоров за установленные факты насилия.

Также оправданными выглядят и действия тех офицеров, которые расстреливали насильников, не обращаясь к военно-судебным механизмам, — на месте. И тем не менее, пресловутые два миллиона изнасилованных женщин — миф, не основанный ни на каких точных данных, и это надо чётко понимать. Последние работы об изнасилованиях в американской зоне оккупации показывают цифры, трудно отличимые от советской зоны оккупации.

8ba271c4b25a3fa60bbf33397627c369aaa01042

В этом месте мы должны призвать к отказу от использования истории Второй мировой как средства антирусской пропаганды. Или к борьбе с фальсификацией истории тех лет…

 

Александр Березин

(статья печатается с сокращениями)

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *