Убийство Царской семьи носило характер ритуальной казни, и имела темную мистическую подоплеку! Страшные подробности этого чудовищного преступления!

130292_600

Прошло почти сто лет с тех пор, как в полуподвальном помещении Дома Ипатьева в Екатеринбурге были злобно убиты свергнутый с российского престола Помазанник Божий, император Николай Александрович, его семья и четыре верноподданных. Сами организаторы преступления сделали все, чтобы скрыть истинные обстоятельства этого злодейства. Умерщвление Царской Семьи стало не просто умышленным убийством, но величайшим злодеянием, оказавшим огромное влияние на судьбы мира. В своей книге  «Николай II. Дорога на Голгофу. Свидетельствуя о Христе до смерти…» исследователь судьбы Николая II и эпохи его царствования известный историк Петр Валентинович Мультатули убедительно доказывает, что убийство Царской Семьи было давно и тщательно спланированным актом, что казнь не носило характера политического или уголовного акта; она имела сакральные и духовные причины, подлинная суть которых до сих пор остается в тайне. Сегодня мы печатаем отрывки из этой работы, с которой настоятельно рекомендуем ознакомиться всем нашим читателям в полном объеме.

+ + +

4/17 июля 1918 года от рук врагов Христовых приняла муче­ническую смерть Царская Семья и ее верные слуги. Силы зла не скрывали своего торжества. В июле 1918 года большевистский деятель Сафаров писал в «Уральском рабочем»: «В ночь с 16 на 17 июля по постановлению президиума областного Совета рабо­чих, крестьянских и красноармейских депутатов Урала рас­стрелян бывший царь Николай Романов. Он слишком долго жил, пользуясь милостью революции, этот коронованный убийца. Ра­бочие и крестьяне, поглощенные творческой работой и великой революционной борьбой, как будто не замечали его и оставляли жить до народного суда! Историей ему давно был вынесен смертный приговор. Своими преступлениями Николай Крова­вый прославился на весь мир. Все свое царствование он безжало­стно душил рабочих и крестьян, расстреливал и вешал их де­сятками и сотнями тысяч. <…> Нет больше Николая Кроваво­го, и рабочие и крестьяне с полным правом могут сказать своим врагам: « Вы поставили ставку на императорскую голову? Она бита. Получите сдачу — одну пустую коронованную голову».

cazrinas

Для сравнения приведем отрывок из другой статьи, от 24 июля 1918 года, из издаваемого для русских войск во Франции журнала «Русский солдат-гражданин». Журнал этот издавался при под­держке Американского христианского общества молодых людей (YMCA). Статья называлась «Смерть Николая». Вот ее текст: «Из России пришло известие: бывший царь, бывший самодержец рас­стрелян в Екатеринбурге по постановлению местного Совета. В грохоте битвы, потрясающей весь мир, это известие прошло не­замеченным. Газеты посвятили ему несколько строк. Кому и ка­кое дело теперь до Николая? Умер Николай, когда-то сотнями и тысячами вешавший борцов за русскую свободу, посылавший кара­тельные экспедиции против крестьян, заливший кровью всю Рос­сию в 1905-06 гг. <…>

Николай был расстрелян, без суда, красногвардейцами, рас­стрелян так, как когда-то по его приказу расстреливались кре­стьяне и рабочие. Но суд, великий суд, вся крестьянская и рабо­чая Россия, давно осудила этого человека. И то, что он еще жил полтора года после своего ареста, казалось необъяснимым. Одни говорят: как человек Николай был не плох, но он был не на своем месте. Возможно. Но когда от этого гибнет страна, страдает и мучается народ, разве можно оправдываться, что какая-то нич­тожность стоит во главе судеб этого народа. Николай был не на своем месте. Пусть. Поэтому его и выгнали. И зато теперь-то он на своем месте. А. Р.».

Не правда ли, слова большевика Сафарова и «христианина» «А.Р.» удивительным образом совпадают, как будто писались они одним и тем же человеком?

3285063dbee0

Что же произошло ночью 17-го июля 1918 года в Доме Ипатье­ва в г. Екатеринбурге? Конечно, то, что мы излагаем ниже, являет­ся только нашей версией, и, как всякая версия, она может быть ошибочной и может быть скорректирована, если откроются новые обстоятельства. Но точно так же, как и любая другая версия, она имеет право на существование. Излагая эту версию, мы не собира­емся реконструировать само убийство, мы лишь строго изложим главные его моменты. Итак, мы полагаем, что убийство Царской Семьи было осуще­ствлено не как простое убийство, но как убийство ритуальное. Це­лью этого ритуала на сакральном уровне было окончательное уничтожение Православной России посредством убийства ее Гла­вы и Наследника. Второй целью ритуала было изменение хода мировой истории, уничтожение ее христианской направленности. Те, кто должен был совершить этот ритуал, не были представите­лями ни национальных движений, ни конкретных политических группировок, ни носителями традиционных религий, они явля­лись адептами мощной оккультной организации всемирного мас­штаба. Они верили, что им удастся осуществить поставленные цели. Ритуал убийства носил в себе признаки различных мистико-оккультных учений, начиная с каббалы и заканчивая черной магией. После совершения злодеяния, убийцы постарались, с од­ной стороны, полностью скрыть его ритуальный характер, а с другой, объявили его «всем народам».

300px-ipatjew-haus2

…Вечером 16-го июля 1918 года в Дом Ипатьева, где содержалась Царская Семья, прибыл комендант Дома Я.Х. Юровский. Он при­казал к 12 часам ночи всей внешней охране покинуть территорию ДОНа. Возможно, были оставлены несколько постов у входа в дом. При этом начальник охраны П.С. Медведев получил приказ ото­брать у охраны оружие. Сам Медведев, может быть, находился в Доме Ипатьева, может быть, в другом месте недалеко от него (в доме Попова), но, во всяком случае, он имел возможность связать­ся с Юровским по телефону в любой момент. В Ипатьевском Доме оставалась лишь внутренняя охрана, состоявшая из людей Юров­ского, которых он разместил в Доме при своем вступлении в долж­ность коменданта. Команда эта была абсолютно надежной и со­стояла из проверенных людей. По всей вероятности, все они были нерусскими. В задачи этой команды входило соблюдение общей безопасности во время совершения ритуального убийства. Приготовления к убийству начались около полуночи, по «ста­рому», добольшевистскому времени и около 2-х часов по «ново­му». Кроме Юровского, в Ипатьевском Доме, возможно, находи­лись Голощекин и Войков. Примерно около 1 часа 30 минут в Ипатьевский Дом прибыл посланец из Москвы, который привез с собой команду убийц. Эта команда, по всей вероятности, была не­большая, 5-7 человек. Эти люди прошли в дом, где их ждали. То обстоятельство, что они прибыли не в 12 часов ночи, как предпо­лагалось, а позже, определялось не тем, что «Москва запаздывала с приговором», как считают многие, а тем, что такое опоздание являлось частью особого ритуала, который должен был быть осу­ществлен во время убийства Царской Семьи.

1_6415475d     1362250118_alexeinicholas1917

Около 2-х часов ночи Царскую Семью и ее свиту разбудил Юровский и под каким-то предлогом велел спуститься в комнату нижнего этажа, где должно было совершиться убийство. Скорее всего, этим предлогом был не отъезд, а некая опасность, которую нужно было переждать. Некоторые из Узников могли взять с собой подушки. Около 3-х часов ночи Царская Семья и ее приближенные спустились в указанную комнату. Туда же вошла группа убийц во главе с неизвестным. Помогал этой группе Юровский. Никаких посторонних лиц, в том числе и П. Медведева, в момент убийства Царской Семьи в комнате не было. После того как убийцы вошли в эту комнату, Царская Семья и свита были убиты. Как это про­изошло, остается тайной. Но при этом, безусловно, убийство носи­ло длительный и мучительный характер, сопровождалось большой кровопотерей жертв. Главной целью убийц было не только уничто­жение жертв, но и их мучение. Убиваемым были нанесены огне­стрельные и, главное, большей частью колотые ранения (выделено – ред.). Во время убийства осуществлялся определенный ритуал, которым руково­дил неизвестный человек, возможно в духовном сане, прибывший вместе с убийцами. Вполне возможно, что это был руководитель приезжей команды. После убийства, согласно ритуалу, тела уби­тых были помещены в белые простыни и вывезены в заранее вы­бранное место в Коптяковском лесу, где они, опять-таки согласно ритуалу, подверглись глумлению и сожжению. Для сокрытия ис­тинных обстоятельств убийства его организаторы произвели мно­жество выстрелов в южную часть стены комнаты, чтобы инсцени­ровать расстрел Царской Семьи.

images      53

После убийства, для помощи в переноске трупов в грузовик, Юровским были, возможно, приглашены П. Медведев и Якимов (может быть, кто-то еще из внешней охраны). Когда те спустились в комнату, где произошло убийство, пред ними предстало жуткое зре­лище: весь пол и стены были залиты кровью, на полу лежали рас­терзанные трупы с множественными колото-резаными ранами. Ко­гда тела стали поднимать, чтобы вынести во двор, то оказалось, что некоторые люди еще живы. Они стали приходить в себя, раздались стоны. Раненых стали тут же добивать штыками или длинными кинжалами (не случайно прозорливая блаженная Паша Саровская в момент их убийства бегала по двору Дивеевского монастыря и кричала диким голосом: «Проклятые жиды!!! Царевен – штыками!!!» — ред.). Это продолжалось и во дворе Ипатьевского Дома. То обстоятельство, что люди так долго не умирали, объясняется тем, что убийцы хотели умертвить их посредством длительных мучений.

Увиденное так подействовало на Медведева и Якимова, что они находились в состоянии шока. Их обуял страх. Юровский прика­зал молчать об увиденном. Скорее всего, тут же на месте со сторо­ны убийц началось фабрикование ложной картины убийства. Мед­ведеву, Якимову и другим могли быть внушены те обстоятельства убийства, которые были выгодны убийцам. При этом Юровский мог предупредить охранников, в особенности Медведева, что в слу­чае, если они попадут в руки белым, они должны повторять то, что он им рассказал об обстоятельствах убийства. При этом Юровский мог припугнуть охранников, что у них, у большевиков, есть «свои люди» и у белых и что в случае «предательства» их найдут и у бе­лых. Скорее всего, так и произошло: многие из арестованных бе­лым следствием обвиняемых умерли при загадочных обстоятельст­вах в тюрьме, а Якимов был расстрелян после возвращения крас­ных. Расчет Юровского оправдался: оказавшись в руках белого следствия, охранники повторяли внедренную в их сознание ложь. Впрочем, Юровский мало чем рисковал даже в том случае, если бы охранники начали говорить что-либо иное. Ведь никто из них не знал истинных обстоятельств убийства.

После победы в Гражданской войне, когда за границей стали выходить книги, авторы которых пытались расследовать злодея­ние честно и беспристрастно, понадобился новый виток фальсифи­каций и «воспоминаний», который был призван окончательно подтвердить слова одного из организаторов убийства, Пинхуса Войко­ва: «Мир никогда не узнает, что мы с ними сделали».

108036_original

Так что же это был за ритуал, который применялся в процессе убийства Царской Семьи? Что же это была за сила, которая стояла за спиной Свердлова, Юровского, неизвестного «с черной, как смоль, бородой»? Мы уже достаточно говорили об этом. Чтобы не повторяться, мы приведем небольшую сравнительную таблицу.

Сатанинское ритуальное убийство Убийство Царской Семьи
Жертвами ритуального убийства становятся глубоко верующие хри­стиане, чьи действия вредят духу сатанизма. Император Николай II был Божьим Помазанником, «Удерживающим» мир от падения в бездну зла. Он сам, Императрица, Их Дети и вер­ные слуги были глубоко верующи­ми христианами.
Убийство должно быть тщательно запланировано и совершено обду­манно. Убийство тщательно планирова­лось.
Планирование подразумевает, что убийство не будет воспринято как сатанинский акт. План убийства предусматривал со­крытие истинных его причин и об­стоятельств.
Убийство жертвы происходит не в храме, а там, где она находится (живет, содержится). Убийство Царской Семьи было осу­ществлено в Ипатьевском Доме, где она содержалась.
Ритуал жертвоприношения начи­нается в полночь, но само убийство происходит позднее. Подготовка к убийству Царской Се­мьи началась в полночь, но само убийство было осуществлено в на­чале 3-го ночи.
Убийство происходит в канун хри­стианского праздника или наобо­рот — сатанинского «праздника». Убийство было осуществлено в день святого благоверного Велико­го Князя Андрея Боголюбского и в канун иудейского «Дня памяти и скорби», посвященного грядущему третьему храму, в котором восся­дет Машиах, в православном пред­ставлении — антихрист.
Убийство совершается ритуальным ножом или, во всяком случае, с ис­пользованием такого ножа, и со­провождается обильным кровопус­канием. Убийство Царской Семьи было осу­ществлено при помощи холодного оружия (даже по классической вер­сии) и с обильным кровопускани­ем.
Голова жертвы отчленяется и вы­ставляется в сатанинском «храме». Имеются сведения об отчленении голов членов Царской Семьи и про­ведении над ними ритуальных ма­нипуляций.
Труп жертвы расчленяется. По версии Соколова, подтвержден­ной многими уликами, веществен­ными доказательствами и экспер­тизами, тела убитых в Ипатьев­ском Доме были расчленены.
Останки вывозятся в лес, облива­ются бензином и сжигаются, а за­тем закапываются. Документы убитого тоже сжигаются, а деньги идут в «общак». Останки Царской Семьи были вы­везены в лес, расчленены, облиты бензином и сожжены. Личные вещи отправлены в единое храни­лище в Москве.
Ритуальное сатанинское убийство, как и все ритуалы сатанистов, все­гда сопряжено с глумлением над Именем Иисуса Христа и Его Церкви. Убийство Царской Семьи свиде­тельствовало о том, что цель его — не только уничтожение Помазан­ника Божьего, но и прямое свято­татство, глумление над Именем Господа нашего Иисуса Христа. Это подтверждают многие детали: наличие каббалистической надпи­си, буква «Ламед», повешенная собака, мучительное убиение Пома­занника Божьего, носителя особой Божьей благодати.

Как нам представляется, мы достаточно убедительно показали, кто являлся истинными убийцами Царской Семьи и какой ритуал был использован при этом убийстве. Взошедшее солнце 17 июля 1918 года ознаменовало собой наступление нового века: века бого­борчества и мамоны, время Соловков и ГУЛага, Освенцима и Дахау, Дрездена и Хиросимы, Белграда и Багдада, время эвтаназии и кло­нированных биороботов. И, как полагали убийцы, наступало время ухода человека от Христа. Но свершилось иное. Воля Божия была такова, что мученическая смерть Помазанника Божьего и всей Цар­ской Семьи стала залогом искупления и очищения России, челове­ческой души от скверны греха. Сбылись слова Спасителя о Церкви: «И врата ада не одолеют ее». Церковь Русская не погибла, но вос­сияла в XX веке — страшном и кровавом — как никогда прежде. Ибо всегда Церковь стояла не на земной силе и внешнем торжестве, а на крови мучеников. В XX веке в России воссиял сонм мучеников и исповедников — вслед за Царской Семьей, со смирением и покор­ностью воле Божьей, тысячи священников, монахов, мирян отдали свою жизнь за Христа, приняли мучение во Имя Божие. Ибо иного пути — кроме Креста — у христианина нет.

+ + +

8/21 июля 1918 года, через четыре дня после убийства Царской Семьи, Патриарх Московский и Всея России Тихон, после Божест­венной литургии в Казанском соборе сказал, обращаясь к пастве: «Мы, к скорби и стыду нашему, дожили до такого времени, когда явное нарушение заповедей Божиих уже не только не признается грехом, но оправдывается как нечто законное. На днях соверши­лось ужасное дело: расстрелян бывший Государь Николай Алек­сандрович… и высшее наше правительство, Исполнительный Ко­митет, одобрил это и признал законным. Но наша христианская совесть, руководясь Словом Божиим, не может согласиться с этим. Мы должны, повинуясь учению Слова Божия, осудить это дело, иначе кровь расстрелянного падет и на нас, а не только на тех, кто совершил его… Пусть за это называют нас контррево­люционерами, пусть заточат в тюрьму, пусть нас расстрелива­ют. Мы готовы все это претерпеть в уповании, что и к нам бу­дут отнесены Слова Спасителя нашего: «Блаженны слышащие Слово Божие и хранящие его».

Как же отозвался народ на эти слова Святителя? Народ — без­молвствовал. Но это не было тем безмолвием ужаса и осуждения кровавого убийства, которое имел в виду А.С. Пушкин в «Борисе Годунове». Это было равнодушное и трусливое безмолвие. Конеч­но, были те, кто искренне скорбел по убитому Государю, кто оста­вался ему предан даже ценою жизни. Но не они определяли тогда отношение к убитому Царю.

Марина Цветаева вспоминала об июльских днях 1918 года: «Стоим, ждем трамвая. Дождь. И дерзкий мальчишеский пету­шиный вскрик: «Расстрел Николая Романова! Николай Романов расстрелян рабочим Белобородовым!» Смотрю на людей, тоже ждущих трамвая, и тоже (тоже!) слышащих. Рабочие, рваная интеллигенция, солдаты, женщины с детьми. Ничего! Хоть бы что! Покупают газету, проглядывают мельком, снова отворачи­вают глаза — куда? Да так, в пустоту…».

То же самое писал граф Коковцев: «20-го июля или около этого числа, в официальных большевистских газетах появилось извес­тие об убийстве Государя в ночь с 16-го на 17-ое июля в Екатеринбурге, по постановлению местного Совета солдатских и ра­бочих депутатов. Приводилось и имя председателя этого подло­го трибунала — Белобородова.

Говорилось тогда об убийстве одного Государя и упоминалось, что остальные члены Его семьи в безопасности.

Я не скрывал своего взгляда и говорил многим о том, что ду­мал, и когда мы узнали, что Их увезли в Тобольск, и потом появи­лось известие, что на Екатеринбург двигаются чехословаки, не­чего было и сомневаться в том, какая участь ожидает их.

На всех, кого мне приходилось видать в Петрограде, это из­вестие произвело ошеломляющее впечатление: одни просто не по­верили, другие молча плакали, большинство просто тупо молча­ло. Но на толпу, на то, что принято называть «народом» — эта весть произвела впечатление, которого я не ожидал.

В день напечатания известия я был два раза на улице, ездил в трамвае и нигде не видел ни малейшего проблеска жалости или сострадания. Известие читалось громко, с усмешками, издева­тельствами и самыми безжалостными комментариями…

Какое-то бессмысленное очерствение, какая-то похвальба кровожадностью. Самые отвратительные выражения: «Давно бы так», «Ну-ка — поцарствуй еще», «Крышка Николашке», «Эх, брат Романов, доплясался» — слышались кругом, от самой юной молодежи, а старшие либо отворачивались, либо безучаст­но молчали. Видно было, что каждый боится не то кулачной рас­правы, не то застенка»1.

Но что говорить о них, простых людях, несчастных и обману­тых, которых та же Цветаева называла «малыми, слабыми, греш­ными и шалыми, в страшную воронку втянутыми», если так на­зываемая «совесть» нации, интеллигенция, соревновалась друг с другом в глумлении над убитым Самодержцем.

В то время как Царская Семья была в заключении, русская ин­теллигенция продолжала глумиться над ней, равнодушно внимала революционной клевете и даже порой спокойно обсуждала воз­можность убийства Государя. Так, писательница Тэффи писала в газете «Новое слово» 26 июня 1918 года, то есть меньше чем за ме­сяц до убийства Царской Семьи: «Об убийстве Володарского гово­рить и писать будут очень много, больше, чем о предполагаемом убийстве Николая Романова».

В воспоминаниях самых разных людей слышится поразитель­но равнодушное отношение к Царской Семье. Русское общество большей своей частью смирилось с неизбежностью убийства не только своего Государя, но и его Семьи. «Бессмысленное очерст­вение», о котором пишет граф Коковцев, охватило Россию. Цар­ская Семья, столь любившая русский народ, причем не ка­кой-либо «платонической», а вполне реальной действенной любо­вью, была выдана своим народом в руки изуверов на поругание и мучительную смерть. «Покинутая Царская Семья», — это назва­ние книги корнета Маркова как нельзя лучше отражает суть пре­ступления всех сословий русского народа. Лишь горстка Верных оставалась с Ней до конца.

Император Николай II, Императрица Александра Феодоровна и Августейшие Дети любили жизнь во всех ее проявлениях. Любили землю, деревья, цветы, птиц и животных. « II faut les laisser vivre !» ( «Нужно их оставить жить!» (фр.)) — кричал маленький Цесаревич, наблюдавший за рыбной ловлей и пораженный видом мучений задыхающейся без воды рыбы. Добрый мальчик! В России не нашлось ни одного человека, который бы крикнул кровавому изуверу, убивавшему Тебя: «II faut le laisser vivre!», который остановил бы преступную руку.

Но России не было дела до своего Царевича, умиравшего в под­вале Ипатьевского Дома. Она была занята увлекательным делом: братоубийственной войной.

Убийство Царской Семьи прошло как-то незаметно и буднич­но, говоря словами Патриарха Тихона; словно это было убийство какого-то разбойника. И казалось, что с убийством Царской Се­мьи скрылась до срока, как Град Китеж, Святая Русь и на ее мес­те оказалась мертвящая Совдепия. Наступило время такого ужа­са, такой безысходности, какого никогда не знала Русь. И дело было не только в том, что страна была залита кровью, что мил­лионы крестьян, дворян, рабочих, священников, офицеров, слу­жащих, гимназистов, малолетних детей были загублены, замуче­ны, растерзаны бандой изуверов, но в том, и этого хотели добить­ся убийцы, что в этом ужасе легко было поверить в то, что с убий­ством Царской Семьи ушел тот дух, который и делал Россию от­личной от иных стран, тот дух, который Пушкин называл «Рус­ским Духом». Дух этот был Дух Христов, и только будучи преис­полнена этим Святым Духом может быть Россия — Россией. Цар­ская Семья, особенно Государь Николай II символизировали со­бой верность России Христу Спасителю и верность Ему ставили выше жизни и выше смерти. Именно за эту верность Христу нена­видели Николая II антихристы всех мастей всего мира, именно за эту верность вели они с ним смертельный бой, именно за эту вер­ность они замучили его и его близких (выделено – ред.). В этом смертельном противостоянии русское общество не было на стороне Царя. Но смерть, самая страшная, не может победить Дух Христов. Этого не знали мучители. То, что задумывалось как поругание, стало Торжест­вом — Торжеством Любви, Смирения, Жертвы — ради Христа. И поэтому Дух Христов не мог оставить Россию — даже после от­ступничества народа от Помазанника Божьего. Ни на день не пре­рывалось на Руси служение Божественной Литургии — в остав­шихся храмах, в домах верных христиан, в лагерях и ссылках. Россия не стала Совдепией, антихристовым планам не дано было осуществиться. Любовь Христова сильнее. Поэтому у русского на­рода — предавшего, отступившего от Бога и Царя — не отнята са­мая главная милость — возможность покаяния.

С уходом Царя изменились не только условия жизни — изме­нилась сама жизнь. Суть этого изменения прекрасно выразила в своем стихотворении русский поэт Т.М. Глушкова: «Цветная жизнь была, а в черно-белом марте Царя отняли у Руси».

Через много лет, в эмигрантском Париже, Георгий Иванов на­пишет:

Эмалевый крестик в петлице,
И серой тужурки сукно.
Какие прекрасные лица,
И как это было давно.
Какие прекрасные лица,
И как безнадежно бледны:

Наследник, Императрица,
четыре Великих Княжны
.

Эти два слова «прекрасные» и «безнадежно» точно рисуют ужас положения: прекрасное — безнадежно ушло.

777

Да и сам народ, испытавший на себе всю тягостность больше­вистского ига, осознанно или неосознанно, стремился вернуть себе Царя, то время, когда он, Народ, ощущал себя истинно рус­ским и истинно православным.

Вернуться к Царю было мечтой и русских монархистов, оказав­шихся в изгнании. Им казалось, что это так легко: провозгласить любого великого князя Императором, и Россия вновь обретет монархию. Сколько кандидатов в русские цари было явлено миру! Но все они были обречены исчезнуть. Оказалось, что вернуться к Царю своими силами — невозможно. Царь Града Китежа — Святой Руси — ушел вместе с ней в недосягаемые дали. Вернется ли Царь, вернется ли Святая Русь, ведает один Господь. Но одним из важ­нейших условий этого является осознание всем народом русским того, что произошло 4/17 июля 1918 года в подвале Ипатьевского дома города Екатеринбурга. Осознание это должно привести к под­линному покаянию, а покаяние — к духовному просветлению.

romanov_sisters_from_left_to_right_grand_duchesses_olga_tatiana_maria_and_anastasia_1906

Император Николай II и его Семья были убиты изуверами. Эти изуверы были уверены, что, убивая Царя и его Семью, они навсегда убивают Святую Русь, изменяют ход истории, одерживают победу над Богом. После убийства более полувека преступники делали все, чтобы скрыть суть своего преступления, оклеветать Царскую Се­мью. Целые поколения выросли, зараженные этой клеветой.

Но время в очередной раз показало безумие и обреченность той силы, которая водила преступной рукой ночью 17-го июля. Чем больше клеветали и осмеивали Царскую Семью, тем больше появ­лялось людей, которые жалели, а затем и почитали ее.

И наоборот, чем больше славили власти преступные имена ца­реубийц, тем больше они предавались историей забвению. С карты России, с улиц ее городов, медленно, но верно исчезают их крова­вые имена. Для грядущей же Вечной Жизни они не существуют вовсе. Все громче и яснее слышатся над Русью слова: «Да Воскрес­нет Бог, и расточатся врази Его!»

И вот уже вся наша Православная Русская Церковь, всей пол­нотою своей, прославила в лике Страстотерпцев Императора Нико­лая Александровича, Императрицу Александру Феодоровну, Цеса­ревича Алексея Николаевича, Великих Княжон Ольгу Николаев­ну, Татьяну Николаевну, Марию Николаевну, Анастасию Никола­евну. Они навсегда с нами, они не покинули нас, они в Вечной Жизни, они там, где преподобные Сергий Радонежский, Серафим Саровский, Иоанн Кронштадтский, они там, где Христос Спаси­тель. Пусть же имена святых Царственных Страстотерпцев сияют нашей многострадальной России путеводными звездами Добра и Любви во тьме ночи нынешнего апостасийного века!

П. Мультатули.

Заключение книги «Николай II. Дорога на Голгофу. Свидетельствуя о Христе до смерти...»,

об убийстве Царской семьи.

+ + +

Как убедительно доказывает весь ход истории, наивысшей и лучшей формой правления для России остается монархия – власть Помазанника Божия. Однако ее надо еще вымолить у Бога. Всем нам необходимо и еще предстоит стать ДОСТОЙНЫМИ монархии! Для этого надо поменяться, стать чище и лучше каждому из нас, и при этом неустанно просить Всевышнего о даровании Помазанника Божия. Данная молитва, творимая каждый день и каждым из нас от всего сердца и способна стать той маленькой лептой, которая приблизит этот благословенный час. Скопируйте ее – и молитесь, а по возможности, размножив на копировальной технике, раздайте родственникам, друзьям и знакомым. По возможности, редакция сайта будет периодически публиковать ее текст.  

 Молитва о даровании Православного Царства

Господи Боже наш, со умилением и воздыханием и с тугою сердечною приступихом к Тебе, и припадаем Ти, и в болезни духа вопием: согрешихом, беззаконновахом, неправдовахом пред Тобою, дары Твоя – Церкви благолепие, ихже Святей Руси даровал еси царством самодержавным – в небрежении прияхом и благодарения подобна Тебе Владыце и Щедродателю нашему не воздахом, паче же отрекохомся владычества Твоего, аще чрез помазанника Твоего и царство православное утвердил еси. Возлюбихом земная паче небесных и временная паче вечных  — и обою лишихомся. Возлюбихом волю свою паче Твоея творити – и ею врагу Твоему поработихомся. Исповедуем же, яко истиною и судом навел еси вся сия на ны грех ради наших.

Помяни, Господи, и речения пророк Твоих новых, ихже в Земле Русской прославил еси в последняя времена сия, яко даруеши людем  Твоим на малое время последнее паки оплот крепок и стену недвижиму – Царя самодержавна, Помазанника Твоего благословенного. Сия же паки вемы, яко несть дар сей от человек, ниже многомятежному похотению их даруется, но могуществом Твоим, и волею, и благим промышлением Твоим устрояется. Темже и вопием к Тебе со слезами: воздвигни нам вожди духовные, мужи в силе Илии и Еноха, да воля Твоя от них возвещаема непреложно да совершится, нашу же волю падшую и греховную отлагаем зде пред Тобою. И аще благоволиши милостиво призрети на ны, недостойные рабы Твоя, Сам Владыко укажи нам избранного Твоего самодержца, помазанием же Божественным на служение царское всеми дарми духовными снабди его. И даруй ему помощников достойных и слуг верных, а нас приведи служить ему верно.

Аминь.

 

One Comment

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *