«ЛУЧЕЗАРНЫЙ БАТЮШКА». Воспоминания о старце-игумене Гурии (Чезлове)

24950_320

Воспоминания о игумене Гурии (Чезлове).

 «Почитание святых, благоговейное внимание к их жизни и подвигам, вера в их заступничество за нас перед Богом — яркая отличительная черта православного мироощущения», посему «почитайте наставников ваших, которые проповедовали вам слово Божие; и, взирая на кончину их, подражайте вере их» (Евр. 13, 7), ибо, «живя на земле, они научились любви Божией от Духа Святого; а кто имеет любовь на земле, тот с нею переходит в вечную жизнь в Царстве Небесном, где любовь возрастает и будет совершенною. И если здесь любовь не может забыть брата, то тем более святые не забывают нас и молятся за нас».

 Издание третье.

Вологда 2007.

По благословению Преосвященнейшего Диомида, 
епископа Анадырского и Чукотского.

  

 © иеродиакон Авель (Семенов).
Автор фотопортрета о. Гурия на обложке В.Е. Талашов.

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

«Почитание святых, благоговейное внимание к их жизни и подвигам, вера в их заступничество за нас перед Богом — яркая отличительная черта православного мироощущения», посему «почитайте наставников ваших, которые проповедовали вам слово Божие; и, взирая на кончину их, подражайте вере их» (Евр. 13, 7), ибо, «живя на земле, они научились любви Божией от Духа Святого; а кто имеет любовь на земле, тот с нею переходит в вечную жизнь в Царстве Небесном, где любовь возрастает и будет совершенною. И если здесь любовь не может забыть брата, то тем более святые не забывают нас и молятся за нас».

В данном издании мы опубликовали часть воспоминаний, опубликованных «Самиздатом» в Вологде и дополненных, о блаженной памяти игумене Гурии (Чезлове), человеке Божием, неученом простеце, опытно прошедшем тернистым путем спасения, ведущем за Христом на Голгофу для страданий ради любви к обезумевшему человечеству, а оттуда через Вос­кресение, к жизни нетленной, нестареющей, вечной.

Батюшка Гурий явил в себе образ святости нового времени, образ всецелого самопожертвования для спасения несмысленных человеческих душ, образ непримиримого с ложью и лукавством мира сего исповедника Православной веры. Верно и всякого приятия достойно слово святителя Александрийского Петра, сказанное о таких людях: «Да будет же причтен к исповедникам и всякий живущий по примеру Тимофея, и повинующийся сказавшему: ты человек Божий, преуспевай в правде, благочестии, вере, любви, терпении, кротости; подвизайся добрым подвигом веры, держись вечной жизни, к которой ты призван и исповедал доброе исповедание пред многими свидетелями» (14 правило святого Петра архиепископа Александрийского).

_bTRte3Ua-s

Игумен Гурий (Чезлов)

6 сентября сего года после тяжёлой болезни отошёл ко Господу игумен Гурий (Чезлов Юрий (Георгий) Геннадьевич). Он родился 25 июля 1934 года в городе Тотьме в рабочей семье. Долгие годы вёл трудовую деятельность в миру, имел семью и детей. В пору господства атеизма посещали православные храмы, особенно часто — Лазаревскую церковь в Вологде.

По трагической случайности распалась его семья. Оставшись один, он решил посвятить себя служению Господу. 4 октября 1981 года архиепископ Вологодский и Великоустюжский Михаил в Лазаревском храме совершил монашеский постриг Георгия Чезлова с наречением имени Гурий и рукоположил его в сан иеродиакона. 15 ноября 1988 года архиепископ Михаил возвёл его в сан иеромонаха.

Местом его служения были Казанский храм в городе Устюжне, Стефановский собор в городе Великом Устюге, Покровский храм в посёлке Сазонове Чагодощенского района. При открытии в Вологде Спасо-Прилуцкого мужского монастыря в 1991 году иеромонах Гурий был отозван с при­хода и стал одним из первых насельников возрождающейся обители.

16 июля 1993 года о. Гурий был назначен настоятелем Никольской церкви в с. Ламанихе Вологодского района, а 16 февраля 1994 года вернулся в обитель преподобного Димитрия. Здесь он много служил, приобрёл любовь верующих.

18 апреля 1996 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II удостоил иеромонаха Гурия (Чезлова) сана игумена. Возведение в этот сан совершил епископ Вологодский и Великоустюжский Максимилиан 15 апреля, в понедельник Светлой седмицы в Спасо-Прилуцком монастыре. Через некоторое время в связи с церковной необходимостью его переводят настоятелем Покровской церкви села Усть-Печеньга Тотемского района. Он окормлял также приходы Тарногского района, понёс немало трудов и тягот, сказавшихся на его здоровье.

В связи с ухудшением здоровья 29 января 1999 года он был почислен за штат, но и тогда не переставал окормлять своих многочисленных духовных чад.

Скончался игумен Гурий после тяжёлой болезни в боль­нице города Сокола. Тело покойного было доставлено в Спасо-Прилуцкий Димитриев мужской монастырь. 8 сентября наместник монастыря игумен Дионисий (Воздвиженский) в сослужении братии монастыря и приехавшего духовенства совершил чин монашеского отпевания игумена Гурия на Горбачевском кладбище у Лазаревской церкви. Могила находится неподалёку от храма.

Мир праху твоему и вечная память, мой дорогой собрат-сослужитель!

Митрофорный протоиерей Василий Чугунов. Вологодская епархиальная газета.

«Благовестник»,

№9-10(77-78), 2001.

1422386_711460885531430_703447839_n

Игумен Гурий

(Воспоминания Ольги Ларькиной)

Игумен Гурий (Чезлов Юрий (в крещении Георгий) Геннадьевич) родился 25 июля 1934 года в г. Тотьма Вологодской области в рабочей семье. Долгие годы жил в миру, трудился, была у него семья, дети. В пору, когда господствовал атеизм, безбоязненно посещал православные храмы. Особенно часто бывал в Лазаревской церкви, что на Горбачевском кладбище в Вологде. Семья распалась, и он решил полностью посвятить себя служению Господу. 4 октября 1981 года в Лазаревском храме правивший тогда Архиепископ Вологодский и Великоустюжский Михаил совершил монашеский постриг Георгия Чезлова с наречением имени Гурий и рукоположил его в сан иеродиакона. Через семь лет, 15 ноября 1988 года, Архиепископ Михаил возвел его в сан иеромонаха.

Иеромонах Гурий был одним из первых насельников возрождающегося Спасо-Прилуцкого монастыря. Его часто переводили в дальние приходы. 18 апреля 1996 года Патриарх

Московский и всея Руси Алексий II удостоил иеромонаха Гурия сана игумена. 29 января 1999 года в связи с ухудшением здоровья игумен Гурий был почислен за штат, но и тогда не переставал окормлять своих многочисленных духовных чад.

6 сентября 2001 года игумен Гурий после тяжелой болезни отошел ко Господу.

kanon

Об игумене Гурии я услышала задолго до своей первой и единственной встречи с ним — в селе Державине Бузулукско-го района Оренбургской области, у мироточащих икон. Хранительница чудотворных Державинских икон Ольга Ефимова говорила о нем как о старце милостию Божией. Но ведь нередко мы обольщаемся красивыми словами и благовидной внешностью, принимая за духоносных старцев тех, кто вовсе не обладает этой благодатью Божией. Прозрение в таких случаях бывает слишком болезненным: кто-то ведь полностью отдает ему свою волю. И цена ошибки бывает очень велика. Поэтому к словам Ольги я отнеслась с достаточной осторожностью.

И вот — очередная паломническая поездка в Державине. В доме Ефимовых уже были -приехавшие до нас паломники, и незнакомый худенький седовласый священник («Игумен Гурий!» — радостно шепнула мне Ольга) помазывал их чудо­творным миром от Державинских икон, а когда те уехали, стал помазывать миром и самарцев. Делал он это необычно: вначале наносил начертание креста на челе, а затем на пра­вой руке с внутренней стороны запястья, так что крест — как меч! — входил в ладонь. Ольга Ефимова сообщила мне, что батюшка специально приехал, чтобы показать, как правильно помазываться миром от икон. «Ему об этом сказала Божия Матерь, велела торопиться. Чтобы поскорее научить как можно больше людей такому помазанию, которое укрепит их, поможет не принять печать антихриста». После помазания я еще раз, уже без народа, подошла к батюшке и, представившись, спросила, верно ли то, о чем я услышала. Но игумен отказался: «Не было мне никакого явления. Кто я та­кой, чтобы ко мне Богородица приходила… А помазываться надо именно так. Приедете домой, своих близких тоже обязательно помажьте миром — и чело, и руку».

— Это он не хочет мирской славы, — пояснила мне Валентина, келейница игумена Гурия. — Было ему явление, Матерь Божия и послала батюшку в Державино. Время не терпит, людям уже начинают «номера» присваивать…

И еще рассказала мне, что своими глазами видела, как во время молитвы игумен Гурий поднимался на воздух. Ей, мол, он строго-настрого запретил разглашать увиденное. Уж об этом я и спрашивать не стала — понятно, что он все это отрицал бы. Было — не было, от него теперь не узнаешь… Я же и до сих пор не знаю, насколько правдивы эти ее слова. Другие духовные чада игумена Гурия такого видения не сподобились. Выглядел игумен Гурий достаточно крепким, хотя и устал с дальней дороги. Седовласый, с испытующим взгля­дом глубоких и чистых глаз, он, казалось, светился каким-то внутренним светом. Далеко не речистый, никого из нас он не поучал, не проповедовал. Но когда спросили его совета, как быть тем, которые по неведению приняли ИНН, он заговорил со сдержанной болью:

— Надо, чтобы они обязательно отказались от «номеров» — и поскорее! Пошли на исповедь, покаялись перед батюшкой и понесли бы епитимью.

— Строгая должна быть епитимья?

— Ну как строгой… Человек же иной раз не знает, что за бумажку ему дали подписать. Я бы вот назначил двенадцать земных поклонов положить — и все. Главное, отказаться от «номера».

Вот, собственно, и все, о чем мы тогда поговорили.

Как ни настороженно восприняла я слова келейницы игумена Гурия, собственное впечатление от встречи с ним было самым добрым. И не только мое. Самарские паломники на обратном пути не могли удержаться от слов восхищения: «Какой дивный батюшка… Так и светится! Лучезарный…».

Потом игумен Гурий еще приезжал в Державино, уже когда закровоточил образ Спасителя. Страшное чудо! Для всех нас — суровое предупреждение о предстоящих нелегких временах и призыв к покаянию. Самой же Ольге, хранительнице икон, по мнению батюшки, это кровоточение иконы тоже предвещало серьезные испытания. Придется ей свою кровь пролить… Помню, как я уговаривала Ольгу не принимать близко к сердцу эти слова — ничего с ней не случится. Но прошло не так много времени, и это предсказание сбылось: неизвестные дважды покушались на жизнь Ольги, метя в сердце: две кровавые раны пробороздили ее левое плечо и руку.

Время шло — и об игумене Гурии доходили отдельные известия: кто-то получил от него письмо, кто-то встретился на перроне вокзала… Он давно обещал еще приехать в Державине, но все не ехал. А в начале сентября самарским духов­ным чадам игумена Гурия из Вологды пришла скорбная весть о его кончине…

Когда печальная новость дошла до меня, душа потянулась в Вологду — проститься с ним хотя бы на его могилке. И, если поможет Господь, встретиться с теми, кто при жизни хорошо знал батюшку.

И первая же моя попытка оказалась удачной. Уже то, что, не зная города, я пришла в Покровский храм на Козлене, где в это утро ожидалось архиерейское богослужение, было явной милостью Божией. А выходя из храма после службы, я задумалась: кого спросить о дороге в Спасо-Прилуцкий Дмитриев монастырь, где служил игумен Гурий. Взгляд скользнул по многим лицам и остановился на интеллигентном мужчине, что называется, в «возрасте». На мой вопрос он ответил охотно, и пока мы шли на остановку троллейбуса (нам оказалось по пути), стал рассказывать об истории этой древней обители. Я спросила, не знал ли он игумена Гурия.

— А как же! — откликнулся мой попутчик. — Мало того: мы с ним хоть и не были знакомы, но служили в одних частях, в береговой охране.

Юрий Иванович Соколов — так звали моего спутника — поведал о том, как познакомился с батюшкой в Кафедральном соборе, и тот встречал его с неизменной шуткой, понятной лишь тем, кто знаком с морским делом:

— Пришел? Ну дак что, будем пить чай на клотике? Клотик — это самая высокая часть корабельной мачты.

Характер у него был добрый, покладистый. Народу к нему очень много ходило, даже из других городов приезжали. Исповедь принимал он необыкновенно — все грехи из тебя вытянет… Все к нему и старались идти на исповедь.

Часто он служил молебны с акафистами, и на соборование к нему шло очень много верующих. Говорили, что после соборования он заболевал, потому что принимал на себя тяжесть многих людских грехов.

Юрий Иванович посоветовал мне найти духовное чадо игумена Гурия — живущую в Прилуках, невдалеке от монастыря, Гликерию.

…В предпоследний день своей командировки, уже готовясь к отъезду в Самару, я запереживала: Гликерию так и не нашла, на могилке у батюшки не побывала. И взмолилась про себя: «Отче Гурие, если есть у тебя дерзновение пред Господом, помоги!» А наутро все пошло, как по маслу. Нашла я Гликерию, побеседовала с ней, и сама же она предложила мне вместе поехать на Горбачевское кладбище, к могилке батюшки.

031

Гликерия рассказала следующее: «Мы познакомились с батюшкой Гурием в 1994 году, он тогда служил в монастыре — чуть ли не со дня открытия. Мне о нем не очень хорошо было сказано, и я поначалу держалась от него подальше. Потом-то этот человек плохо кончил — у него даже креста нет на могиле… Ну, стала я присматриваться к батюшке — такой кроткий, смиренный. Принимать исповедь выходят два священника, так больше к нему вставали, из-за этого исповедь задерживалась. Настоятелем был тогда отец Галактион. Выйдет: «Батюшка, вы задерживаете службу!» А он не виноват был. Всех очень внимательно выслушивал. Да еще он ведь старенький был, и со слухом плохо было. Его тут однажды за Господа так избили, что после этого плохо слышать стал.

Когда я сама его лучше узнала, то пришла и покаялась: «Батюшка, простите меня грешную. Мне ведь о вас чего только не наговорили, а я и поверила…». Он так хорошо меня выслушал, даже не обиделся, не рассердился, все с любовью простил. Вообще ни разу я не видела, чтобы он вспылил или гневное лицо сделал. Ко мне как к родной отнесся — еще не было оговорено, что я буду его духовным чадом, а он как-то всей душой меня принял. Стала и я у него исповедоваться, подходить со своими вопросами. Я в монастырь часто ходила, батюшка мне велел: «Ходи когда можешь, каждый день ходи!»

Не было нигде иконы мученицы Гликерии, не могла я ее найти. И вот однажды в будний день пришла я в монастырь, а батюшка подает мне что-то в конверте.

Я говорю: «Батюшка, это что там такое?» А он улыбается: «А вот открой, так увидишь». Я открыла — а там иконка мученицы Гликерии. Немножко треснутая с одной стороны, но для меня это была такая радость… Потом мне с Афона при­везли еще другую иконку, но батюшкин подарок мне дороже.

Недолго мы были рядом с батюшкой. Где какая прореха — туда посылали. То на один приход, то на другой. Здоровье у него было слабенькое, он ведь с одной почкой жил — мы и не знали, и сколько всего ему терпеть приходилось. Безотказный был — за полторы сотни километров зовут к болящему, он едет. И к нам приезжал в Прилуки, за ним в монастыре какое-то время была келья оставлена, там он духовных чад и исповедовал, беседовал с ними, наставлял.

В последние годы он особенно строго постился. Про мясо-то и говорить нечего, а тут и рыбу практически не ел, и даже яиц — чаще всего был на овощной пище. Очень много молился. Само по себе монашеское правило очень строгое, большое, так у него в синодике одних только умерших без покаяния было записано восемьсот имен.

Очень чтил он Царя-Мученика и Царственных страстотерпцев. Много раз бывал в Троице-Сергиевой Лавре, ездил с духовными чадами в Дивеево, в Ивановскую область, еще куда-то, точно не знаю…

705545056

Кажется, с 1997 года игумен Гурий стал говорить о том, что нельзя принимать ИНН. В том году я ездила в Дивеевскую обитель, и как раз тогда к нам с Севера приехала одна женщина и сказала, что у них там насаждают «номера», зарплату выдают только по карточкам. Я еще встряла: «Батюшка, — говорю, — а ведь с Запада давно предупреждали об этом наши Православные Церкви — Афонская, Элладская, финская…». Вот он и наставлял нас не принимать «номеров» вместо имени. Много претерпел батюшка. Однажды он должен был ночевать в моей квартире, но почему-то не пришел. Вдруг ночью — стучат: «Откройте, милиция!» Я не открываю, спрашиваю, что им от меня в такое позднее время надо. «Чезлов Юрий Геннадьевич у вас?» А это мирское имя нашего батюшки. Я прикинулась дурочкой, ничего, говорю, не знаю, и никакого Юрия Геннадьевич тут нет, а если, говорю, вам что-то надо, приходите днем, ночью я никому не открою. Прикрыл Господь, все обошлось. Так и не знаю, кто это за батюшкой приходил и зачем…»

31816

Многие женщины приходили с покаянием в грехе аборта. И игумен Гурий благословлял их за каждый аборт поло­жить по 500 земных поклонов — не в один день, а по своей силе. Класть поклоны не спеша, с крестным знамением и сокрушенными словами: «Господи. Прости меня, убийцу, за младенцев, убиенных во чреве моем!» Но и тогда, когда за всех убиенных деток поклоны положила, покаяние не должно оставлять материнского сердца. «Утром как проснешься, -наставлял игумен Гурий, — еще до молитвенного правила на колени вставай и молись: «Господи, помилуй чад моих безы­мянных, умерших во утробе моей, за веру и слезы мои, ради милосердия Твоего, Господи, не лиши их Света Твоего Божественного». Так молиться надо всю жизнь.

Ревность нередко вскипает в духовных чадах старцев. Не обошла эта беда и паству игумена Гурия. Его «делили», а, по сути, рвали на части некоторые из особо близких духовных чад. Последние годы его жизни были отравлены тайной или явной враждой и интригами. Гликерия сетует, что в эти годы, батюшка был практически изолирован от большинства своих духовных чад. Не принимала его и часть вологодского духовенства.

Умирал он в больнице небольшого вологодского городка Сокола. Пока был в сознании, молча переносил нестерпимые боли, только постанывал. Полностью отказала почка, давление поднялось до 300, отекли легкие и горло… 24 августа отец Гурий, перемогаясь, еще поговорил со своими духовными дочерьми, благословил их. Живущие в Соколе чада и приезжавшие из Прилук просили у администрации больницы разрешения ухаживать за батюшкой не эпизодически, а денно и нощно, сменяя друг друга. Им в этом было отказано. А ночью игумену Гурию в сидячем положении (лежать он не мог) поставили капельницу и оставили одного. Потеряв сознание, он упал с кровати, в кровь разбив лицо. С этого времени игумен Гурий уже не приходил в себя. Но каждый день он принимал из рук своих верных чад малюсенькую крошечку артоса или просфоры, размоченной в крещенской воде. «Подойдем к нему: «Батюшка, прими артос и святую воду!», — а он так вот ротик приоткроет и примет, — продолжала Гликерия. — Как уж у него только проходило это — горло опухло, но святыни он принимал до последнего дня. Мы все при нем старательно бодрились, хоть он и не открывал глаза, а слышал, — и мы пытались уверить батюшку, что все будет хорошо, что он еще выздоровеет. Но какое уж выздоровление — дело шло к смерти. И 6 сентября, около трех часов дня он отошел ко Господу».

Потом уже, в редакции, я открыла Православный календарь на этот день — и среди многих имен святых увидела имя преподобного Георгия Лимниота. А ведь в святом крещении игумен Гурий был Георгием, такая милость Божия…

Отпевали его в Спасо-Прилуцком монастыре, настоятель обители игумен Дионисий в сослужении братии монастыря и приехавшего духовенства.

Похоронили на хорошем месте, у Лазаревской церкви, где в былые годы часто бывал он еще мирянином и где был совершен его монашеский постриг. Здесь, на Горбачевском кладбище, рядом с ним лежат многие вологодские священ­нослужители. От могилы батюшки Гурия хорошо видна церковь, слышен колокольный звон.

Мы приехали на кладбище 15 марта, а девять дней назад, когда отмечали полгода со дня его смерти, Гликерия была здесь с духовными сестрами. И сейчас на могилке стояли свечи и еще живые цветы…

Вернувшись в Самару, я пошла в один из домов на тихой улочке, где помнят игумена Гурия и молятся о нем как об упокоившемся духовном отце. И раба Божия Анна, порадовавшись нежданной весточке от батюшки, рассказала мне, как он на исповеди обличил ее в том грехе, что она и за грех-то не считала, — обличил мягко, не укоряя: привел ей пример с некоторой женщиной, у которой был такой-то случай в жизни… Рассказала о духовных советах, которые так помогли ей в жизни.

И казалось, что сам батюшка был рядом с нами за праздничным столом в день Прощеного воскресения.

Был ли игумен Гурий великим старцем? Об этом ведает лишь Господь. Для меня несомненно одно: это был человек Божий, неустанный молитвенник и любящий отец всех своих духовных чад. Пастырь добрый, который душу свою полагает за овцы.

1274284884_gurii

Воспоминания рабы Божией Марии

(поселок Семенково, Вологодский район)

У меня много связано с батюшкой. А началось все с блаженной Пелагеи слепенькой (Рязанской). Когда я прочитала о ней, то стала спрашивать у священников, а они ее не признавали. Тогда мне кто-то подсказал, что есть такой батюшка Гурий в Спасо-Прилуцком монастыре, который ее почитает. И я стала ходить в монастырь. Первый раз еще до знакомства мы встретились с ним так. Он остановил меня, когда я шла из церкви, и спросил: «Ты двум господам служишь?» А я отвечаю: «Почему?» А он мне: «В церкви в платочке постояла, помолилась, а из церкви вышла, так и платочек бросила? Нельзя двум господам служить! Служи, матушка, одному Богу, ходи все время в платочке». Так вот с тех пор и не снимаю.

Когда моя мама приехала ко мне, батюшка подводил нас под присягу на верность Троице, была трехчасовая общая исповедь. Мама моя первый раз увидела батюшку, вот как она об этом рассказывает:

— Выходит батюшка — священник, маленький такой, светлый весь, а за ним кот вприпрыжку (кот от него никуда не отходил, сопровождал его везде по монастырю). Мы подходили к ступеням храма (нас тогда человек 15 было), стоит нищий. Батюшка достает перед всеми кошелек, подает нищему денежку и говорит: «Это нищему милостыня, чтобы войти в Царствие Небесное». А потом указал на лестницу, ведущую в храм, и сказал: «А это — лестница в Царствие Небесное». Отец Гурий всегда благословлял подавать нищим милостыню со словами: «Возьмите на хлеб Христа ради!» Многие говорили, что нищим деньги нужны на выпивку, а батюшка велел не осуждать и говорил: «Ты подай на хлеб, а если нищий согрешит, за тобой не будет греха». Батюшка говорил, что нищие призывают на храм благодать, потому что милостыня — это великая добродетель. Он говорил, что если за тобой идет нищий, то, значит, за тобой идет благодать. А теперь священство их гонит.

Батюшку я знаю с 1996 года и никогда не видела его злым или усталым, он все время улыбался. Такое впечатление, что всему был рад, что все в его жизни прекрасно, а ведь у него каждый день были искушения, гонения или еще чего-нибудь. Он ведь практически не спал, все молился. Батюшка знал очень много, и многое было ему Богом открыто, но нам он открывал не все, потому что мы не умеем молчать, тут же разболтаем всему миру. Батюшка предсказал мне многое, предсказал и страдания. А я ему говорю, что всего на свете боюсь, и этих с дубинками боюсь. А он мне сказал: «Мария, если к тебе не придут с дубинками, то ты и не Божия. Нечего бояться тебе». Батюшка завещал иметь собранным вещмешок с теплыми, но не новыми вещами и с «сухариком», то есть с запасом еды.

У одной моей знакомой сына арестовали по ложному обвинению. Она принесла батюшке Гурию фотографию сына и просила вымолить его из тюрьмы. Батюшка сказал, что вы­молить-то можно, да благодать отойдет, но взял фотографию в келью. На другой день сказал, что его выпустят, но нескоро, потому что ему надо пострадать. Так и вышло. Батюшка все видел наперед. И когда его наше священство погнало из монастыря, так как он не стал ИНН брать и людям стал творить, чтоб не брали, мы стали искать ему дом, но он заранее знал, что будет скитаться. Так и не знал, где главу приклонить до самой смерти. У него ведь ничего не было. Когда мы еще ничего не знали ни про ИНН, ни про паспорта новые, ни про страховые с полисами, нигде еще и не говорили об этом, он уже знал. Всех нас собрал и сказал: «Вот, чадушки мои, паспорта будут вот такие-то, вы их не берите, нам брать эти паспорта нельзя, мы сделаем вкладыш, и с этим вкладышем проживете до скончания века». Батюшка ничего не благословлял нам брать, ни пенсионных, ни медицинских страховых полисов, сказал нам ничего не брать и не подписывать. Придешь к нему, бывало, на исповедь, начнешь каяться: «Батюшка, вот я такая-то сякая, и дома плохо, и дети-то меня не слушают…». А он в ответ: «Да, да, да, Мария, ничего не бери и не подписывай». Все мирское было ему даром, он радел о едином на потребу — о спасении наших душ.

Батюшка был целителем, он имел дар от Бога и мог по болезням определять грехи. Вот я, например, пришла и говорю: «Батюшка, меня цистит замучил». А он мне сразу и говорит: «Мария, покайся в таком-то и таком-то грехе, у тебя этот грех не исповедан. Исповедуешь этот грех, и все пройдет». Он и по смерти посылает исцеления. Многие люди берут с его могилки земельку и исцеляются. Врачи сказали моей маме, когда она сломала ногу, что ей придется ходить с палочкой. А батюшка спросил, не топтала ли она ногами в молодости святыни? И мама призналась, что помогала ломать церковь. После исповеди нога у нее перестала болеть.

Батюшка возил нас к одному архимандриту под Иваново. «Вот, — говорит, — чадушки мои, мы поисповедуемся, а отец архимандрит скажет нам, простил нам Господь грехи или нет». А отец архимандрит всегда говорил нам: «А чего вы ко мне-то приехали? Вот Гурий то — он от Бога, у него и надо все спрашивать». Так-то святые люди смирялись друг перед другом.

Батюшка за каждого убитого во чреве ребенка давал епитимью по 500 поклонов. Про телевизор говорил, что иметь его в доме грех, да еще и какой, потому что все, что по нему показывается, противоречит всем заповедям Божиим. Например, заповедь гласит — возлюби Бога… а тут — не люби. Гласит — возлюби ближнего… а здесь — не люби. Вот батюшка и сказал, что телевизор — это окно в ад, а диавол оттуда через экран посылает на землю все, что необходимо для погубления народа. Через телевизор в дом заходит блуд, пьянство, всякие ссоры, поэтому редкие семьи теперь сохраняют благочестие.

Отец Гурий говорил, что надо всегда и за все благодарить Бога и чаще заказывать благодарственные молебны Ему, чтобы враг не запихал свои рога в нашу жизнь. Он говорил, что все надо делать со словами «во славу Божию».

Батюшка был гоним и нелюбим почти всеми священниками. Мало кто его воспринимал, но ни на кого у него не было злости. Скажешь ему, бывало: «Батюшка как же Вы терпите, ведь вас этот и этот-то обидел». А он и отвечает: «Все по делам моим, видно, так Богу надо». И никогда никого не осудит. Вся доброта была в нем. Он все видел, какой человек чем дышит, но из смирения многие уничижения и неудобства претерпевал безропотно, и болезни свои скрывал от нас.

Когда батюшка заболел к смерти, духовные чада увезли его в больницу, и один священник сказал, что вот, мол, людям медицинские полисы брать не дает, говорит, чтобы надеялись на волю Божию, а сам лег лечиться в больницу. Но наш батюшка сам ни за что бы не лег туда, когда он заболел, то мы не шибко его и упрашивали, увезли и все. А полисы медицинские он действительно нам брать не давал и так говорил: «Хочешь болеть — бери полис, а не хочешь болеть — не бери, и Господь сохранит от болезни». Он практически не спал, вообще не раздевался, в последние годы основной едой его были просфоры и святая вода. Большую часть времени он уделял молитве. Молиться, говорил, нужно особо ночью, все можно у Господа ночью выпросить, потому что человек отрывает время от своего сна. И еще многие святые об этом говорят («Среди ночи вставали, чтобы молиться по примеру псалмопевца (Пс.п18; 62) и св. апостола Павла, когда он находился в темнице после побоев (Деян. 16; 25). Св. Климент Александрийский, Тертуллиан и Ориген упоминают(о сей ночной молитве, св. Киприан отзывается о ней с похвалою; вообще сей навык молитвенного бдения одобряется всеми отцами, как весьма полезный»). Ночью на Небе происходит Божественная литургия.

У батюшки было много чад, но он предсказывал, что верных останется немного, на пальцах можно будет пересчи­тать. Батюшка Гурий был неграмотный (три класса образования), но Господь восполнил ему нехватку знаний человеческих Своею благодатью.

 

Воспоминания рабы Божией Клавдии

(поселок Семенково, Вологодский район)

Тогда в монастырь я ходила еще очень редко, а когда одна знакомая сестра во Христе рассказала мне, что в монастыре есть один благодатный батюшка, я решила сходить к нему на исповедь, а принимал он у себя в келлии. Он мне сразу понравился, такой добрый, улыбающийся. Через некоторое время, на одной из исповедей, я попросила батюшку взять меня в духовные чада, и он взял меня сразу. Сначала я еще плохо понимала в духовной жизни, и лишь потом осознала, что значит быть духовным чадом батюшки Гурия. Батюшка Гурий очень дорог и для меня, и для моей семьи. Очень он мне и моей семье помогал во всех делах. Он духовный отец мой, моей мамы и внучки.

На батюшке Гурии был Дух Святой. Господь открывал ему многое о людях: Два года тому назад мы ехали из храма по проспекту Победы, и батюшка сказал нам: «Вот из тех, кто идет по этой улице, спасутся 6 человек».

На моего сына была наведена порча — он внезапно раз­любил свою жену, выгонял ее из дома. А батюшка Гурий с Божией помощью помог. Он сказал нам, какие надо заказывать молебны, и даже описал женщину, с которой сын дружил, и про колдунью сказал, что это средней степени колдунья. И Господь по молитвам батюшки все устроил, отношения у них в семье наладились.

Два года назад осенью мы ездили в Ивановскую область. Батюшка был одет очень легко, в одном рабочем подряснике, и мы с сестрами очень переживали, потому что он озяб. Многие предлагали ему свою одежду, но он не брал. В Иваново мы все пошли в монастырь, который находится около вокзала, а на уме у меня было одно — нужно попросить одежду для батюшки. Служба уже закончилась, но нам открыли мощи святых отцов Василия и Алексия. Все мы приложились к мощам, и такая благодать исходила от них! Батюшка говорил: «Вдыхайте глубже, чтобы больше благодати вошло в вас». Вдруг произошел совершенно неожиданный случай. Подошла к нам монахиня и говорит: «Кто просил пальто?» А ведь она не могла ничего знать о нашем желании одеть батюшку. Мы были очень удивлены, но все молчали, а я, греш­ница, и говорю: «Если есть у вас лишнее теплое пальто, то дайте для нашего батюшки». Нас напоили горячим чаем, а батюшку нашего одели в хорошее драповое пальто, спаси их Господи! Вот такие бывают чудеса.

Год назад маму мою парализовало. Она не вставала с постели две недели. Однажды утром мама говорит мне:

— Клава, ведь мне сегодня батюшка Гурий приснился. Он спросил у меня: «Чего не ходишь? Песочку ждешь?»

Мы сразу же с духовной сестрой сходили на могилку к батюшке и взяли песочку, дома размешали его со святой водой и этим раствором мазали маме ноги. Через три дня мама встала, стала ходить и поправилась. После этого случая мама прожила еще год и все молилась и благодарила Господа и батюшку за чудесную помощь.

Весной у меня заболела правая рука. А я работаю в магазине, и этой рукой надо накладывать товар, а рука не держит, совок вылетает из нее, и боль очень сильная. Тогда я пошла на могилку к батюшке, помолилась, попросила его помощи, приложилась к кресту и даже не заметила, как рука у меня прошла.

У рабы Божией Антонины сильно болела голова, никакие лекарства не помогали. Дочь привезла ей песочек с могилки батюшки Гурия. Антонина приложила песочек к голове, и голова у нее тут же прошла. Вот такие чудеса.

У нашей духовной сестры Гликерии сильно болели ноги, она с трудом дошла до батюшкиной могилки, усердно там молилась и просила батюшку о помощи. И вдруг почувство­вала необычайное облегчение и получила исцеление от своего недуга.

Когда батюшка был еще жив, я с Божией помощью уговорила мужа повенчаться. Сначала он согласился, а за день до венчания передумал. Я очень расстроилась и побежала в монастырь к отцу Гурию в келью изливать свою скорбь. Батюшка Гурий сказал, чтобы я заказала благодарственный молебен Спасителю и привела к нему мужа. Я пришла домой и говорю своему супругу: «Коля, батюшка тебя ждет», а он тогда еще не был знаком с отцом Гурием, но согласился, и в этот же вечер мы пошли. Муж раскаялся в своих грехах и сказал, что таких батюшек он никогда не видывал, и до сих пор поминает его добрым словом. А на следующий день мы повенчались.

Нам батюшка еще в 1999 году рассказал все об ИНН и не благословил брать ни новых паспортов, ни пенсионных свидетельств, ни медицинских полисов, ни голограмм, ни магнитных карточек… Он говорил: «Если это возьмете, то и пе­чать антихриста примете, не заметите как». Ведь кто не верен Богу в малом, тот не сможет быть верен в большом.

Когда батюшка лежал в городе Соколе в больнице, мы с духовной сестрой навещали его. Однажды он рассказал нам, что ему было откровение от Божией Матери: «Чтобы вы, мои чадушки, ничего не брали и нигде не подписывались. А главное — покаяние. Если же будут спрашивать — почему не принимаешь то или это, нужно отвечать так: «Боюсь Всемогущего Господа Бога и Его Страшного Суда!»

Батюшка не благословлял женщинам стричь волос, не позволял ходить без платочка и запрещал носить всякие украшения. Он так говорил об этом:

— Матушка, это все — сребролюбие. Ходи поскромнее и никого не искушай.

Вот какой у нас был батюшка — Божий человек!

У одной рабы Божией замироточила фотография батюшки Гурия. Я ходила к ней в день ангела и сама видела у нее на стене рядом с иконами эту фотографию, а на ней много-много маленьких капелек мира. Позднее миро расположилось на фотографии в виде многих маленьких крестиков в разных местах, а потом из них образовался один большой крест. Вот так Господь прославляет своего угодника.

 

Воспоминания рабы Божией Капитолины

(город Вологда)

Батюшка Гурий — великий подвижник и молитвенник, он каждую ночь вставал и по нескольку часов молился за людей. Ночная молитва — самая сильная. Бог даровал ему дух любви. Глаза его светились радостью, любовью. Всех он встречал, как самых близких родственников, всегда услышит, откликнется на чужую беду. Это была открытая, добрая, детская душа, люди к нему тянулись рекой — всех утешит, обогреет своим вниманием. Когда его перевели в Усть-Печенгу из Прилуцкого монастыря, люди ездили к нему целыми автобусами. Видеть его — это был праздник, так как на нем была благодать Святого Духа. Мы ездили тоже, несколько человек. Кто-то испек по его просьбе пироги, послушник истопил баню — в общем, встречал он как отец и мать, всегда радовался. У меня с дороги болела голова, а после молебна, совершенного отцом Гурием, все прошло мгновенно. Еще тогда он говорил нам, что надо молиться за людей, которые умерли без покаяния, просил называть их имена. Умер батюшка в больнице, в городе Соколе, люди ездили из Вологды ухаживать за ним. Я вспоминаю: у него было очень легко исповедоваться, он никогда не торопил, все выслушивал. Первый раз я исповедовалась у него в Прилуцком монастыре. Он спросил мое имя, записал и сказал: «Какое имечко-то большое!» Исповедь батюшка принимал вечером, а записывал для того, чтобы ночью молиться за нас, исповедников. На следующий день мы причащались.

Приходил к нам батюшка освящать квартиру. Как он тщательно все исполнял: кропил святой водой даже во всех шкафах. Очень много отец Гурий ездил со своими духовными чадами по святым местам, был он несколько раз и в Дивеево. И вот когда отец Гурий был гоним, пришло ему письмо от дивеевских сестер с просьбой приехать жить и служить у них. Они писали, что и жилье, и все для него будет, и что быть рядом с таким духовным отцом для них большая радость. Но отец Гурий остался верен до конца своим вологодским духовным чадам и терпел всякие лишения, унижения, оскорбления, клевету, и все это ради Христа. У отца Гурия было больше 300 духовных чад. За всех он молился и днем и ночью. Он говорил, что к каждому нужен свой подход.

Отец Гурий почитал блаженного старца Анатолия Петро­вича Рыкова, бывал у него и причащал его. Известно, что перед смертью отца Гурия Анатолий Петрович ездил в Лазаревскую церковь, видимо, вымаливать место, чтобы достойно похоронили батюшку. Это нас удивило, потому что в последние годы Анатолий Петрович ездил только в Кафедральный собор.

 

Каким я знал приснопамятного игумена Гурия

(Воспоминания Константина Козлова)

1.

В воспоминаниях замечательного церковного писателя митрополита Вениамина (Федченкова) «Божий люди» есть глава, где описывается первое впечатление автора от преподобного оптинского старца Анатолия (Потапова). В момент торжественной встречи чудотворной иконы Калужской Божией Матери, когда крестный ход с прославленным образом уже направился к Оптиной пустыни, иеромонах Вениамин вдруг заметил, что многие люди поспешно отделяются от общего потока и устремляются вправо, образуя плотный сгусток вокруг кого-то. К этой группе подошёл и он. «Протискавшись немного к центру толпы, я увидел, что все с умиленной любовью и счастливыми улыбками смотрят на како­го-то маленького монаха в клобуке, с седенькой, нерасчёсанной, небольшой бородкой. И он тоже всем улыбался немного. Толпа старалась получить от него благословение. И я увидел, как вокруг этого маленького старичка всё точно светилось и радовалось». Это и был старец о. Анатолий. «Сколько радости, любви и ласки изливалось от его лика на всех смотревших на него в оптинском лесу, на солнечной прогалине!» — вспоминал митрополит Вениамин, заключая, что через святого батюшку светилось Солнце Правды, Христос Бог наш, и люди грелись и утешались в этом свете.

Вся эта сцена из прочитанного живо встала передо мной, когда я однажды наблюдал выходившего из храма после литургии духовника Спасо-Прилуцкого монастыря сми­ренного игумна Гурия. Был обычный будний день, прихожан в монастыре было немного, служба окончилась, и человек пять женщин в возрасте, явно духовных чад отца игумна, как я отметил про себя, стояли у входа в подклетный храм во имя преподобного Димитрия Прилуцкого. Наконец батюшка, благообразный, беловласый, вышел из церкви. Чада буквально облепили его, а он, сияя небесно-голубыми глазами и счастливой улыбкой, размашисто осенял их крестным знамением. И они радовались, как дети, этой искренней любви доброго пастыря, любви, родившейся, думается, от лицезрения этих христианских душ, стремящихся ко спасению.

Первый раз о. Гурия, тогда ещё иеромонаха, я увидел 1 июня 1995 года, в праздник Вознесения Господня, когда приехал в Прилуцкий монастырь исповедоваться в грехах. День был несолнечный. Служба проводилась в надвратной Вознесенской церкви. Прямо посреди небольшого помещения храма, у столпа, о. Гурий принимал исповедь. Я немного смущался и близостью стоявших вокруг людей, и тем, что этот батюшка, как мне сказали, глуховат, а значит, придётся говорить достаточно громко. Но каяться было нужно, и я был готов принять любую наложенную священником епитимию.

О. Гурий внимательно выслушал исповедь, ничего не сказал и, к моему удивлению, епитимий не дал. Чувства облегчения, радости и благодарности наполнили мою душу…

Кусочек из мозаики памяти: тогдашний мой приятель рассказал с чьих-то слов об о. Гурии, что тот проводил в монастыре отчитку болящей женщины, и из её рта выскочила не то «ящерица», не то «лягушка», сейчас уже точно не помню…

Весной 1996 года в кругу моего общения как-то зашла речь о нём. Друзья мои в один голос сказали, по личному опыту, что этот батюшка на исповеди помогает каяться, подсказывает людям их грехи. Тихая, смиренная девушка рассказала, как её удивил следующий случай. Во время исповеди она затруднялась сформулировать какой-то грех. Не будучи обозначенным словом, грех расплывался, ускользал из сознания. Но о. Гурий по наитию сразу точно ей его назвал: «Так это то-то?»

В сентябре 1996 года мне привелось поступить в Вологодское духовное училище на отделение ставленников, которые учились и жили в помещениях Спасо-Прилуцкого монастыря. Здесь я ближе узнал этого добросердечного и духовного священника.

Неоднократно в первый год обучения мне приходилось выполнять послушание пономаря в алтаре монастырского храма. Литургия в будни начиналась в 7 часов утра, и чаще всего в эти мои «дежурства» службу совершал о. Гурий. Мне нравилось помогать ему при служении. Его мирность, доброе отношение, приветливая улыбка располагали сердце к нему. Помню, он спрашивал меня о моей семье, верующие ли родители, и это было искренне, от сердца пастыря, думавшего лишь о спасении людей.

Во время проскомидии он всегда вынимал множество частичек, и просфоры были в два-три ряда опоясаны крошечными ямками. Помянув своих присных, он быстро взглядывал на меня. Я подходил, называл имена родных, и он скоро вырезывал частицы.

Однажды, когда я ещё не вполне освоился с обязанностями пономаря, у меня возник какой-то вопрос, и я, небоязненно подойдя к нему, священнодействовавшему у св. престола, открыл было рот. О. Гурий сразу «шикнул» на меня. Конечно, мне надо было быть внимательней. В конце службы он объяснил: «Никогда не подходи к священнику, когда он причащается, это нельзя». Но в том-то и дело, что, прежде чем так подойти к любому другому иерею, я бы основательно подумал, а с ним было просто, потому что чувствовалась его теплота.

Порою его поведение походило на юродство. Как сейчас вижу: идёт отец игумен от жертвенника ко престолу, возложив на голову Святое Евангелие и, слегка постучав им по темечку, говорит мне со светлой, блаженной улыбкой: «Я вот молю Бога, чтобы Он мне ума побольше дал». Как же сейчас мы все, христиане апостасийных времён, нуждаемся в Бо­жественном просвещении, вразумлении!

Он был учительным, несмотря на свою простоту и некнижность. Бывало, в монастырской трапезной, после ужина и молитв на сон грядущим, прочитанных вслух учинённым чтецом, он выходил вперёд и обращался к присутствовавшим — нам, учащимся ставленнического отделения, насельникам монастыря, трудникам — с пастырским наставлением. Полутьма, горит только один светильник у центрального столпа, где только что звучал мерный голос чтеца, да мерцают красные лампадки у образов. Люди стоят тихо, боясь нарушить мирную атмосферу, и почтительно слушают проникновенное слово батюшки. Темы были разными, но всегда это было от чистого сердца, желавшего всем спасения души, и всегда воспринималось с интересом. Помню, о. Гурий рассказывал, как он служил в деревне Ламаниха, в церкви святителя Николая Чудотворца. В то время к нему в руки попала книжечка «Молитвенник к Богу усердный», посвящённая подвигам и чудесам праведного иерея Александра Бада-нина. Житие ревностного вологодского старца очень повлияло на о. Гурия. Он говорил нам в тот раз, как постился праведник, пересказывал его слова о том, что человеку полезно есть хренок, капусту, редьку, лук, и то в умеренном количестве. Иногда он обращал внимание слушавших на такие грехи, о которых многие люди и не задумываются.

В одной из таких вечерних бесед о. Гурий сказал: «Мне вот Господь дал кое-что, вот я и стараюсь людям помогать». Это было сказано в простоте сердца. Конечно, слова эти, если взять их отдельно, вне той обстановки, могли привести в недоумение: какой монах, даже если он и получил духовное дарование от Господа, станет об этом всем говорить? Не от «духа лестча» ли сие? Но этим словам верилось, и верилось потому, что их сопровождала обильная благодать, идущая от его сердца к слушателям. Ласковая теплота Божией благодати через задушевную речь седовласого игумна окутывала сердца людей, и потому-то так тихо, даже благоговейно, ему внимали, хотя многих насельников ждали послушания. Позднее о. Гурий перестал ходить на вечернюю трапезу.

Учил он тому, как нужно правильно совершать крестное знамение. Не раз я видел, как он показывал кому-нибудь способ совершения образа креста: крепко сжав персты правой руки, о. Гурий с силою быстро припечатывал их к необходимым местам, причём особое внимание уделял наложению троеперстия на чрево, — чтобы нижняя перекладина креста не была слишком короткой, — и на левое плечо, — обязательно сверху него. Если ставить пальцы на само плечо, объяснял он, то бес, пребывающий за левым плечом христианина, отлетает. С великим терпением отец игумен показывал этот способ крещения всем и каждому.

Большое влияние на него оказало учение о крестном знамении блаженной Пелагеи Рязанской (или Захаровской), наставления которой были впервые опубликованы в газете «Жизнь вечная» в марте 1996 года. В словах слепой прозорливой старицы он нашёл подтверждение своих заветных мыслей об этом. Там, в частности, было сказано: «Я знаю один такой случай, когда слепенькая Пелагея стала креститься и немного не донесла руку до плечевого сустава, а попала в ямку, то я хорошо помню, как она каялась! Она говорила, что большинство священства этого не понимают, за что и пойдут в ад! Крест — есть символ победы над диаволом!» Мне и сейчас слышится негромкий, с глушинкой, голос отца игумна, повторяющего слова блаженной старицы Пелагеи о том, что «при правильном сложении перстов из них исходит огонь», и когда мы наносим на себя крестное знамение, в этом огненном кресте сгорает всё дурное и нечистое.

Многие простые люди с верою воспринимали слова смиренного пастыря и крестились с большим усердием. Весной 1997 года прихожане храма Прилуцкого монастыря и других вологодских церквей стали невольно обращать внимание на то, что иные молящиеся крестятся несколько необычно и даже опускают пальцы на плечи с некоторым шумом. Ничего страшного, конечно, в этом не было, однако отдельные люди и даже священнослужители поспешили осудить о. Гурия за такое учение.

Если обратимся к Святым Отцам, то увидим, что они придавали крестному знамению большое значение. Святитель Кирилл Иерусалимский: «Да не стыдимся исповедывать Распятого; с дерзновением да изображаем рукою знамение Креста на челе и на всём: на хлебе, который вкушаем; на чашах, из которых пьём; да изображаем Его при входах, при выходах, когда ложимся спать и встаём, когда находимся в пути и отдыхаем. Он великое предохранение, данное бедным в дар и слабым без труда. Ибо это благодать Божия: знамение для верных и страх для злых духов». Святитель Иоанн Златоуст: «Когда знаменуешься крестом, подумай о великой силе креста и угаси ярость и все прочие страсти. Когда знаменуешься крестом, пусть чело твое будет исполнено дерзновения, и душа свободна. Крест должно изображать не просто перстом, но прежде этого произволением, соединённым с сильною верою. И если ты так изобразишь крест на лице твоем, ни один из нечистых духов не может близ тебя стать, потому что он увидит меч, который причинил ему смертную рану. Ибо, если мы, видя места, где казнят осуждённых, приходим в ужас, то подумай, как будут страдать диаволы и бесы, видя оружие, которым Христос разрушил всю их силу, отсёк и главу змиеву. Не стыдись столь сильного креста, чтобы тебя не постыдился Христос, когда придёт со славою Своею и когда пред Ним явится знамение светлее лучей солнечных». Блаженный Августин: «Крестным знамением освящается Тело Господне, освящается источник крещения, поставляются как пресвитеры, так и другие церковные степени, и знамением Креста Господня, с призыванием имени Христова, всё очищается и освящается».

В старинной книге «Путешествие Антиохийского Патриарха Макария в Россию в половине XVII века, описанное его сыном архидиаконом Павлом Алеппским», ныне переизданной, дана впечатляющая картина русской религиозной жизни того времени. Среди прочего, там говорится и о крестном знамении москвитян. «Что касается их крестного знамения, -свидетельствует архидиакон Павел, — то достаточно назвать его московским, — оно совершается ударом пальцев о чело и плечи. Так же поступают их мальчики и девочки, ибо вскормлены молоком веры и благочестия. Как они умеют, будучи маленькими, творить такое крестное знамение?! Как умеют кланяться присутствующим?! А мы не умеем креститься подобно им, за что они насмехались над нами, говоря: «Почему вы проводите каракули на груди, а не ударяете пальцами о чело и плечи, как мы?» Мы радовались на них. Какая это благословенная страна, чисто православная!»

В житиях некоторых святых нового времени находим немаловажные детали. Как пишет в своих воспоминаниях З.В. Жданова, у блаженной Матроны Московской на лбу была ямка от пальчиков, от частого крестного знамения. «Крестилась она медленно, усердно, пальчики искали ямку». Современник Матроны преподобный старец Кукша Новый, согласно его житию, «с таким усердием всегда молился Богу, что на его высоком восковом лбу было синее пятно от положения крестного знамения».

Благословлял о. Гурий также истово, обязательно прикасаясь пальцами к телу верующего, ставя их весьма твёрдо, точно «запечатывал» благословляемого. У того же Павла Алеппского находим один эпизод из путешествия патриарха Антиохийского Макария: «Наш Владыка Патриарх благословил его (русского воеводу) крестообразно, по тому обычаю, как благословляют у московитов, … благословение человека архиереем издали им неизвестно, он должен их стукнуть пальцами». Такое благословение о. Гурия производило на людей глубокое впечатление, особенно если учесть, что благословлял он всегда с доброй улыбкой и неподдельной любовью.

Игумен Гурий учил прибегать к святой воде, в особенности, к воде крещенской. Всю пищу, говорил он, перед едой следует окроплять этой водой. Как-то он послал в келью к нам, ставленникам, большую коробку чая и стеклянную банку с крещенской водой, чтобы мы добавляли её к чаю. Чадам он советовал иметь при себе бутылочку со святой водой.

Будучи в монастыре, он попытался установить традицию совершения древнего чина освящения воды при помощи святого копия, из Требника. В храм доставляли одну-две алюминиевых фляги с водой, два человека подтаскивали их к солее. Из диаконской двери (точнее, из-за занавеси, ибо двери в то время ещё не было) выходил о. игумен и, читая молитву, крестообразно погружал копие в воду. Потом эту воду разбирали его духовные чада. Кроме него, никто из священников так не делал.

Наиболее важным в учении о. Гурия является предостережение православным христианам о великой опасности для души принятия идентификационных компьютерных номеров и карточек. В 1996-1997 годах он говорил, что не следует получать медицинские полисы, не нужно было брать и приватизационные «ваучеры», а кто взял, — таковому необходимо в данном грехе покаяться. Многим это казалось странным, спорным, даже смешным, а вот духовные чада своему батюшке верили. Три года спустя он советовал чадам написать три заявления с отказами от цифровых идентификаторов личности — в медицинскую страховую организацию, в пенсионный фонд и в налоговую инспекцию — и послать их заказными письмами с уведомлением о вручении. Вам пришлют в ответ, объяснял он, три бумаги, их-то вы и покажете Господу, когда предстанете пред Ним. «Самое главное сейчас, — гово­рил о. Гурий, — не принять ИНН». По его благословению среди верующих распространялись ксерокопированные листочки и брошюры, где наглядно показывалось, насколько пагубно действуют на христианскую душу различные коды и карточки. Сегодня стало видно, что предупреждал он всех вовремя, как вовремя ему было об этом открыто свыше.

Из мозаики памяти. Кто-то из монастырских рассказал мне, что о. Гурию было явление преподобного Димитрия При-луцкого. Я нисколько не удивился тогда. Из насельников монастыря того времени святой первоигумен обители мог прийти, пожалуй, только к нему. В последний год своей жизни батюшка Гурий питался по большей части просфорами и святой водой, что приводит на память житие преподобного Димитрия.

О том, что о. Гурий молится по ночам, можно было догадаться по косвенным признакам. Келья его находилась на первом этаже монастырского корпуса, прямо под комнатой, где жили ставленники первого класса. Ровно в 12 часов ночи из мелких трещин на полу возле печки начинали куриться маленькие сизые дымки: отец игумен затапливал свою печь. Однажды мне довелось «пономарить» на вечернем богослужении, совершаемом о. Гурием. Батюшка пришёл, по-видимому, очень усталый, во время чтения кафизм он присаживался на сиденье возле Царских врат и задрёмывал, прикрыв глаза. Я старался его не безпокоить, но, когда наступило время произнести возглас, тихонько потряс его за плечо и поднёс к его глазам брошюру с текстом богослужения, раскрытую в том месте, где был напечатан нужный возглас. Он сразу проснулся и пропел его.

Из мозаики памяти. Мне рассказывали, ссылаясь на слова самого о. Гурия, как он встал на путь служения Церкви. С большими скорбями (видимо, семейными) он приехал в Псково-Печерский монастырь в надежде побеседовать с архимандритом Иоанном (Крестьянкиным). Когда он, ожидая своей очереди, находился в приёмной старца, вдруг открылась дверь, и вышедший келейник спросил: «Кто здесь Георгий из Вологды?» Не сразу он понял, что речь идёт про него. «Я», — отозвался Юрий Чезлов. «Проходите, батюшка ждёт Вас». Он прошёл к старцу. Архимандрит Иоанн в тот раз сказал ему, что он должен принять монашество и служить в храме. Тогда же будущий о. Гурий получил и другие важные наставления. Однако монахом стать удалось далеко не сразу, так как правящий архиерей, архиепископ Михаил (Мудьюгин) очень долго его не постригал. Думается, что Господь испытывал твёрдость его желания через архиерея.

Известно, что о. Гурий не раз встречался с духоносными старцами.

В бытность свою в Спасо-Прилуцком монастыре он несколько раз ездил в город Тутаев Ярославской области к архимандриту Павлу (Груздеву), знаменитому слепому старцу. По-видимому, о. Гурий спрашивал его о том, пребывать ли ему в этом монастыре, потому что юродствующий батюшка ответил присказкой: «Сиди, лягушка, в своей луже, а не то будет хуже». Он понял, что ему не следует смущаться и покидать монастырь.

О посещении о. Гурием этого старца упоминается в книге «Родные мои. Рассказы и проповеди архимандрита Павла (Груздева)»: «Он поехал в Верхне-Никульское за советом к о. Павлу. Открывает дверь сторожки, — а там в полумраке стоит отец Павел и держит в руках икону. Игумен подходит ближе под благословение и видит, что о. Павел благословляет его иконой преподобного Димитрия Прилуцкого».

С о. Павлом связана такая забавная история. В начале 1993 г. несколько вологодских верующих приехали к тутаевскому старцу. Во время групповой беседы одна из вологжанок начала было: «А у нас в Вологде о. Гурий говорит…». Батюшка перебил её: «Гурий — дурий!» В этих словах содержался какой-то понятный старцу смысл, и, конечно, в них не бы­ло никакого зла. Я же как-то пересказал этот эпизод одному человеку, также учившемуся на отделении ставленников. Через пару дней он поделился: «Ты знаешь, я ходил к о. Гурию в келью на исповедь, и он мне сказал: «А я ведь у Павла был, и он мне очень помог».

Встречался отец игумен и с духовником Троице-Сергиевой Лавры архимандритом Кириллом (Павловым), с которым имел беседу об особенностях наступившего антихристова времени.

Из мозаики памяти. Один учащийся духовного училища рассказывал, что знакомая ему женщина, молитвенница, имела видение. Она увидела, как три человека молятся за град Вологду. Один из них — блаженный Анатолий Петрович Рыков, другой — о. Гурий, а лицо третьего печальника ей увидеть не удалось, так как он всё время поворачивался к ней спиной, когда она хотела посмотреть.

Инок Свято-Троицкого Джорданвилльского монастыря РПЦЗ Всеволод (Филипьев) в своей статье «Философия почвы» пишет: «Старец — живой сосуд Духа Святаго. Изливаются из живоносного сосуда струи воды живой. Подходи, пей. Такое не перескажешь, не опишешь. В самом деле, что можно сказать? — старец добрый, любвеобильный и прочее, но это слова, и только. Другое дело, когда сердце в тебе взыграет при виде, при одном слове, взгляде старческом. Тот, кто лично пережил это веяние возрождающей любви, поймёт, о чём идёт речь». Игумен Гурий был носителем Божественной благодати, что является свойством истинных старцев. Однажды я, после какой-то затянувшейся службы в храме, не попав на общий обед, сидел в монастырской трапезной один и ел пищу. Вдруг я почувствовал, что моё сердце охватила волна невыразимой благодати. Подняв голову, я увидел, что мимо стола идёт о. Гурий. Он не смотрел на меня, но, должно быть, молился про себя за мою душу. Благодать Божия, исходившая из его чистого сердца, привлекала множество людей. Обычным было видеть отца игумена идущим по монастырю в окружении группы духовных чад.

Он подавал пример незлобия и евангельской любви, но его воспринимали с любовью далеко не все. Не раз я слышал о нём нелестные, смущающие отзывы, часто граничащие с клеветой. Один мой приятель притворно недоумевал: «Отец Гурий сказал, что, когда в монастыре поставили телевизор, благодать там уменьшилась на 30 процентов, а я вот думаю, как можно благодать Божию в процентах измерять?» Или передавал его слова в таком виде: «А где — батюшка? Нет батюшки, один я — батюшка!» В среде духовенства говорили, что он даёт епитимий по 500 поклонов, не считаясь с условиями жизни кающегося человека. Некий иеродиакон в общении с нами, учащимися, однажды проговорился, обнаружив своё духовное ничтожество: «Потому-то наша Церковь на новый стиль и не переходит, потому что такие, как о. Гурий, сразу же уйдут в раскол». Впоследствии этот человек убежал из монастыря и в дальнейшем перешёл в иудаизм.

Что сказать о людях, осуждавших старца? Здесь применительны слова апостола Павла: «Духовный судит о всём, а о нём судить никто не может; ибо кто познал ум Господень, чтобы мог судить его?» (1 Кор. 2, 15-16).

К большому сожалению, я, хотя и старался быть осторожным в высказываниях, по своему неразумию принимал участие в речах об о. Гурии осудительного характера. Но я покаялся ему в этом на исповеди. Это была последняя его исповедь на литургии в Спасо-Прилуцком монастыре. Приехав в обитель после выходных, я спросил, где о. Гурий, и мне стыдливо отвечали, что его больше в монастыре не будет. Не знаю, успели ли ему покаяться те, кто согрешил против него словом.

Полагаю, что и вспоминать о нем будут по-разному. Что ж, когда Андрей Белый пишет в своих мемуарах, что видит

Павла Флоренского поющим православную заупокойную молитву перед обложками «Весов» с рисунками обнаженных женщин, когда Максим Горький изображает великого светильника Православной веры святого праведного Иоанна Кронштадтского нервным, боязливым и каким-то болезненным субъектом, то это характеризует только самих мемуаристов.

Из мозаики памяти. За несколько месяцев перед тем, как его удалили из монастыря, о. Гурий стал проводить беседы с чадами в надвратной церкви обители. На этих встречах, куда могли приходить все желающие, шла речь о наступлении грозных времён, читались духовные книги. У одной женщины возникали недоуменные вопросы, но она не решалась задать их батюшке, который был окружён людьми. И вот, она услышала ответы на эти вопросы в его словах.

Потом я не раз встречал батюшку Гурия на улицах Вологды, бодро идущим, но всегда сосредоточенным в молитве. Как-то я увидел его в автобусе, он сидел на скамье, был одет в очень странную одежду и напоминал диковинного деревенского деда. Я долго тогда на него смотрел, и узнавая его по сияющим глазам, и, одновременно, не узнавая.

Похоронен достоблаженный старец на Лазаревском кладбище, в нескольких шагах от могилы почитавшегося им святого батюшки Александра Баданина, в чём я усматриваю действие Божественного Промысла.

По моему глубокому убеждению игумен Гурий был одним из тех Божиих человеков, кого Господь воздвиг с тем, чтобы предупредить всех христиан о наступлении антихристова времени и ориентировать их на действия по спасению души в новых условиях.

2.

Разговаривая о нём с теми, кто знал отца игумена, я слышал такие, к примеру, отзывы: «Это был святой человек…», «Он мне всю жизнь наладил…». Не могу не добавить к моим воспоминаниям нескольких рассказов об о. Гурии, услышанных в беседах с разными людьми.

+ + +

Во время служения о. Гурия диаконом в кафедральном соборе г. Вологды батюшка однажды имел следующее видение. Он увидел, что служивший священник, который должен предстоять у престола, на самом деле сидит в кресле с заложенными одна на другую ногами, а перед святым престолом находится Ангел, который и совершает тайнодействие. Ан­гел был по земным меркам высокого роста, очень красивый.

+ + +

Отцу Гурию многое пришлось претерпеть за веру и истину Христа Бога нашего. Однажды наместник Спасо-Прилуц-кого монастыря добивался его согласия на какое-то, по-видимому, не самое благое дело. Так и не добившись своего, игумен осерчал и запер его в каменный мешок в одной из угловых башен. Нужно видеть этот стакан из камня, находящийся внутри тела башни: метра полтора-два в поперечнике, он не имеет никакого иного отверстия, кроме входной двери. Похоже, что назначение сего помещения и состояло в том, чтобы служить карцером. Там о. Гурий провёл трое суток. Что он испытал при этом, не известно никому, но из той камеры он вышел весь седой.

+ + +

Как-то он освящал квартиру в одной семье. После освящения, за столом, добросердечный хозяин спросил: «Отец Гурий, а не боитесь вы ходить на вызовы в незнакомые дома?» — «Да, — отвечал он, — было дело, один раз меня даже связали в квартире». — «А потом что?» — «Потом ничего, отпустили». Что же смягчило озлобленные сердца нападавших? Думается, молитва батюшки.

+ + +

У тех же людей за столом он коснулся получившего известность случая, когда некая женщина видела его поднимавшимся во время молитвы в воздух. «Я, — сказал о. Гурий, — если бы поднимался на воздух, то это почувствовал бы, но ведь я этого не чувствовал. Да ведь в храме были и другие люди, а увидела это только она одна». Оставим эти слова без допол­нений, но заметим, что отец игумен имел дух смирения.

+ + +

Молодой христианин приехал в Спасо-Прилуцкий монастырь, чтобы побывать на богослужении. После службы он решил взять благословение у проходившего мимо него батюшки Гурия, с которым знаком не был. Священник радостно благословил его, а потом неожиданно спросил: «Не знаешь ли ты хорошего сапожника?» Удивился тот столь непосредственному обращению батюшки к нему, впервые виденному человеку, и сказал, что у него нет таких знакомых. «Жаль, — произнёс старец, — мне так нужен хороший сапожник!» Спустя время, размышляя об этом странном разговоре, молодой человек вдруг вспомнил, что как-то раз он надумал привезти в монастырь и отдать свои сапоги, которые были ему великоваты, но вполне могли бы пригодиться кому-то другому, потому что были достаточно новыми и крепкими. Он совсем забыл про своё намерение, сапоги стояли в шкафу, но беседа с монастырским духовником напомнила ему об этом. Вскоре он передал сапоги в монастырь.

+ + +

Беседуя с одной духовной дочерью, о. Гурий положил ей руку на голову и, через некоторое время отняв, сказал: «Сколько у тебя дряни было, даже рука заболела». Она же почувствовала в голове лёгкость и просветление.

+ + +

Он старался преодолевать в себе всё человеческое. В одной семье его, духовного отца, решили попотчевать свежим сладким луком, урожай которого вышел на славу. Батюшке подали луковицу, не зная, что именно эта луковица была очень горькой. Он откусил — и несколько мгновений тихо сидел, приводя себя в нормальное состояние, успокаиваясь, а затем сказал: «Ну, Татьяна!» (так звали хозяйку).

+ + +

Духовной дочери, которая говорила батюшке о своей занятости огородными работами, что создавало трудности в посещении храма, о. Гурий сказал: «Вы на своих дачах до того доработаете, что между грядок так и упадёте».

+ + +

«Батюшка, а можно замолить все свои грехи?» — спросила его духовная дщерь. — «Можно, но это очень трудно. Надо три дня и три ночи ничего не есть и не пить и молиться».

+ + +

Интересный эпизод произошёл в Троице-Сергиевой Лавре. Увидев группу идущих монахов, о. Гурий сказал им: «Братия, надо бы вас покропить!» И, незамедлительно взяв в руки святую воду с кропилом, обрызгал их благодатной влагой. Те же восприняли неожиданную процедуру со смирением. Не узрел ли он духовными очами клубящихся вокруг черноризцев безплотных вредителей?

+ + +

Однажды о. Гурий, увидев множество людей, идущих на демонстрацию, воскликнул: «Вот если бы все они пошли сейчас в храм и отслужили молебен Казанской иконе Божией Матери!»

+ + +

Как-то батюшка Гурий ехал в троллейбусе, и на остановке в салон вошла компания современной молодёжи. Молодые люди вели себя шумно, неспокойно. Батюшка внимательно на них посмотрел, а когда они вышли, с печалью сказал сопровождавшему его человеку: «Ведь из них никто не спасётся».

+ + +

Свой медицинский полис он предал огню. «Пламя, — ух, какое вырвалось!» — рассказывал батюшка чадам.

+ + +

Игумен Гурий особо почитал следующих святых: Иоанна Предтечу, покровителя монахов. «Он очень сильный», — говорил батюшка.

Святителя Спиридона Тримифунтского. Отец игумен многих людей научил чтить этого великого столпа веры. Он объяснял, что святой Спиридон обязательно поможет в судный час тем, кто был усерден к его памяти, поэтому 25 декабря, в день его поминовения, надо непременно быть на богослужении в храме.

Святителя Марка Ефесского. Он постоянно молился этому мужественному воину Христову.

Преподобного Нила Мироточивого. Его посмертные речения он внимательно читал и давал читать духовным чадам.

+ + +

Почитал он также новомучеников и исповедников Российских. Около ста имён священнослужителей, пострадавших за Христа в XX веке, было в его синодике. Некоторым ча­дам о. Гурий давал их переписывать для поминовения, и это доставляло духовную помощь тем, кто молился об их упокоении со святыми.

+ + +

«Сильнее акафиста нет никакой молитвы», — слова отца игумна. Духовным детям он благословлял читать разные акафисты: Божией Матери в честь Ея икон «Скоропослушница», «Избавительница», великомученице Варваре, преподобному Сергию Радонежскому, Царю Николаю, акафист «Слава Богу за всё», но в особенности два акафиста — Духу Святому и семи отрокам Ефесским. Ещё он советовал чадам читать молитвы Архистратигу Михаилу об избавлении от диавола и давал тексты трёх молитв. «Без этих молитв, — наставлял он, — и из дому не выходите». Благословлял читать и молитвы святым архангелам на каждый день недели, и пяточисленные молитвы, и известную молитву задержания.

+ + +

Тем чадам, кто нуждался в Божественной помощи при вопросах с жильём, о. Гурий благословлял читать тропари:

Иконе Божией Матери «Нерушимая Стена»,

Святителю Николаю Чудотворцу,

Пророку и Царю Давиду,

Преподобным двенадцати грекам, строителям Соборной Успенской церкви Киево-Печерской Лавры.

+ + +

Время своей кончины он знал заранее. В 1996 году одна его духовная дочь спрашивала батюшку о судьбе своего сына. «Ему осталось жить два года», — сказал старец. И она дерзнула спросить: «А Вам, батюшка?» — «Мне — пять лет», -последовал твёрдый ответ. Оба предсказания исполнились в точности.

 

Воспоминания монаха Алипия

Для меня батюшка Гурий роднее родного отца, так как родной дает жизнь до смерти, а духовный отец дает жизнь вечную. И кроме того, батюшка Гурий светлый, чистый, святой человек. Он сумел до самой смерти сохранить детскую по доверчивости, незлобию и любви душу. С первой же встречи с ним я понял, что во мне что-то произошло. Он перевернул всю мою душу и всю мою жизнь изменил, направляя стопы мои, как слепого котенка, ко спасению.

И все мои академии были посрамлены этим святым человеком, который имел 4 класса образования. Зато Бог дал ему знать то, что в академиях не преподают. Он духом все чувствовал, но по смирению своему все больше молчал. А когда мы думали, что он спит, он все время молился за нас. Но стоит только закончить свою исповедь ему, то он сразу же «просыпался».

Только много позже начинаешь понимать всю тяжесть его подвига, всю его любовь ко всем нам. Ведь он всех любил, и теперь любит как родных, и всех ему жалко, и за всех молится. Он скрывал все свои дары Божий, о многом умалчивал. Зато всех утешал так, что к нему толпами люди ходили, независимо от того, как далеко его посылали от чад.

Он все воспринимал с таким смирением, что говорил: «Такова воля Божья».

По его молитвам мне Бог помог покинуть суетный мир и уйти в монастырь, чтобы быть ближе к любимому батюшке. И там я старался попасть на раннюю литургию в надвратный храм, где служил батюшка Гурий.

Особенно сильное впечатление оставили его короткие беседы и общие исповеди, после которых и даже погода прояснялась и на сердце светлело.

Я всю жизнь благодарю Бога за такого батюшку, один час беседы с которым стоил полжизни. А мне посчастливилось жить с ним в одном монастыре и на приходе в Усть-Пе-ченге, где я ему подавал кадило, также и в Тарногском Городке. И везде он уповал только на Бога, хотя враг и крепко на него нападал. Пользуясь его детской доверчивостью, враг строил ему такие козни, до которых мне за всю жизнь не дожить по своей греховности.

Я понимал, что с моим багажом грехов можно спастись только у такого святого человека, как батюшка Гурий. Поэтому я ему сказал, чтобы он меня не отпускал от себя, иначе я погибну. И он, сколько мог, держал меня при себе.

Обычно после трапезы батюшка нам что-нибудь рассказывал.

Часто говорил батюшка: «Обо всем меня спрашивают, но как спастись никто не спрашивает. Хотя это должно быть у всех на устах. А чтобы спастись, нужно пройти вместе с Христом весь его путь по Евангелию, и все его страдания просочувствовать самому и помнить их каждый день».

Также важно поминать усопших, для этого нужно набрать побольше имен и поминать чаще, имена должны быть не какие попало, а людей святой жизни и родителей святых. Ты за них молишься, а они — за тебя.

Получается круговорот (в духовном смысле). Читать ежедневно «Пяточисленные молитвы» или акафист «Слава Богу за все» — тоже спасительно.

Важно также благодарить Бога за все, не только за ра­дость, но и за печаль и болезнь. Батюшка за каждую свою болячку заказывал благодарственный молебен — благодарил Бога. Он говорил, что «болезнь нам Бог дает для исправления души (очищения от греха), и за это обязательно надо благодарить».

Наряду с его кротостью, любовью и добротой, в нем была твердость в вере. Он всю свою жизнь посвятил Богу и так Его возлюбил, что не мог спокойно относиться к тем, кто против Бога. И если внешне ему удавалось себя сдерживать, то в душе, как он сам по простоте своей говорил, «разорвал бы того, кто против Бога».

Он всего себя посвятил Богу и всю свою жизнь отдал Ему.

За такую любовь Бог ему дал столько, что он этим делился с нами и вел нас (и сейчас ведет) по пути спасения, указывая на подводные камни, т.е. козни диавола. Он самым первым открывал нам глаза на все вражьи препоны и сети, которые расставлял враг. Эти сети и есть все предтечи антихристовой печати, от которых и уберегал нас батюшка; это -кредитные карточки, жетоны, штрих-коды с числом 666, пластиковые документы, электронные паспорта, ИНН, страховые полисы, единые медицинские карты с голограммами, телевизоры, компьютеры, микрочипы под кожу под видом прививок.

Но это еще не сама печать. Печать — это есть совпадение (идентификация) номеров:

— на твоем теле;

— в твоем документе;

— в компьютере.

Одно только уклонение от печати антихриста Бог ценит достаточной величиной подвига, чтобы даровать нам рай. Малое время потерпеть нам надо, даже и голод (до 10 дней), но Бог своих людей не оставит.

Особенно важно читать Евангелие, хоть по одной главе в день, и чаще причащаться Святых Христовых Тайн.

Три момента важных при причащении отмечал батюшка:

  1. Перед исповедью простить всем врагам;
  2. На исповеди сознательно не утаивать ни одного греха;
  3. После причастия благодарить Бога за прощение всех грехов от юности и даже до последнего часа.

Много было случаев исцеления от боли и явления силы Божией благодати на нем, которые мы по своей греховности не все видели. Но особенно после смерти его эта сила проявилась. Даже на его погребении многие чада ощущали смешанное чувство печали и радости. Многим он снился и давал поручения. Мне он приснился после 40 дня как живой, и я вскрикнул: «Батюшка воскрес!» Бегу к нему, плачу в коленки, и он меня исповедал и принял мои слезы раскаяния и показал рукой на пол, где лежала его схима, а квадрата на ней (парамана) не хватает. Этот кусок мы и должны вымаливать у Бога для него, чтоб и его Бог сподобил там чина схимонаха, о котором он только мечтал, а не принимал только из-за любви к своим чадам, чтобы исповедовать больше, а в схиме надо уходить в затвор. Он говорил: «Мне вас жалко».

О таких людях без слез умиления нельзя вспоминать, так как они сами текут и пусть они сольются в реку покаяния, которая угодна Богу и батюшке в радость.

После смерти такие люди имеют еще большую силу молитв, поэтому он и говорил чадам во сне: «Вы поминайте меня, и я вас утешу».

Безконечны эти радостные воспоминания о батюшке, так пусть будет и память о нем безконечная, вечная и светлая.

 

Мои встречи с отцом Гурием

(Воспоминания раба Божия Сергия)

1

Божией милостью, летним днем 1994 года я переступил порог Спасо-Прилуцкой обители. Сюда меня привели скорбные обстоятельства в жизни моих близких родственников и надежда получить здесь помощь и утешение. Не зная, к кому обратиться, я увидел каких-то людей, по-видимому, насельников монастыря. «У меня духовный вопрос», — сказал я. «С духовным это к о. Гурию. Подожди, скоро он выйдет из храма», — посоветовали они. Действительно, спустя немного времени в окружении многих людей показался седовласый старец. Я несмело двинулся к нему навстречу. Сияя радостной улыбкой, батюшка отпустил, благословляя, народ, сел на скамейку и предложил тоже мне. Внимательно выслушав, он тут же подробно объяснил мне, как я должен поступить в сложившейся ситуации. Хотя разговор был недолгим и не оказал на меня особого впечатления, сам образ внимательного и доброго батюшки запал мне в душу. Еще пять или шесть раз я имел разговоры с этим старцем, и он ни разу не отказал мне в беседе, ни разу не сослался на занятость, ибо забота о спасении ближнего и была его делом. Наши беседы с ним порой длились по два-три часа, и нам никто не мешал. Прошли годы, но многое от тех встреч осталось в моей памяти.

2

Тот, кто внимательно относится к своей духовной жизни, знает, как трудно строить дом своего спасения, не положив в его основание камень смирения. Как часто мы, верующие люди, обольщаемся, считая себя лучше и умнее других. Иногда мы, дети гордого и лицемерного века сего, принимаем на себя личину показного смирения. Не таков был о. Гурий. Общаясь с ним, я не заметил и тени надмения у старца, украшенного сединами, над моей молодостью. Напротив, по заповеди Господней, он был готов на всякий час быть всем слугою. Однажды он спросил меня, как я живу. «Утром и вечером молюсь, а днем грешу», — ответил я заранее заготовленной фразой. «Да, так мы и живем», — печально отозвался батюшка, и во всем его виде проявилось сокрушение о своем непотребстве.

Как-то раз один мой знакомый протоиерей поведал мне, что был свидетелем грубого отношения к о. Гурию каких-то ребят, зубоскаливших над его простотой, и этого священно­служителя удивило, как благодушно относился старец к издевавшимся над ним.

Приведу еще пример, рассказанный мне самим батюшкой. Видимо, еще до принятия монашества, подвизался он в одном храме. Домой возвращался поздно вечером, темной лесной дорогой (кто бывал в лесу ночью один, знает, что это такое). А на случай нападения носил с собой нож. Одна верующая женщина, узнав об этом, спросила его: «Ты что, разве в Бога не веришь?» Пораженный таким вопросом, будущий батюшка смутился. Больше он никогда не брал с собой нож. Какой прекрасный пример для всех нас, часто уповающих на свои ничтожные силы и забывающих о Божием всемогуществе!

О смирении о. Гурия свидетельствует и такой эпизод. Один раз, ощущая дивную благодать, исходящую от старца, я спросил его, не согласится ли он стать моим духовным отцом. «Не торопись, походи по храмам, посмотри, может, найдешь кого лучше», — скромно сказал батюшка. Сожалею, но повторно обратиться с такой просьбой к о. Гурию я так и не решился.

Однажды батюшка пригласил меня к себе. На фоне крайне убогой обстановки кельи старца выделялся стол, где лежало множество фруктов: наверное, приношения духовных чад. О. Гурий даже не попытался скрыть от меня это изобилие, скорее всего, так он маскировал от посторонних глаз свою жизнь монаха-подвижника.

3

Большое значение в деле спасения о. Гурий придавал покаянию. Он часто стоял у аналоя и, конечно, видел, как мы бываем невнимательны к своим грехам. Впрочем, как-то раз старец привел пример и иного рода. «Тут одна ко мне на исповедь приходила, совсем молоденькая, так у нее грехи на нескольких листах были записаны. Все рассказала. Да если бы мы все так каялись, то все бы изменилось. Господь и землю, и воду, и воздух, — все бы очистил». Еще как-то раз о. Гурий сказал, что в Прилуках один человек из ста спасается.

4

Как опытный строитель, который, прежде чем заложить основание дома, вначале готовит место и очищает его от всякого мусора, так и батюшка, расположив меня к себе сво­ей любовью, стал разбирать завалы моих духовных заблуждений. Подробно объясняя неведомые мне дотоле проявления невидимого мира, он не забывал и давать духовные наставления.

Однажды, указав на близ стоявший храм, батюшка сказал, что все пространство от нас и до него заполнено бесами. «А что, они есть и в храме?» — наивно поинтересовался я. «Конечно», — подтвердил старец. «Впрочем, — добавил он, -в Церкви есть такой чин (батюшка назвал его, кажется, речь шла об отчитке), который бесы не выдерживают и бегут из храма, ломясь в закрытые двери».

Помню такое высказывание о. Гурия: «Если бы мы знали и могли произнести настоящее Имя Божие, то камень расплавился бы». Как вразумительны эти батюшкины слова для нас, поглощенных заботами кратковременного века сего и потому зачастую неразумно, без благоговения употребляющих в повседневной речи Пресвятое Имя Господне, Имя, перед главой Которого трепещут все Силы Небесные!

Предупреждал батюшка и о страшном грехе сквернословия: «Тот, кто матерится, оскорбляет сразу четырех матерей: и Пресвятую Владычицу Богородицу, и нашу Матерь Святую Церковь, и свою собственную маму, и, наконец, землю-матушку». Вообще, к земле старец советовал относиться с почтением: «Нельзя плевать на нее, надо носить носовой платок».

Благоговейное отношение, конечно, должно быть и к храму: «Если ты был в туалете, то сначала вымой руки, а потом уж заходи в церковь молиться».

Зашел у нас как-то разговор о подаянии нищим. «Всякому нищему надо давать, — считал батюшка, — хоть две копейки, а каждому».

Советовал о. Гурий почаще просить помощи у своего Ангела-Хранителя: «Мало ли, встать надо пораньше или еще что — ты помолись ему, он тебе и поможет».

Когда отправляешься в путь, надо взять с собой пузырек со святой водой, блокнот и ручку. Если встретится тяжелый человек, необходимо покропить себя святой водой. Кстати придется и блокнот, когда согрешишь дорогой или вспомнишь позабытый грех.

Была ли у батюшки прозорливость, не знаю, по крайней мере, я этого не замечал. Впрочем, осенью 1994 года он сказал мне, что скоро у нас начнется война. «Как в воду глядел»: месяца через три заполыхала первая чеченская кампания.

На мой вопрос, могут ли спастись представители иных вероисповеданий, батюшка отвечал твердо, не допуская никаких сомнений, что спасение возможно только для православного человека.

5

Часто батюшка сетовал на бурное развитие научно-технического прогресса, этой машины без тормозов, стремительно несущей обольщенное человечество в гибельную пропасть. «Но ведь наш Патриарх ездит на машине и летает на самолете», — возражал я ему. «Что же делать, приходится», — ответил старец.

Но особенно негативным было отношение о. Гурия к телевизору. «Выкиньте вы его на помойку», — не скрывая раздражения, говорил он. Батюшка прекрасно понимал ту страшную опасность, которую несет это «око диавола», как называют телевизор церковные писатели.

Действительно, мы не можем служить двум господам, и, поворачиваясь лицом к «голубому экрану», мы неизменно обращаем спину к нашему красному иконному углу. Обольщаясь телепередачами, мы напрасно считаем, что можем противостоять этой напасти, ибо злой дух «ищет кого поглотить» (1 Пет. 5, 8), а мы весьма немощны.

Настораживало батюшку и такое новшество, как переход на летнее время. Дело в том, что о. Гурий учил, что молитва наиболее сильна с 12 часов ночи, а этот переход как раз и задуман, говорил он, чтобы запутать и помешать верующим.

Одно из знамений последних времен старец видел и в объединении промышленных и продовольственных товаров в магазинах под одной крышей, считая (если я не ошибаюсь), что это ведет к повышению контроля над населением.

Рассказывая об антихристе, о. Гурий прямо сказал мне, что он уже родился, и что его уже кто-то видел.

6

В жизнеописаниях духоносных старцев мы встречаем рассказы о том, как строго наказываются люди, не послушавшиеся старческого совета. Проверил это и я на своем горьком опыте. А произошло это так. Был у меня на работе знакомый, который хотя и верил в Бога, но все же считал, что нам спастись невозможно и что все мы будем гореть в аду. Мно­го раз я убеждал его оставить это пагубное заблуждение и воцерковиться, но он, слушая меня внимательно, не соглашался. И вот однажды я спросил у о. Гурия, как мне поступить в отношении этого человека. «Немедленно отходи от него», — не раздумывая, строго сказал мне старец. Внимая совету батюшки, я перестал вести духовные беседы с этим своим знакомым, и все было бы хорошо, но как-то раз я не вытерпел и снова взялся за свое. И вот, в самом начале разговора, как только я собрался в очередной раз доказать ошибочность мнения моего собеседника, я вдруг почувствовал, как будто бы внутри меня что-то лопнуло, точно туго натянутая струна. Какое-то безчувствие и апатия ко всему наполнили мою душу. Я продолжал молиться, работать и выполнять все свои обязанности, но стал делать это холодно и равнодушно. Радость, казалось, навсегда покинула мое сердце. Но вот прошло несколько месяцев наказания, и Господь смилостивился надо мной, внушив мне спасительную мысль о покаянии. И хотя не сразу я осознал свой грех, мало-помалу все встало на свои места. Впоследствии бывало, что я не всегда исполнял то, что мне советовали другие священники, но ничего подобного более со мною не происходило.

7

Возлюбил всем сердцем своим батюшка Гурий Бога и ближнего своего, за то и Господь соделал его сосудом, исполненным благодати. Невозможно описать те чувства тихой радости и блаженства, которые наполняли мою душу от общения с ним. Светлым и окрыленным я уходил от батюшки. Казалось, взмахни руками, — и птицей взлетишь в синее небо. Никогда не забуду первое благословение старца, после которого я целую неделю как «сыр в масле катался». И не было ничего, что могло бы омрачить мою радость.

Удивительно ли, что толпы людей стремились склонить свою главу под благословляющую батюшкину руку.

Позднее одна молодая женщина поведала мне, как когда-то, еще будучи невоцерковленной, приехала она в Спасо-Прилуцкий монастырь вместе со своей матерью. Увидев старца, окруженного народом, матушка подтолкнула ее: иди и ты. Ничего особенного не ожидая, девушка подошла к незнакомому священнику и поклонилась, и вдруг волна благодати наполнила все ее существо, в одно мгновение преобразив ее, маловерующую, в истинно православного человека. Так рука старца Божия в одно мгновение сделала то, на что не способны были бы и тысячи самых красивых, но пустых слов. Не чудо ли это?

8

Так уж получилось, но после 1994 года я перестал посещать доброго батюшку, а потом его из монастыря «перевели». А спустя несколько лет я узнал от одной благочестивой старушки, что о. Гурий подвергался давлению. Из ее рассказа я понял следующее.

Батюшке было видение. Явился ему некий юноша, благолепный видом, в руке он держал листок бумаги. Когда о. Гурий взглянул на эту бумагу, то увидел, что это страховой медицинский полис. В тот же момент юноша превратился в отвратительное, мерзкое чудище, беса с когтистыми пальцами. После этого видения о. Гурий стал говорить о недопустимости принятия полисов, за что и подвергся нападкам.

Да, думается, и само благочестие старца кому-то не давало покоя. В связи с враждебным отношением к батюшке некоторых людей одна моя знакомая, его духовная дочь, даже вначале боялась рассказывать мне о нем, опасаясь, чтобы старцу не стало еще хуже. И как тут не вспомнить слова из песни замечательного русского певца Игоря Талькова: «А золотые купола кому-то черный глаз слепили»…

Последний раз встретил я доброго пастыря в центре Вологды года три назад. Он сильно сдал и, как мне показалось, даже поначалу не узнал меня. А потом спросил: «Ты в церковь-то ходишь»? «Хожу, батюшка», — подтвердил я. «Ну ходи, ходи, а то скоро нельзя будет». В этот момент к о. Гурию подошла какая-то женщина, и наш разговор прервался. Увы, живым я его уже больше никогда не видел.

 

Воспоминания

Александры Валерьяновны Быковой

Батюшка Гурий жил у нас на квартире 14 лет, а до этого он работал фотографом. Снимал у одной женщины, нашей знакомой, квартиру, но там была худая соседка, которая все время ему мешала.

Тогда знакомая попросила нас принять Юру (о. Гурия), а мы жили с мамой, которая уже к тому времени лежала слепая. А я говорю ей: «Никого нам не надо, Антонина Николаевна, никого не надо». А она, видно, уже ему сказала, и вот в 10 часов вечера он звонит в наши двери. Я спрашиваю: «Кто?» А он говорит: «Я сосед из соседнего дома, впустите». А я ему: «Никаких соседей не впускаю». А мама у меня такая добрая была. «Да впусти, — говорит, — что ты?» Ну, вот и впустила. Мама его спросила, где он живет и сколько ему лет, было ему 48. Мама говорит: «Милой мой, ты в Бога-то веруешь, дак как хорошо! Ты ходи, ходи к нам». Вот так Юра начал к нам ходить. В то время он служил с Владыкой Михаилом иподьяконом и всех фотографировал в церкви. Мы спрашивали его: как он пришел к Богу? Он говорил, что тяжело было прийти: шаг шагнешь да шаг обратно, враг-то не пускает.

А потом Юра пошел к отцу Владимиру и сказал, что он тайно верующий, батюшка отправил его к Владыке в епархию, вот так его и приняли иподьяконом и фотографировать. Он такой простецкий был человек, настолько простой, пять что ли классов всего кончил, жена у него была раньше гулящая и двое детей. С женою он разошелся, а детям платил алименты.

Отец Гурий был талантливый человек, он играл хорошо на гармошке. Я его спрашиваю: «Ведь ты неграмотный, как научился играть?» А он в ответ: «Отвори, да затвори, так и научился». Раньше он играл на свадьбах, сам он не пил, но до того, говорит, доходился по свадьбам, что тошно стало. Когда же Юра пошел в церковь, то был настолько предан Богу, что как открылось ему что-то, даже удивительное дело.

Вера у него была детская такая, очень хорошая. Он все собирал по крупицам, где бы чего найти, а ведь тогда кни­жек-то церковных не было, и вот, если достанет где, столько у него радости было.

Бывало, Антонина Николаевна напишет ему от руки акафист, так он даже подпрыгнет от радости, вот такая была у него вера, такое стремление.

Как-то он говорит: «Я ведь скоро буду носить усы и бороду, в бороде-то ведь есть благодать Божия». Я и додумала: «Видно, он стремится к чему-то», а он стремился к монашеству. Прошли годы, и мы готовили его к постригу, шили рубаху и помогали. Потом его постригли в монашество и возвели в сан иеродиакона.

Благодаря вере и стремлению к Богу отца Гурия и мы-то стали больше молиться и читать духовной литературы.

Очень добрый был отец Гурий. Все время подавал нищим, так и познакомился с блаженным Толей, который жил тогда у одной верующей старушки Екатерины, которая их впускала к себе. Там они вместе и сфотографировались. Отец Гурий горячо молился Господу, чтобы открыли монастырь, он даже ездил в Москву, к начальству по этому делу. Однажды, когда уже открыли монастырь, отец Гурий принес домой большой сверток. Я спросила: «Что это у тебя?» Он сказал: «Не знаю, зачем-то Анатолий (блаженный) дал мне карту Вологодской области, неужели буду куда-то ездить?» Впоследствии батюшке Гурию пришлось много поездить по нашему краю.

Как-то раз Толя дал отцу Гурию трое часов, подарил умывальник. Мы спросили у батюшки: «Скажи нам, Анатолий когда-нибудь по-человечески говорит (Анатолий все притворялся да матюгался)?» А он отвечает: «Очень, очень хорошо говорит, только не надо об этом нигде распространять».

У них была крепкая, хорошая дружба, они постоянно тайно встречались у Екатерины и беседовали, иногда часами.

Одной рабе Божией Анатолий сказал про Гурия, что он будет избранник Божий. Отца Гурия впоследствии погнали за правду Божию, и он объездил всю область: служил в Сазонове, Великом Устюге, Устюжне, Тотьме, Усть-Печенге… Иногда он заезжал к нам, молился на кухне, всю ночь у него горел свет.

Как-то раз пошла ночью в туалет и думаю: посмотрю, как там отец Гурий. А он распростерся на полу, распущенные волосы раскинуты. Я испугалась, думала, он помер. А он: «За­чем ты мешаешь?» А он молился.

Еще помню, когда стал он только в церковь ходить, залез на крышу и кричал: «Люди, идите к Богу, идите к Богу!» Он был очень простой, и ему дана была молитва. Моя мама бы­ла слепая 5 лет, она мне сказала, что Юра будет избранник Божий и будет служить, я уж не знаю, откуда ей это было известно. Как-то Юрий (отец Гурий) пришел и говорит маме, чтобы она шла делать операцию на глаз, а у нее была глаукома, и она ослепла 5 лет уж как. А он ей: «Тетя Лида, ты делай операцию, а я за тебя Богу помолюсь». Вот какой был, сразу дерзновенный. И мама решилась делать операцию. И вот Божьим промыслом все устроилось, нашлась врач Екатерина Александровна, которая сделала уже более 20 тысяч глазных операций и была настолько добра для людей, как ангел. Она пришла домой к нам, осмотрела маму (а маме было уже 83 года) и согласилась сделать ей операцию.

Екатерина Александровна была тайно верующий человек. Ночью маме приснилась монахиня, матушка Серафима, и сказала, что поедет с ней в больницу. А поутру сосед согласился отвезти маму в больницу на машине. Вот так все устроилось. Маме сделали операцию. И вот, я прихожу в больницу, а мама мне говорит: «Шура, ведь я вижу!» Вы представляете? И мне показалось, что это чудо от отца Гурия, тогда еще Юры. Он говорил: «У вас липовая вера, вы думаете, что Бог вас не слышит, а Он тут вот и есть и все слышит и видит». Вот какое дерзновение имел и веру. Впоследствии отец Гурий ездил в Ивановскую область к одному старцу за духовным укреплением и возил туда своих чад.

Раба Божия Екатерина свидетельствует, что в Иваново отцу Гурию настоятельно рекомендовал ехать блаженный Анатолий.

 

Воспоминания рабы Божией Тамары

Благослови, Господи, на доброе дело!

Я сильно болела. Дочка мне и говорит: «В монастыре есть батюшка, он многим помогает». Я пошла, стою в монастыре на исповедь, а на исповеди два батюшки. Одна очередь большая, много людей стоит, а вторая небольшая. Пошла, где больше, спрашиваю мужчину, что стоял рядом: «Почему здесь больше?» Он ответил: «Он благодатный, мне помог». Подошла и моя очередь, подхожу. И сразу у меня слезы застилают глаза. Стала исповедаться, спрашивает: «Тебя отчитывали?» Говорю: «Нет». Опять беседует со мной и вдруг говорит: «У тебя на рукаве кровь».

Я напугалась, говорю: «Где?» Показывает: «Вот». А я и думаю, где я могла запачкаться? А потом догадалась, откуда. Батюшка назначил мне епитимью. Так стала ходить к батюшке. Говорят, батюшка тихий, ласковый. А мне пришлось видеть и строгого.

Я думала, в монастыре только монахи, и говорю: «Вот, батюшка, иноки», а он мне: «Что?!» «Простите, — говорю, — батюшка, я не разбираюсь».

В очередной раз решила попроситься е духовные чада. Опять батюшка так строго: «Если бегать не будешь!» Думаю: куда бегать? Отвечаю: «Батюшка, никуда не буду, возьмите». Так я и стала батюшкиным чадом.

Как-то очень заболела и просила всех передать батюшке, чтобы помолился и зашел к нам. А его нет и нет. Приходит внучка из школы, говорит, видела батюшку на остановке, думаю: перейду дорогу и подойду к нему. Перешла дорогу, смотрю, а батюшки и нет, куда девался? Когда к нам пришел, говорю, что его видели, а он мне только улыбнулся на мой вопрос.

Болела нога у меня, в больницу направили, в стационар, но туда не взяли. И батюшка стал молиться над водичкой, обмыл ногу мне, а потом сели за трапезу. Батюшка берет воду большим бокалом, пьет и приговаривает: хороша водичка! Киселя выпил. Нет, говорит, водичка лучше. А я, грешная, говорю, вот какая у нас водица хорошая. Потом мне пояснили, что когда батюшка молился, ангел в воду вошел, и батюшка говорил, что такое редко бывает. А когда он мне ногу этой водичкой лечил, сказал, и у него ноги болят, и себе ноги обмыл этой водицей. Если бы я знала, что это за водица, обязательно бы взяла в бутылочку.

У батюшки много было духовных чад и в Вологде, и в области, и по всей России. Они ехали к нему и сами и по приглашению батюшки. Ехали с бедами и благодарностями, и за благословением, и за наставлениями. Боюсь ошибиться числом, но несколько тысяч духовных чад. Пойдешь в город, смотришь, батюшка идет и с ним идут люди, присоединившиеся к ним опять встречаются и людей не знаешь, а они к батюшке за благословением бегут. Как-то остановились на беседу на улице, а нас много стояло, подходит женщина — выгуливала собаку — и говорит: «Что случилось?» Говорим, радость случилась. Она отошла от нас с недоумением.

Как-то батюшке говорю на исповеди: «Батюшка, наложите мне епитимью за мои грехи». А он мне: «Какая тебе еще епитимья, на тебя Господь Сам наложил ее». Батюшка одной женщине вылечил сухую руку, а женщине сказал: «Никому не говори». Так и осталось, не знаем, кому.

Одна женщина, знаю ее (познакомились с ней в монастыре), болела, и ей нельзя было иметь детей. После родов была в больнице душевнобольных (Кувшиново) 4 раза. Стала к батюшке ходить и поправилась. А одной женщине он сказал на исповеди: «Почему много работаешь, не бережешь себя?» Она удивилась, откуда может знать, она ему ничего не говорила о себе.

Батюшка наш говорил всем, не таясь, чтобы ничего не брали — ни ИНН, ни многого другого.

 

Воспоминания рабы Божией Зои

(город Сокол)

Господи, благослови!

Я, грешная раба Божия Зоя, благодарю Господа за все Его милости ко мне, грешной, за то, что Он дал мне такого духовного батюшку — отца Гурия.

Некоторое время батюшка жил в Междуреченском районе, в д. Старое Село. В сентябре месяце я с одной сестрой поехала к нему. Но когда приехали, батюшки дома не было, он уехал в Вологду.

В этом селе в то время жила раба Божия Галина, и мы пошли к ней подождать до следующего автобуса, чтобы ехать обратно. А когда пошли на остановку, батюшка шел нам на­встречу — он возвращался из Вологды. Встретил нас с такой отеческой любовью, как любящих детей, благословил.

Этот вечер прошел в разговорах. Батюшка всегда интересовался, как живут наши дети, мужья. Исповедались, раз решили некоторые вопросы. С утра в субботу трудились на поле, убирали картошку, а вечером были на службе в храме. Он говорил, что если готовишься к причастию, то нужно быть на вечерней службе.

В воскресенье были все на службе, к вечеру собирались ехать домой, но время еще оставалось, и одна сестра попросила нас помочь еще покопать картошку.

Сначала мы отказывались, но получили благословение у Господа и у батюшки. Он подвел нас к иконе Спасителя, велел сделать три поклона и попросить прощения и благословения у Господа на работу.

Хотя времени оставалось немного, потрудились мы с Божьей помощью хорошо. А когда пришли с поля, батюшка приготовил для нас бутылочки со святой водой с копия, которую сам освятил. Нашел для нас бутылочки, промыл их.

Забота батюшки чувствовалась всегда и во всем.

Провожая нас, он долго благословлял нас, а мы шли и все оглядывались обратно, пока батюшки не стало видно.

СВЕТЛАЯ ЕМУ ПАМЯТЬ!

 

Воспоминания Александра Быкова

Я человек нецерковный, и наши встречи с о. Гурием носили исключительно деловой характер — отец Гурий приносил в салон «На Дворянской» божественную литературу для тиражирования и раздачи людям. Меня поразило то, что для этого человека слово «деньги» существовало только как средство для получения чего-то угодного Богу; все, что подавали за требы, он тратил на материалы о слове Божием. Духовное сознание о. Гурия было близко сознанию деятелей Русской Церкви времен Патриарха Никона (XVII в.), его отличала такая же страстность и такая же вера в свое предназначение. Помню как-то раз о. Гурий пришел рано утром, выглядел очень уставшим. Потом я узнал, что он вставал ночью и до утра читал молитвы, не жалея своей плоти. Спрашиваю я: «Что, батюшка Гурий, опечален? Не случилось ли что?» Отвечает: «Ведь как не печалиться, человечество спасать надо!» «А сам-то спасешься, Батюшка?» — спросил я с некоторой долей скептицизма. «Да разве обо мне речь», — отвечал о. Гурий.

Все помнят его борьбу против ИНН, и может показаться парадоксальным, но о. Гурий оказался снова прав. Теперь, когда государство сосчитало своих граждан и присвоило каждому номер, не может и речи быть о полной свободе личности. Ведь все деяния человеческие теперь подконтрольны людям закона. Помните, как Христос выступал против книжников и фарисеев? Они тоже были законниками и упрекали его в нарушении закона.

Как истинный подвижник он с кротостью переносил гонения, которые обрушивали на его седую голову церковные «законники» — его гнали сначала в Прилуцком монастыре, гнали за распространение слова Божия. Монастырские порядки угнетали о. Гурия, особенно поведение одного — Андрея Егорова (Аристарха).

Узнав, что я в свое время преподавал у студента Егорова и очень нелестно отзывался об этом человеке, о. Гурий про­никся доверием и стал рассказывать о пакостях, которые учиняет в монастыре Андрюшка, показывал мне записочки богомерзкие, найденные в келлии о. Аристарха, крайне неодобрительно отзывался о духовном здравии Аристарха и подчиненных ему послушников: «Что содевают!» Как же был прав о. Гурий! Ныне бывший монах Аристарх подвизается в качестве правоверного иудея при Московской синагоге.

О. Гурий с кротостью принял ссылку в Усть-Печенгу, по­слав мне записочку со словами: «Увозят меня, не знаю куда». И много месяцев я о нем ничего не слышал. Говорят, что в это время он совершал столпный подвиг, находясь на хлебе и воде один в срубе. Именно там он и подорвал здоровье. Но и в Печенге он был неугоден. И тогда церковные законники сделали Гурия безместным. Он снова появился в Вологде, пришел к нам и сказал, что он здесь тайно и его гонят…

Спустя месяцы я узнал, что о. Гурия больше нет с нами. Утрата светлого человека очень чувствительна. В нашей организации опечалились все, кто хотя бы просто видел его. Стали вспоминать разные случаи.

Вспомнили, как однажды, когда дела в фирме шли очень плохо, мы просили о. Гурия освятить наш дом, что он и сделал, надев епитрахиль. Когда обходил дом, увидел черную собаку, которая у нас жила, рассердился, замахал крестом и закричал, что это бес, гоните беса из дома. С тех пор собака у нас в доме не жила. В тот же день к нам пришла налоговая полиция с проверкой. Увидев о. Гурия, они удивились и спросили: «Что тут у вас?» На это им было отвечено: «Беса изгоняем». О. Гурий окропил святой водой этих служителей закона, и с 1996 г. они у нас больше не бывали.

Сотрудники вспомнили, как о. Гурий сопротивлялся выполнению работ на компьютере — даже набору Божественных текстов. Каждый раз он спрашивал, на чем сделан заказ. Когда я спросил, какая ему разница, о. Гурий огорошил меня ответом: «Компьютер от сатаны, а ксерокс — он Божий свет излучает!»

Многие предсказания о. Гурия уже сбылись. Все знают, как наказан свыше вологодский священник, грешивший пьянством, сребролюбием и прочими грехами. Судьбу его предсказал о. Гурий еще в 1995 г. Сказал единственное слово: «Воздается!»

Сегодня в Вологде кроме традиционных церквей «чертова дюжина» разного рода сект. Вот где царство сатаны! Вот с чем нужно бороться ревнителям Православия! Ан, нет! Преследуют Пелагею Рязанскую, Гурия Чезлова. Преследуют память их, сохраненную чадами духовными!

 

Воспоминания рабы Божией Антонины

Как-то раз батюшка пришел очень больной: ноги были опухшие, красные! Он обливал их холодной водой, тогда становилось полегче.

Батюшка не советовал брать ИНН, новых паспортов и вообще новых документов с сатанинской символикой. За это он попал под подозрение духовных властей; у него часто проверяли содержимое его портфеля работники милиции, он со смирением им это разрешал.

Ночью не ложился на постель, а все время сидел. Сидя и задремлет, а потом снова молится.

Однажды, в 12 часов ночи, батюшка слышал звон: «Так в набат били, так в набат били на Небесах!»

Как-то сказал: «Я сегодня беса видел». Я сказала: «И вы его не испугались?» А он в ответ: «Нет, не испугался, я не первый раз его вижу: когда я молюсь за умерших без покаяния, то бесы дергают меня за бороду, свечи гасят… Вам никому этого не вынести». И еще говорил: «А вера у меня крепкая!»

 

Воспоминания рабы Божией Тамары

Христос Воскресе! Господи, благослови!

«Многие спасутся отказом. Господь помилует».

По милости Божией последние десять месяцев батюшка проживал в нашем г. Соколе. Я была рядом с ним и все последние годы, а тем более последние месяцы. Для меня пребывание с батюшкой — это дни незабываемой радости.

На мой взгляд духовное богатство батюшки было в. том, что он всех любил, всех жалел, искренне болея душой за каждую обратившуюся к нему душу, чтобы она спаслась через покаяние.

Для меня батюшка — это луч Божьего Света, который очищал, просвещал, дарил душе Пасху. С ним было всегда радостно, просто и легко. Батюшка никогда ни на кого не обижался, все в его сердце покрывала любовь. Одновременно батюшка очень радел о чистоте Православия, зная, что в наше время самое главное, как он говорил, «не заблудиться».

Когда батюшка служил еще в монастыре, я впервые от него услышала о ваучерах, медицинских полисах, страховых свидетельствах, ИНН, новых паспортах, которые выдавали и еще будут выдавать (электронные), и других антихристовых документах. А также батюшка еще тогда предупреждал о пагубном влиянии в деле спасения души компьютеров и сотовых телефонов.

В то время я что-то не понимала, а в чем-то сомневалась (Господи, прости меня за это!), так как многие уважаемые священнослужители трактовали их назначение по-разному. И тогда по Божьему вразумлению вместе со своими духовными сестрами я стала искать истину у старцев.

В Сергиевом Посаде нам старец сказал, когда мы стали спрашивать о нововведениях (не представившись, что мы духовные чада батюшки Гурия): «Да у вас в Вологде есть игумен Гурий, ему первому Господь открыл истину об ИНН и т.д. Все это не спасительно». Спустя некоторое время мы вместе с теми же сестрами поехали в другую епархию к другому старцу узнать, правильным ли путем мы идем. Подходя к келлии (старец тогда болел и принимал только через окно) и еще не задав вслух своего вопроса, стоя у окна услышали: «У вас батюшка отец Гурий от Бога, слушайте его».

Больше сомнений не было. К великому сожалению то, о чем еще за несколько лет до своей смерти говорил наш батюшка, сегодня воочию осуществляется.

«Человек, принявший номер (ИНН), вступает в систему зла», — говорит старец Кирилл (Павлов). Известные всему миру старцы (Паисий Святогорец, Николай Гурьянов, Рафаил (Берестов) и др.) заявляли и продолжают заявлять об опасности нововведений. Кроме того, то, что ИНН — знак, который по Библии является печатью антихриста, официально признано Приозерским судом Ленинградской области (см. газету «Жизнь» № 39 от 04.03.2002 года), затем Армавирским. Какие могут быть еще сомнения у нас, православных?

Наш батюшка отец Гурий также говорил, что «ИНН — это еще не печать, но это огромный шаг к печати; принявший номер не заметит, как может принять печать».

Почившая старица р.Б. Вера (см. стр. 60 в книге «Сестры», изданную по благословению Высокопреосвященнейшего Симона, митрополита Рязанского и Касимовского) говорила о том, «что в годы гонений и скорби люди все же идут в гору — к Богу, но наступит такое время, когда всего будет столько, сколько было при Царе и даже больше, но тогда все пойдут вниз. Верными Православию останутся только те, кто «уцепятся за кусты». Пояснив, что «кусты» — это старцы и их слова. Вера добавила, что в то время почти все духовенство заблудится в трех соснах, и многие отойдут от истины».

Слава Богу, что Господь по своей великой милости и в наше время дает слышать истину у старцев. Последние слова отца Гурия, сказанные нам в больнице, таковы.

После работы мы поднимались по лестнице с духовной сестрой Любой к батюшке. Он лежал в центральной больнице нашего города на втором этаже. Видим, что батюшка идет из палаты в коридор, где мы обычно встречались, очень взволнованный. Благословляя, тут же говорит:

— Запишите, мне было только что озарение: «Многие спасутся отказом. Господь помилует».

Последние слова батюшки — это проявление великой милости Божией к нам, заблудшим Его овечкам. Чего еще ждать, ведь электронные паспорта, микрочипы, которые уже нам предлагают в самых «благих намерениях» — это и есть уже духовная гибель, как говорил наш батюшка.

Милостивый Господи, спаси нас всех от духовной погибели!

 

Еще некоторые мои воспоминания

В монастырь я приехала в воскресный день из-за отсутствия службы в нашем храме (батюшка был в отпуске), я тогда была прихожанкой храма Илии Пророка. Исповедав свои грехи, я стала по своему неразумию просить у батюшки, которому исповедовалась (потом я узнала, что это и был игумен Гурий), благословения на то, чтобы моему мужу убить больную собаку в деревне у родственницы. Собака долго болела (гнил зад). Соседи очень роптали и просили ее убить. Батюшка не благословил, сказав, что это создание Божие.

Я стала убедительно доказывать: «Батюшка, ведь больше идет греха, собака уже не поправится. Что делать?» Тогда я заметила, что батюшка отвлекся от меня. Потом я только поняла, что он в это время молился. Но как бы я не убеждала, на убийство он не благословил. То, что собака может умереть сама, в то время мы не могли даже подумать. Она много ела и выходила гулять на свое любимое место, на середину деревни. Я отошла от батюшки недовольная. Однако через несколько дней звонит мне жена покойного моего брата и радостно говорит: «Тамара, ведь Альма умерла». Для нас это была такая большая радость! Однако тогда я не понимала, по чьей молитве без греха ее не стало.

 

Это было уже когда батюшка жил последние месяцы в г. Сокол.

Каждый раз в духовных беседах нам батюшка напоминал о значении креста, его непобедимой силе. Надо все осенять крестом, чаще прикладываться, целовать свой нательный крестик с молитвою перед сном и т.д. Однажды я слушаю и думаю: вот ведь какая, везде езжу, покупаю иконочки, складываю дома, а хоть бы раз пришла мысль купить в дом крест, поеду в ближайшее воскресенье в Вологду и обязательно куплю в иконной лавке.

Когда мы уходили домой, батюшка выходил из своей комнаты и всех благословлял. И в этот вечер мы собрались уходить. Смотрю, батюшка выходит из комнаты с крестом, благословляет меня крестом и подает его мне. Я стою, затаив дыхание от изумления, и не беру. А он улыбается своей лучезарной улыбкой и говорит: «Бери, бери, это тебе!» Я беру, и с чувством переполняющей меня радости бегу домой.

 

Это было 25 июня 2004 года в день рождения моего батюшки.

Стою на исповеди и каюсь, что не выполняю послушания своего духовного отца Гурия, и т.д. Батюшка о. Кирилл ласково, с любовью о Господе говорит мне, что нежелательно читать акафист батюшке (отцу Гурию) даже келейно, т.к. он не прославлен еще у Господа, ограничившись просьбой к нему, если он имеет дерзновение перед Господом, чтоб помолился обо мне, т.к. он не святой. А я, грешная, возьми да и скажи батюшке: «А мы и не называем его святым». Отошла от исповеди, а душа вместо радости плачет. Как будто я что-то страшное сотворила. После литургии идем с дочерью к батюшке на могилку. Там стояло еще много народа. Я подзываю свою сестру из Сокола и делюсь своим состоянием души, спросив, что делать? Ведь я не знаю, где я лгу: или • святой у нас батюшка, или не святой? Ведь я, грешная, как никто другой была постоянно с батюшкой, особенно последнее время, и видела, что это Божий человек. А она и говорит: «Не расстраивайся, помолимся, сам батюшка вразумит».

Вскоре все стали расходиться, осталось нас трое. Договорившись, что каждый по очереди останется наедине с батюшкой, сестры отошли к храму.

Как мне было стыдно перед батюшкой за свое предательство. Ведь сколько чудес Господь являл на моих глазах по молитвам батюшки! Ведь я нутром чувствую, что батюшка святой. Плачу и каюсь батюшке. И вдруг на душе стало все легче и легче, я поднимаю глаза на фотографию батюшки и по всему телу чувствую озноб — вся фотография батюшки была в масляных каплях, только одни глаза добродушно смотрели на меня, грешную. Я подумала, что с моей головой что-то неладно, и позвала ожидавших меня у храма посмотреть на батюшку. Они подошли и увидели то, что и я.

Батюшка, дорогой мой, прости меня грешную и будь предстателем у Престола Божьего за мою грешную душу.

 

Воспоминания о батюшке Гурии

(Раба Божия Лидия, г. Вологда. 24.02.2003.)

С батюшкой Гурием мне довелось познакомиться в 1996 году, осенью. До этого я ходила в церковь, верила, что Бог есть, но ходила так, поставить свечку или что-либо заказать. Познакомившись с батюшкой, попросилась у него в духовные чада, и он взял меня в чада сразу.

Батюшка Гурий мне очень понравился, он был такой добрый, в общении очень простой. Его глаза светились любовью и радостью. Любил он всех одинаково, и молодых, и старых, очень переживал за прихожан, которые пьют вино, говорил, что нужно чаще исповедываться и причащаться, стараться исправить эти грехи, чтобы больше не повторять.

Батюшка ещё говорил всем, что нужно чаще заказывать благодарственные молебны, благодарить Бога и в радости, и в горе. Ещё говорил, что нельзя женщинам стричь и красить волосы, носить короткие юбки.

Предостерегал батюшка, чтобы мы не получали новые паспорта, ИНН, медицинские полисы. Говорил он, что паспортов наших (старых, «советских») хватит до конца жизни, что будем по этим паспортам получать и пенсии, и всё, что полагается. Так всё и есть. Вот я уже на пенсию вышла, на­значили мне её, и всё получаю, слава Богу.

Полис один раз получила, болела часто, а второй выдали, так сама своими руками отдала обратно. Сразу же заболела, но, слава Богу за всё, пошла в поликлинику, заплатила за приём, — и все дела. Это враг сразу напал на меня, чтобы я пошла и попросила полис. Но всё теперь хорошо: и полиса нет, и не болею теперь.

Нашего батюшку Гурия часто переводили из одного храма в другой, а потом вообще отправили из Вологды. Но где бы он ни появлялся, людей возле него было очень много. Лично я, если только узнавала, что о. Гурий в Вологде, в таком-то храме, то бежала туда сломя голову.

Приходил батюшка и в гости ко мне, грешнице, радости тогда у меня было — море. В это время у нас жила моя старенькая мама, ей исполнился 91 год. Отец Гурий подолгу с ней разговаривал, а ей-то как было приятно беседовать с батюшкой! Он маму взял к себе в чада и молился за неё. Вот какой был у нас батюшка, Божий человек!

Когда батюшка умер, я с тех пор не встретила такого доброго и лучезарного человека. Он всегда светил всем, как солнышко, и все любили и почитали его.

 

Воспоминания разных людей

Батюшка игумен Гурий был моим духовным отцом. В моей душе остались самые светлые и теплые воспоминания о нем. От батюшки всегда исходило такое добро, такой свет, что с любой бедой можно было справиться после встречи с ним. Он всегда утешит, наставит, благословит, поддержит.

Батюшка всегда говорил: «Не унывай!», наставлял об обращении за помощью к Царице Небесной. «Проси, умоляй: Владычица, Пресвятая Богородица, помоги, не оставь меня грешную!»

Батюшка приезжал в деревню к моей маме, причастил, освятил дом, после этого мама пошла на поправку и всегда просила, чтобы батюшка еще приехал, чтобы только батюшка Гурий отпевал ее. Но Господь все устроил по-другому: мама с помощью Божьей еще жива.

Батюшка окроплял и нашу квартиру, и в то время имевшуюся у нас машину, очень тщательно окроплял каждый уголок дома, квартиры.

Несколько раз батюшка был у нас в детском саду: освящал детский сад, все группы, в одну группу, к детям, которые сильно кричали, заходил несколько раз, окроплял каждую куколку, разговаривая с ней. Батюшке в детском саду очень понравилось, он всегда интересовался: как у вас коллектив? И люди, даже невоцерковленные, всегда помнили и помнят батюшку, просили, чтобы он еще пришел.

В последнее время батюшка всегда, на каждой исповеди, при каждой встрече, говорил: «Только не бери ИНН», у него о всех нас болела душа, он каждому желал спасения.

Раба Божия Л.

+ + +

Дивен Бог во святых Своих!

К ним я отношу и игумена Гурия. Он был истинный пастырь стада Христова. Всех любил. Это удивительно. А мы и не думали при его жизни, как он велик при всей его скромности.

Что он говорил нам о теперешних днях — все реально сбылось. А мне после смерти игумена пришлось каяться, что я во многом сомневалась: откуда он, не обладая ученостью, как сам говорил, откуда он знал и провидел будущее? А ведь все сбывается. Пастыри наших дней не говорят о предантихристовом времени. А он говорил и велел готовиться. Говорил о новых паспортах, что их нельзя брать. Мало кто не принял эти документы с магнитными полосами позади фотографий. И среди первых принявших те, кто хотел казаться близкими игумену.

Самое главное — паспорта оказались недействительными. Вот заскулят предавшие истину, уплатив деньги за недействительные паспорта! В них даже национальность владельца отсутствует. Владельцы новых паспортов — без роду и племени. А ведь по приказу министра Грызлова можно было мирно жить до конца 2003 года. А дальше? Что Господь пошлет. Дожить надо! Странно еще и то, что среди местного священноначалия у игумена не было последователей, и мнения их о ба­тюшке были не одобряющими, а наоборот — осуждающими.

За глаза поносили игумена якобы осведомленные лица, упрекая в сребролюбии. А жил он в скромной келлии, всегда пользовался городским транспортом, одет был в обветшавшие ризы.

Так что предстает игумен Гурий в памяти пасомых настоящим провидцем, скромным до самоуничижения, но самое главное — любящим пастырем вверенных ему овец стада Христова.

Недостойная прихожанка монастыря Мария,

 июль 2002 года, г. Вологда.

+ + +

Свидетельство

Накануне своего 45-летия я чувствовала себя очень плохо. Нужно было идти менять паспорт, с одной стороны (положение в семье, ситуация на работе), а с другой стороны, я знала, что этого делать нельзя. Трудный выбор не давал мне покоя, и вечером я долго не могла лечь спать. Уже ложась в постель, я всё мучалась вопросом, как поступить. И вдруг произошло ЭТО.

В моей Комнате оказался о. Гурий (уже покойный к тому времени). Явился и сказал:

— Нельзя брать новый паспорт. Взяв его, ты не заметишь, как возьмёшь и всё остальное.

Я думаю, что здесь как раз и подчёркивается принцип обмана, — дело не в том, захочу ли я брать все эти сатанинские номера, а в том, что я не замечу, как их возьму.

Раба Божия N.

+ + +

Я, раба Божия Валентина, узнала батюшку Гурия в последние годы его жизни. Сначала видела его со стороны на улице в Прилуках, как тянутся к нему люди, как просят его благословения. Затем познакомилась поближе. И считаю, что это справедливый и надежный был человек.

ЦАРСТВИЕ ЕМУ НЕБЕСНОЕ.

+ + +

Господи, благослови и помоги!

С какой искренней любовию грешной и недостойной рабе Божией Ирине хочется рассказать о своем дорогом сердцу духовном наставнике батюшке Гурии.

Когда я, грешная, только начала ходить в храм, познавать первые шаги в Православной вере, тогда я и представить себе не могла, что Господь по своей милости ко мне сподобит меня, недостойную, быть чадом верного раба и друга Божия, батюшки нашего, игумена Гурия.

Когда я первый раз увидела своего батюшку во храме, около него стояло множество исповедников. Батюшка с такой любовью и простотой сердца принимал нас, грешников, и после его исповеди хотелось бежать бегом, делать только добрые дела, и забывалось все земное. У нашего батюшки Гурия всегда на исповеди было очень много прихожан. И другие батюшки всегда говорили: «Не затягивайте службы, еще несколько батюшек принимает, пойдите туда, не батюшке каетесь, Богу», но прихожан от нашего батюшки и за уши было не оттащить. У батюшки стояли прихожане не только для исповеди, но и вопросы разные задавали. Как-то стояли бабушки и спрашивают у батюшки: «Батюшка, как нам хочется съездить в Лавру, а денежек нет». А Батюшка с такой любовию отвечает, показывая на сердце: «Вот здесь должно у вас быть, и Бог, и храм, и Лавра. Главное, чтобы вера была крепкая». Вот с такой любовию всегда успокаивал батюшка своих прихожан. А потом, через несколько лет, Господь сподобил меня, грешную, быть чадом моего духовного наставника, батюшки Гурия. Батюшка всех своих чад так любил, сколько сил и трудов было положено, знает только один Господь!

Батюшка всегда пребывал в больших духовных трудах и молитвенном подвиге. У игумена Гурия не было времени ни на сон, ни на отдых, а когда скажешь: «Батюшка, Вы бы хоть немного отдохнули», всегда отвечал с великой любовию: «Отдыхать будем там, на Небесах, в селениях Райских».

И чад своих учил трудиться и не рассеиваться по суете мирской, и очень огорчался, когда видел, что мы очень много времени уделяем этой жизни суетной. Батюшка всегда говорил нам: «Некогда прохлаждаться, у Господа вон нас сколько, всем помогать надо, а если мы поможем тем или другим людям, все поменьше у Бога работы останется. Богу помогать надо», — скажет батюшка.

А как батюшка радовался, когда со своими духовными чадами ездил по святым местам! Как-то мы, грешные, были с батюшкой в одном строгом скиту, у прозорливого старца, и в это самое время старец заболел, но службы вел, а на нас, грешников, у него не хватало сил. И мы, пробыв там три службы, решили уехать домой, подходим к своему батюшке Гурию и говорим: «Батюшка, благословите нас домой ехать, ведь старец болен и не сможет нас принять, а домашние будут переживать за нас». Вот такие мы маловеры… Батюшка расстроился сильно, но благословил нас, грешных. И вот половина чад остались с батюшкой, а половина поехали домой. Когда мы приехали на вокзал и взяли билеты на поезд, так заболела у нас душа, этого не описать. И тогда мы вернулись обратно в скит. А было это в Рождественский пост. Мы обратно бежали бегом, так радовалось сердце наше! А такая пурга, поздний вечер. Явились мы снова в скит, заходим, такие все снежные, а батюшка наш выходит из алтаря, увидел нас, обрадовался радостию великой, подходит к нам, грешным, и кланяется нам низким поясным поклоном до земли. Верный друг Божий не погнушался чад своих непослушных, а с великой любовию смотрит на нас и говорит: «Одобряю, одобряю ваш поступок». И сколько мы тогда получили в скиту радости, духовно изменилась жизнь наша. И принял нас старец, сколько получили мы благодати, как малые дети радовались. Сколько Господь нас любит, дает таких наставников, как игумен Гурий, и вразумляет через своих старцев. Сколько еще можно писать и писать о батюшке нашем, сколько дает Господь любви неземной старцам своим.

Батюшка наш был правдолюбец, он не боялся учить людей истинной вере, не боялся говорить и вопить об идентификационных номерах и антихристовой печати. За истинную веру Христову и был гоним и чад своих учил стоять до последней капли крови, до последнего издыхания за Господа нашего Иисуса Христа и Его Пречистую Матерь и всех Святых до Второго пришествия Иисуса Христа, и встречу с Ним. Аминь.

Раба Божия Ирина.

+ + +

Мы с сыном и духовной сестрой поехали в Вологду. На обратном пути заехали на могилку к батюшке. Погода была морозная, даже птицы не летали. Подойдя к могилке, мы увидели сидящую на кресте синичку, звонко чирикавшую, как бы поджидавшую нас.

Я была виновата перед батюшкой за невыполнение его наставлений. Стала просить прощения, говоря: «Батюшка, поругай меня, грешную». Синичка, сидевшая на кресте все это время, слетела с креста, села мне на ухо и стала нежно клювом теребить мое ухо. Так повторялось трижды. Трижды она садилась мне на ухо и теребила его. Как бы сам батюшка пожурил меня, грешную.

Когда я стала просить у батюшки благословения на обратный путь, синичка снова слетела с креста, села мне на грудь и, подняв свою головку, смотрела мне прямо в лицо. Сестра и сын с удивлением смотрели на происходящее чудо.

Грешная раба Божия 3.

+ + +

Я с батюшкой знакома была очень мало. Я его иногда видела на улицах города, в автобусах, и все время в одежде монашеской. Я спросила у своей знакомой, почему он ее не снимает? Она мне ответила, что батюшка Гурий пришел на землю, чтобы проповедовать Бога во всем, даже одеждой, не стыдясь. Ему нравилось, когда люди, видя священника, останавливались, спрашивали, говорили свои беды дорогой. И он с любовью им помогал.

Батюшка Гурий был послан Богом для спасения душ.

Раба Божия Валентина, г. Вологда.

+ + +

Батюшка заставил меня, грешную, учиться петь тропари Святым и Божией Матери, а мне не очень-то хотелось, но он все повторял: «Учи, пой».

И вот однажды после очередного такого занятия я и говорю: «Ну, батюшка, до того вы дозаставляете меня, что я скоро запою, как Людмила Зыкина». А он так вдруг улыбнулся и ласково сказал: «Ну, тогда я заслушаюсь». И я стала снова продолжать петь.

Бывает, у батюшки задержишься долго и думаешь: ну, дома сейчас попадет. Подойдешь к нему перед уходом домой под благословение и скажешь: «Батюшка, благословите, чтобы дома встретили с любовью». Приходишь домой — о чудо! А дома и вправду встречают хорошо, хотя и должно было бы попасть.

Батюшка не любил торопиться и все делал не спеша, с молитвой. Стоишь, бывало, ждешь его и думаешь, ну уж больно долго собирается, ведь не успеем, но всегда и везде успевал наш батюшка.

Батюшка всегда нам говорил: «Никогда не обещайте, а говорите всегда: я постараюсь. Как только пообещаете, враг все испортит, и вы это обещание не выполните. А если скажете: постараюсь, то врага введете в заблуждение, то ли будете это делать, то ли нет. И тогда, с Божией помощью, все получится».

А сколько у нашего батюшки было смирения, терпения и, самое главное, — любви, судите сами.

Пообещал приехать к нам батюшка, и мы договорились с ним о дне приезда и о времени рейса автобуса, на котором он приедет. Пришла я со своей духовной сестрой в назначенный день на автовокзал за 40 минут до назначенного рейса. День был зимний, шел крупный, легкий, пушистый снег, и мы в душе радовались, что сейчас встретим нашего дорогого батюшку, что понесем его портфель, что будем вместе с ним пить чай и вести беседы в теплой и всегда гостеприимной квартире его духовной дочери. И вот подходит автобус, а батюшки нет. Что такое? Что могло случиться? Может, батюшка перепутал рейс, или его отменили, или опоздал?

Нет, будем ждать следующий рейс. Дождались, и опять нет батюшки. Очень расстроенные пошли домой. На следующий день мы снова пришли встречать батюшку на вокзал, и когда мы его встретили, то узнали, что наш отец Гурий приехал рейсом раньше в назначенный день, а полтора часа на улице стоять зимой, согласитесь, не жарко, и он прошел на вокзал и там ждал нас. А мы в тот вечер были так расстроены, что даже не догадались зайти на вокзал, хотя были около него. Когда вспоминаешь это, то нелепей ситуации, думаешь, нельзя и придумать, вот какие глупые чада встречали батюшку. И вот отец Гурий досидел на автовокзале до 24.00 ночи, вокзал надо закрывать, а куда батюшка пойдет, ведь он не знает ни одного нашего адреса? Его на дежурном автобусе увезли на ж/д вокзал и там он сидел всю ночь до 6 часов утра, до 1-й электрички. Утром сел на электричку и уехал в Вологду.

В Вологде, уставший, он сел на вокзале отдохнуть «после такой встречи» и уснул. Разбудила его милиция, и его забрали для выяснения личности. Поле того, как он был выпущен, поехал наш бедный батюшка к Гликерии, в Прилуки, и, побыв у нее, снова вернулся к нам. И после такого «турне» хоть бы взглядом или словом нас укорил о. Гурий или когда напомнил бы об этом… В уставших его глазах светилась любовь и доброта. Узнавши об этом, мы стали просить про­щения за такую встречу, а он тихо и ласково сказал: «Слава Богу! Зато Гликерию спас, а то в ад пошла бы за нераскаянные грехи…».

Прости меня, грешную батюшка, и твоими святыми молитвами да дарует Господь и мне недостойной, хотя бы частичку той любви, которая в твоем сердце.

Слава тебе, Боже, за то, что Ты даровал такого батюшку!

 

Некоторые наставления отца Гурия

  1. Прежде чем начать молиться утром, умойся, причешись, оденься и предстань перед Господом Всевидящим в подобающем виде, чтобы Господу было приятно на тебя смотреть, а ты тем самым проявишь к Нему уважение.
  2. Если возникает какое-либо затруднение или какая-либо печаль, скорбь, обратись с воплем к Господу Всемогущему: «Господи, помоги, разреши мое недоумение!» А Господь, если это Ему угодно, поможет, и, самое главное, твердо верь, что Всемилостивый Господь не оставит тебя.
  3. Заказал молебен на какую-либо потребу, твердо верь, что Господь, Божия Матерь, Ангелы и Святые помогут тебе.
  4. Считай себя самой великой грешницей.
  5. Прежде чем что-либо взять, сказать, купить…, скажи: «Господи, благослови!» Очень хорошо, если сделаешь 3 поклона перед началом дня, перед уходом на работу.

Раба Божия Н.

+ + +

Батюшку Гурия я видела лишь один раз, но и за одну встречу я благодарю Господа.

Я хотела попросить епитимью за мои грехи, и мы поехали в больницу в г. Сокол. По дороге я представляла его стареньким дедушкой, а когда увидела, то первой мыслью было: «Как солнышко!» Седая борода, седые волосы, видно, что старенький, но какое ясное, светлое лицо! Я никогда раньше не видела таких лиц.

Епитимью батюшка наложить не мог, т.к. был без епитрахили, но сказал, что … поклонов мне хватит. Батюшка говорил очень тихо, и мне приходилось прислушиваться, из того, что он говорил, я поняла, что он долго молится ночью, еще было откровение, что рыбу ему больше кушать не нужно. Еще подал своей духовной дочери молитву, которой отогнал беса: «Божественная правда восторжествует, тысячи людей обманутых врагом рода человеческого, сатаной-диаволом, путем покаяния спасутся».

Нас было несколько человек, и у сестер платки были завязаны сразу назад. Батюшка сказал, чтоб так платки не завязывали, а завязывали так, чтоб концы были вперед, как у наших бабушек и прабабушек.

Когда мы стали уезжать, он нас благословлял: легким ударом касался лба, рук, правого и левого плеча, таким образом получался ровный крест! Очень сильное благословение, как огонь!

Напоследок он мне сказал: «Приезжай с ней» — и указал на свою духовную дочь. Так с тех пор и езжу везде с ней и живу тем, чему учил батюшка.

А спустя, около года, после кончины батюшки, совершенно незнакомая женщина назвала меня чадом игумена Гурий. СЛАВА БОГУ ЗА ВСЕ!

Раба Божия Л.

+ + +

В Вологду наша семья приехала в 1993г из Казахстана. Когда там стали развиваться события, после развала Союза, я стала просить Господа, чтобы вернуться на Родину, в свой дом и поближе к церкви. Переехали в Вологду, и я стала ходить в Прилуцкий монастырь. Для нашей семьи духовное возрождение началось с монастыря. По мере возможности бывая на службе, старалась исповедоваться у батюшки Гурия. Он нас с мужем и с детьми как-то сразу принял.

Я все удивлялась, что никогда не забывает наши имена. Так был рад. Говоришь ему свои грехи, а он: «Как там Леонид? Поспокойнее стал?» — а я только рот раскрыла, думаю: как знает про мужа? Или было: идет мимо (я в то время работала на переезде), возьмешь у него благословение, если погода плохая, отработаешь и не заметишь, так на душе хорошо, и силы появляются.

Или иногда, идя мимо: «Тамара, я за вас с Леонидом молюсь». Так любил моего мужа.

На Преображение Господне внуку было 40 дней, принесли крестить. Батюшка уже устал, ведь такой праздник большой. Он с любовью нас немножко пожурил и окрестил, такое было счастье. По любому было вопросу подойдешь — сразу ответ готов. Спрашивала, как молиться за детей. «Говори: спаси, сохрани, Господи, и не дай погибнуть». Случился пожар, бегу, а батюшка: «Есть в доме «Неопалимая Купина». Кто поджег знаешь? Если да, то молись за него 40 дней». Стала молиться. На третий день прибежал тот, кто хотел спалить.

Говорила: «Батюшка Гурий, помолись за мужа, чтоб бросил курить!» Теперь не курит. Как-то жду батюшку — должен дом освятить. Думаю, собака залает обязательно, а сама копаю картошку рядом за домом. Прихожу на службу, спрашиваю батюшку, почему не пришел. Он так немножко расстроено: «Был, стоял на улице, наверно, полчаса, собака у тебя такая хорошая, глаза умные». Так легко было в то время. Теперь вот не стало батюшки Гурия, не стало близких, чьими молитвами жила. В то время не осознавала я, что и мне тоже надо за других молиться. А теперь настало время молиться по-христиански, с любовью за всех.

Как-то, когда батюшка освящал наш дом, зашел в одну комнату: «Ну вот, тут твоя комната молиться», что теперь и сбывается.

Батюшка Гурий открыто говорил, что ждет нас всех, не разрешал брать ни медицинских полисов, ни пластиковых карточек, ничего. А началось все с ваучеров. Он когда после вечерней службы собрал нас всех, сказал, чтобы ничего не брали, это все вражье. Я, говорит, просыпаюсь ночью, смотрю — стоит вражина в виде ваучера, страшный такой. В келлии у него явился. Так и сказал: «Все покайтесь, кто брал ваучер. Там казематы заготовлены (в аду), кто его брал». Очень резко сказал о телевизоре, когда зашел к нам в дом, что этот миллионы душ погубит.

Говорил: «В церковь ходить нужно. Не можете ходить, так ползите. Пока можно ходить». Но он дал понять, что это время ненадолго.

Знакомая мне рассказывала. Батюшка ее мужа поучал: «Ты, говорит, без молитвы и без креста из дома не выходи». Тут как-то один остался, никого не было. Пришли, говорит, ко мне два мужика какие-то и сказали: «Пошли на улицу». Я, говорит, и пошел. Зашли они в сарайку — сарай тут у нас, где коза раньше стояла. Приводят, а я говорю: «А чего вам надо?» А они говорят: «Вон», — и показывают на веревку. «А-а-ах!», — опомнился и говорю: «Во Имя Отца, и Сына, и Святаго Духа! Аминь». И они исчезли. И после этого смотрю: выходит из дома, крест на себя накладывает, на три стороны все перекрестил и пошел.

Очень сожалею, Что в то время у меня не находилось времени почаще бывать у батюшки Гурия. Теперь это время свободное появилось, и стараюсь побывать у него на могилке. Приходилось обращаться с просьбами, все исполнилось.

ЦАРСТВО ЕМУ НЕБЕСНОЕ.

Раба Божия Тамара, г. Прилуки.

 

Наставления и поучения игумена Гурия

Батюшка говорил, когда стоишь в храме, молишься, надо стоять тихо и не смотреть глазами в пол с поникшей головой; смотреть в пол — это все равно что смотреть в ад. А надо смотреть на святое — иконы, свечи — или слушать священника.

Батюшка учил, что когда священник обходит храм с кадилом, надо в это время сложа ладони правая на левую низко наклониться со словами: «Пошли мне, Господи, Духа Святаго! Прости меня, грешную!»

Батюшка наставлял: носить платок надо правильно, кончики наперед, а не как иноверцы кое-как. Благословлял молиться больше на коленях, говорил: «Погибнет Россия без коленопреклоненной молитвы».

Батюшка говорил, что женщины в основном перестали кормить грудью младенцев, и иссякла любовь к детям. Очень не любил, когда женщины носили брюки.

Батюшка с болью говорил о свече. Свеча — это сила Божья, и человек поставил ее в церкви со своею болью или радостью, и она должна догореть на одном месте, куда он ее поставил, а не играть свечами, как сейчас любят делать наши бабушки у подсвечников.

Как батюшка переживал, болел, видя, как священство и миряне накладывали на себя крест неправильно. Крест — это меч против беса, и искажать его никто не благословлял. Накладывать его надо четко: лоб, пуповина, правое плечо, левое плечо, а потом уже поклон.

В дом входить надо с благословением: «Господи, благослови войти в свой дом мне, р. Б. Марии», крестясь, и бес остается за дверями.

Батюшка говорил, что нельзя что-то важное делать без благословения. Например, идти в суд, к врачу, в больницу, на экзамен, на собрание важное или когда ревизия. Надо обязательно заказать Спасителю благодарственный водосвятный молебен и перечислить имена идущих на какое-то дело, и только тех людей, которые участвуют в этом деле, и Господь все устроит.

Слава Богу за все: и в скорби и в радости.

Раба Божия Мария.

+ + +

Батюшка говорил, чтобы готовили вещи теплые, что нас сошлют на Соловки. Продукты не брать — отнимут, только сухари. Будет голодный период, дней десять. Батюшка советовал сухарями набить 3-х литровую банку и зарыть сейчас в землю (продукты будут отнимать).

Советовал после посещения общественных мест и с утра умываться со словами: «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный…», а на последнее «помилуй нас!» умывать лицо.

Говорил, что если мы новых документов с сатанинской символикой не возьмем и не примем печать антихристову, то легче будет голод переносить, а если кто возьмет и документы и печать, то аппетит у таковых увеличится в семь раз и будут есть трупы (хотя они поклонятся и будут получать продукты). Это предвозвещал и Нил Мироточивый.

Батюшка советовал почаще причащаться и каяться; на людях поменьше говорить, побольше слушать.

Мне батюшка Гурий говорил, что хорошо бы начать постепенно голодать по 3-7 дней; и привел себя в пример, что у него организм начал оздоравливаться от недельного голодания.

Раба Божия.. ,

+ + +

Очень спасительным о. Гурий считал поминовение усопших. Когда он взялся за это, то враг сильно нападал на него. Больше всего имен погибших он нашел в музее г. Вологды. И вот когда он пришел туда переписать имена и встретился с заведующей музеем, то ощутил в ушах такой шум и свист, как на стадионе в самый интересный момент. Он видел заведующую музеем, но не слышал ее. Так враг старался помешать. Это еще раз подтверждает спасительность поминовения усопших.

Набралось около пяти тетрадей и канцелярских книг, в которых имена располагались в несколько столбцов на каждой странице. Отец Гурий и нам поручал читать их. Он учил нас: «Когда мало времени, то можно поминать по три имени первых в столбце и добавлять «и всех». И так каждый столбец имен по порядку до конца тетради. Тогда остальных помянет Ангел».

Можно только догадываться о том, сколько усилий и молитв ему стоили эти тетради. Он говорил: «Наберите себе побольше списки имен усопших и поминайте их чаще. Это  круговорот: ты вымаливаешь усопших, а они — тебя». Спасительная ценность поминовения усопших подтверждается многими Святыми, в том числе Афонскими. Тем самым мы исполняем главную заповедь Божию: «Возлюби ближнего как самого себя». А избавляя усопших от вечных мук, и себя избавляем от них. И особенно важно поминать их за обедом (перед сладким).

Еще о. Гурий говорил:

— Перед обедом нужно пригласить Бога и всех Святых словами: «Пресвятая Троице, Пресвятая Богородице, Архи-стратиже Михаиле со всеми Небесными Силами и все Святые! Приглашаем вас с нами на трапезу, что Бог послал, тому и рады». И, помолившись, садись за стол. Все, что на столе — Бог дал, и нужно спросить: «Господи, благослови взять пищу (хлеб, суп…)». После чего вкушать с благодарением Богу. Тогда пища будет благословенная и вкусна как мед.

Одной из чад о. Гурия был сон. Видит она: высокий дом и лестница большая к нему. По этой лестнице она поднялась и вошла в дом. В нем видит длинный стол, накрытый для обеда. В самом конце его сидит как хозяин о. Гурий. Однако гостей у него за столом очень мало. Вероятно, это те, кто его поминает за обедом.

Для хорошего урожая о. Гурий старался заказать три молебна:

1) иконе Богородицы «Спорительница хлебов»,

2) сщмч. Харалампию,

3) мч. Трифону.

В воду с этого молебна добавить масла от лампадки перед иконой мч. Трифона и ею окропить огород и овощи в погребе (от порчи и грызунов). В конце молебна о. Гурий читал заклинательную молитву от грызунов мч. Трифону. И Бог давал по его молитвам такие урожаи, что и все чада дивились: картофель, капуста, горох, морковь, лук, бобовые… Я, например, никогда не видел такого урожая картофеля, как у о. Гурия в Усть-Печенге. Картофель был величиной с голову человека. А бобы сажали по краю картофельного поля от грызунов. По его молитвам лишний урожай продавали быстрее других.

В бездождие о. Гурий служил на огороде молебны пророку Илие. На втором молебне появились первые капли, а после третьего молебна Бог дал обильный дождь. Хотя в округе дождя не было.

На вопрос «Как спастись?» о. Гурий говорил следующее:

— Прочитай Евангелие и пройди со Христом весь Его путь страданий и просочувствуй все страдания Его как на себе. Помни это каждый день;

— Набери побольше список имен усопших и поминай их чаще. В этом круговорот: ты их вымолишь, они тебя;

— Читай ежедневно «Пяточисленные молитвы»;

— Не принимай печати антихриста и всех ее предтечей с номером «666» (со штрих-кодом), не поклоняйся образу зверя — телевизору, компьютеру;

— Чаще причащайся св. Христовых Тайн. Беги, ползи в храм, пока можно. А когда придет антихрист и сядет на престоле, тогда изменят всю службу (поменяют «Символ Веры», «Отче наш»), тогда и благодать Божия уйдет из храма, и туда уже нельзя будет ходить;

— За все благодари Бога: за каждую болячку — благодарственный молебен. Тогда заживет быстро;

— Молись ночью с 24.00 до 3.00 ч. В сорок раз сильнее молитва ночью, чем днем;

— На молитве надо вопить, чтобы Бог услышал; как грудной ребенок вопит, когда он голоден, чтобы мать услышала даже в соседней квартире;

— Просить об умножении веры в Бога. Читать тропарь Владимирской иконе Пресвятой Богородицы;

— Уходить в затвор (по благословению) на 1-10 суток, чтобы что-то вымолить (главное — прощение грехов). Пища: 1 просфора и 1 стакан св. воды в сутки. Ни с кем не говорить ни одного слова. Больше молиться о прощении и немного отдыхать. Постепенно увеличивать продолжительность затвора до 10 суток;

— Не плюй на землю, иначе враг узнает мысли и может легко тобою управлять;

— Все крестить: дорогу, стол, транспорт, дверь, воду, туалет и т.д. Враг ждет везде поймать тебя (особенно на воде);

— Прежде чем что-то сказать, взять, сделать: «Господи, благослови!» Отвечать не торопись, особенно что-то обещать. Отец Гурий не обещал сразу, а говорил: «Если ничто не помешает, то, может быть, приду». А если не выполняем обещаний, опять грешим. Еще хуже, когда не замечаем своих грехов;

— Как креститься? На лоб, живот (а не выше), правое плечо, левое плечо (сверху, а не ниже). Ведь бес сидит на левом плече. Если ты его крестом не сгонишь, так и будет сидеть. Если нижний конец креста не опускаешь до живота, то крест переворачивается, и бесы радуются. Крест налагать, прижав три перста вместе, а два к ладони. С верой крестись и повторяй: «Во Имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь». Опусти руку, а затем поклон (но не раньше). Иначе ломаешь крест;

— Чаще причащайся. Перед причастием готовься, постись (легкий постный ужин), три дня без мясомолочных продуктов;

— После причастия неси благодать домой, а не на базар или в магазин, чтобы не растерять.

Батюшка предупреждал, чтобы ничего не принимать и не подписывать без благословения. Если нет батюшки, то помолись: три раза «Отче наш» и замри — первая мысль от Бога.

Говорил, что все продукты заражены. Перед едой помолись, перекрести (пищу) и три раза окропи крещенской водой стол. Призывай на обед: Пресвятую Троицу, Пресвятую Богородицу, Архистратига Михаила со всеми Небесными Силами и всех Святых. Когда мы едим, они стоят и ждут приглашения.

Говорил, что скоро будет война. Службу уже начали сокращать. Бог терпит, терпит, а потом как шарахнет, и падут города (Москва, Питер…). Вначале будет война гражданская. Всех верующих увезут, и потом начнется кровопролитие. Бог своих спасет, а неугодных уберет. Потом Китай нападет и дойдет до Урала. 4 млн. российских воинов погибнут за мат (сквернословие), потому что сквернословием четырех матерей оскорбляем: Богородицу, Землю, Церковь и родившую тебя мать. Архангел Михаил китайцев устрашит, и они примут Православие, а нам дадут избрать Царя. 11 млн. китайцев погибнет в войне.

Часто о. Гурий устраивал общие исповеди: по заповедям, тайную. Один читает грехи из общей исповеди, а мы говорим: «Каемся, прости нас, честный отче». А о. Гурий отвечал: «Бог простит». И так каждый грех. И Бог солнышко даже нам даровал.

Он каждую ночь с 24.00 до 6.00 молился. Затем будил нас колокольчиком, благословлял, читали утренние молитвы и шли на послушания, а он отдыхал до обеда. В 13.00 обедали с батюшкой. Часто он нам что-нибудь рассказывал о Боге. Бывали молебны на квартире или на огороде, общие исповеди. После них как гора с плеч грехи слетали. И солнышко выглядывало, и на душе светлело.

Говорил, что из космоса (со спутников) на нас посылают излучения. В последнее время будут болеть головы. Нужно сверху перекрестить голову, начиная с затылка на лоб и справа налево.

Отец Гурий отказывался ужинать перед причастием. Служить начинал рано. Всех поминал на проскомидии, всех исповедовал. Все требы сам служил: молебны, панихиды, отпевания. На водосвятном молебне всех кропил св. водой как райским дождиком. Всегда радостный, улыбающийся. На цветном фото у св. престола была проявлена красная по­лоса-зарево: от престола и выше, от колен о. Гурия и выше. Бог даровал ему Св. Духа как и на престоле Своем.

По силе благодати и вражьи нападки. После освящения квартиры о. Гурий говорил: «Враг изгнан, но он меня не оставит в покое, где-нибудь все равно отомстит». Мстил ему враг коварно. На литургии в алтаре все буквы сотрет в служебнике, а все думают: «Батюшка уснул». Говорил: «Все пройдут высокие, а меня маленького как даст об косяк или в снег. Подсовывали заколдованные продукты, после которых батюшка долго отходил. Даже под видом св. воды. Только чтение 40 раз псалма 26 вывело его из этого состояния (когда он всех подозревал в измене). Угорали от угара печи в доме и в бане. «Как в аду побывал», — говорил. Но он не ве­лел никому это рассказывать.

Добродетели свои тоже скрывал. Предсказывал будущее. Мне подарил дом и говорит: «В нем будет твоя мама жить». И это сбылось после пожара в маминой квартире. За три года он предсказал свою кончину. Перед смертью он взял строгий пост, как в затворе: просфора и стакан св. воды в день. Успел проститься с близкими людьми. Хотел и меня увидеть живым.

Видел всех своих преследователей из милиции и мне их показывал. Готовил чад к мученическому венцу. Имел железные вериги: кольцо на шее с тяжелым крестом на цепи, который протирал всю одежду.

Всегда сверял себя с Библией и еретиков разоблачал на основании Библии. За год до его кончины ему понадобилась Библия. 7 июля 2000 г. я ему вез Библию через Погорелово. Оттуда я ездил к нему в больницу г. Сокола два раза. Но он уже не приходил в сознание. Его молитвами я попал и на его похороны: поклонился ему после отпевания в монастыре, вез его на Лазаревское кладбище, нес его к могиле, держал его крест, когда закапывали. И было у меня чувство и скорби, и радости. Это о. Гурий нас утешал. С его могилки уходить никак не хотелось. Видно, так угодно Богу. Теперь он там еще больше за нас молится Богу и утешает нас.

Батюшка говорил, что VIII Вселенский Собор будет уже не православный, на нем тайно будет присутствовать антихрист. В Св. Синоде будет всего три православных (архиерея), остальные будут встречать антихриста с распростертыми руками. Когда придут пророк Илия и Енох, они будут разоблачать антихриста. Им надо помочь в этом.

Все службы о. Гурий проводил тщательно и без сокращений. Часто он и квартиры освящал, и автомобили. В автомобиле требовал открывать все двери и люки и везде кропил св. водой. Освящение квартиры проводил по чину с освящением воды. Ставил иконку на восток, три свечи, воду и освящал воду, а потом этой водой все кропил в квартире и кадил кадилом. При этом требовал открыть все шкафы, тумбы, серванты, комоды. И по всем углам он кропил св. водой и кадил. При каждении читал псалом 50-й. В частном доме он кропил и кадил даже веранду, погреб, чердак и пристройки: сеновал, сарай, дровяник, баню. После освящения часто нас угощали обедом, от которого батюшка не отказывался. Он говорил: «Теперь враг изгнан из дома, но он мне где-нибудь отомстит». И мстил враг ему жестоко, а он все терпеливо переносил как верный раб Христов и стойкий воин на поле брани. Нам же не показывал свои скорби и был всегда весел и бодр духом. Батюшка также освящал в алтаре св. воду копием. Ею исцелялись многие недужные.

Отец Гурий за несколько лет (1997-1998 гг.) до прославления Царя Николая II служил ему молебны в храме и дома.Еще тогда он молил Бога о Царе. А меня спросил: «Ждешь Царя?» Тогда я недоумевал по незнанию. Но когда начал читать исторические документы о Царе, тогда понял: как нас обманывали жиды, чтобы оклеветать Царя. Чем ближе я знакомился с материалами о Царе, тем он мне становился роднее и ближе. Теперь я точно знаю, что на всех нас лежит тяжкий грех цареубийства, который все мы должны замаливать. Ведь Царь был святой. А враги его оклеветали и убили, чтобы веру православную в нас уничтожить. И кровь царская на всех нас, ведь враг подстроил так, что через ваучеры раздал нам царское имущество. Отец Гурий давал епитимью за ваучер: 12 поклонов с молитвой «Господи, прости меня за то, что я брал ваучер». А все деньги от него раздать нищим. Тогда Бог простит. И нужно прославление Царя Николая II и покаяние в его убийстве всенародное. Иначе Бог накажет нас за этот грех, ведь Царь — Помазанник Божий, к которому не прикасайся. А мы его оклеветали и убили. Какое же должно — быть покаяние, чтобы Бог простил? Царь же уподобился Христу: кротко претерпел все. Теперь Бог открывает нам его через знамения и чудеса исцелений. Через Царя — наше спасение. Бог дал ему дерзновение заступничества за нас, кто призовет его. Царь Николай II и на Небесах второй после свт. Николая Чудотворца.

Батюшка почитал блаженного Анатолия, который подарил ему тройку коней (игрушку). Вот о. Гурий и ездил на ней из Тотьмы в Вологду и обратно на приход.

Батюшка разоблачил самозванца «старца» Сергия в г.Вологде, который силами обманутых ребят строил дом. Ча­дам он не благословил и ходить к Сергию. А тех, кто не послушал его, вычеркнул из своих чад.

Батюшку неоднократно переводили (гнали) из монастыря и опять возвращали, т.к. где о. Гурий, там и народ. Автобусами чада ездили к о. Гурию на приход за сотни километров. Некоторые исповедовались только ему полной исповедью, а другим — общие грехи (чтобы причаститься).

Не благословлял батюшка брать «полис» в Медстрахсервисе. Но чтобы его опять не выгнали из монастыря, мы это утаивали. Отец Гурий всех исповедовал, а кто был с ИНН, тем давал епитимью (12 земных поклонов с молитвой «Господи, прости меня за то, что я взял ИНН»), а после выполне­ния епитимьи причащал. Аналогично и с ваучером, полисом, кредитной карточкой.

Как-то раз блж. Анатолий дал мне через хозяйку денег. В этом он указал мне путь ко спасению (милостыня). А благодати сколько он мне дал — не сказать. Отец Гурий посылал меня к нему с поручениями.

Усилиями батюшки в монастыре (в г. Вологде) стали служить ежедневно литургию, в воскресенье — две. Он настоял, чтобы на проскомидии вынимали частицы из всех просфор, «или купи батон в магазине вместо такой просфоры», — говорил.

Вот еще его некоторые изречения:

— Скорбями и болезнями будете спасаться в последние времена;

— Не бойся, малое стадо, Бог не оставит вас. До 10 дней голода (искусственно созданного) потерпите и спасетесь. Тренируйте себя заранее постом;

— Приобретайте землю, она спасет от голода. Лучше жить при земле, т.е. в деревне на всем своем. Независимость от властей — очень важно. А в городе все примут, когда скажут: «Иначе отключим отопление, освещение, газ, канализацию, телефон»;

— Чтобы не принять печать антихриста — читай молитву от печати антихриста ежедневно;

— Перед судом заказать благодарственный молебен Христу Спасителю с указанием имен врагов. Для примирения — молебен Богородице «Семистрельная». Для устроения мира в семье — молебен св. мчч. Гурию, Самону и Авиву. Упади в ноги и скажи: «Прости меня, грешную»;

— Никого не вини в оскорблениях и обидах, а вини одного врага нашего спасения — сатану. Во всех бедах — он виновник. «Вот, вражина, до чего довел. Во всем враг виноват. Никого нельзя осуждать»;

— Не верь никаким видениям. «Мне ангелы пели Херувимскую — заслушаешься. А оказались бесы». Стоит только поверить им — погибель. Если вовремя не исповедуешься в этом, то враг больше и больше овладевает тобой;

— Носи всегда карандаш и записную книжку, в которую постоянно записывай грехи сразу, как согрешишь. А на исповеди все прочитай. Один раз нужно исповедаться за всю жизнь с семи лет. Сядь и напиши в тетрадку все грехи по этапам: детство, юношество, жизнь до брака, жизнь после брака, работа… Этой исповедью сотрешь все свои грехи. Только ничего сознательно не утаивай. Если стыдно читать самому — отдай батюшке. Стыд этот ложный, от врага, который так и хочет нас затянуть на мытарства навечно. Протяни руку над огнем — больно? А если все тело в огонь? Огонь же геенны во столько раз сильнее земного огня, во сколько земной огонь отличается от нарисованного. На исповеди не важны подробности греха, которые можно опустить, важно назвать сам грех, который совершил сам (а не другие). На Суде каждый за свои грехи ответит. Не иди за толпой в ад, а ищи свой путь к Богу. Проси у Бога дарования Св. Духа. Если нет Его, то вселится нечистый дух. Душа пуста не бывает;

— Блажен кто различает: от кого мысли. Пойти в храм, к больному — от Бога. Пойти в ресторан, на стадион, в пив-бар, на танцы — от врага. Телевизор — изобретение сатаны.

У него люди забывают не только Бога (Которого не видят), но и своих родных, немощных (которых видят).

Отец Гурий открывал нам глаза на многое. А именно на то, чего нужно остерегаться, т.е. не брать, т.к. это предтечи антихристовой печати. Лишь немногим он благословлял брать новый паспорт, у которых безвыходное положение в семье и малая вера. А остальным не благословлял брать ни кредитные карточки, ни медицинские страховые полисы, ни единую медкарту с тремя голограммами, ни ваучеры, ни ИНН, ни новые (российские) паспорта и другие пластиковые документы (водительские права, проездные билеты, «карточку москвича» и т.п.).

Как-то после освящения квартиры о. Гурий сказал, указывая на телевизор: «Этот разбойник есть изобретение сатаны, и его необходимо выбросить на помойку». Преп. Лаврентий Черниговский говорил то же, только другими словами.

Бог открывал батюшке Свои тайны, а он нам. Батюшка говорил:

— «Образ зверя» из Апокалипсиса — это компьютер, который будет ставить печать антихриста. Окончательная печать антихриста есть совпадение (идентификация) номеров на твоем теле, в твоем документе и в компьютере. Она уже ведет только в ад. Но одно только уклонение от печати антихриста Бог вменяет в подвиг достаточный, чтобы попасть в Рай.

Отец Гурий благословлял ежедневно читать молитву от печати антихриста. А своим чадам дал молитву от всех ее предтечей и завещал читать ее ежедневно в 18.00 часов, чтобы была соборная молитва, которая намного сильнее одиночных. По откровению своим чадам через эту молитву мы спасемся и попадем туда, где сейчас батюшка. Успеем на тот пароход, который отчаливает в 18.00 к батюшке.

Другие старцы, в том числе и Афонские, говорят то же самое, потому что истина Божия одна, которая изложена в Библии. Только не каждому дано видеть ее, а только тем, кто хочет спастись и ради этого полагает всю свою жизнь на земле.

Раб Божий…

+ + +

Господи, благослови, во славу Твою!

С какой любовью и нежностью я вспоминаю моего дорогого батюшку о. Гурия!

Несколько случаев из жизни, происшедших со мною, оставляют неизгладимые впечатления.

1.

Был праздник Святой Пасхи. Я первый раз пришла на ночную службу и, чувствую, не простоять. Дремота, вялость сковали меня. Я подошла к батюшке, говорю: «Простите, благословите, чтобы я всю ночь достойно пребывала на службе, а то я усну». Батюшка меня благословил, и Господь послал такую благодать мне, грешной рабе, что я и по сей день вспоминаю эту пасхальную радость. Больше я такого никогда не испытывала.

На второй день после Пасхи я решила взять благословение у батюшки о. Гурия потрудиться на даче. Погода давно уже позволяла сделать все посадки, а я ещё и не приступа­ла к работам, а тут как раз: после праздника, и четыре дня выходных. Я подхожу к батюшке, а он меня не благословля­ет: «Пасха», — говорит. На следующий день снова иду к батюшке за благословением, а он опять не благословляет. Я объясняю, что я работаю и что следующий выходной — через неделю, уговариваю его, а он с любовью, но твёрдо: «Не благословляю. Пасха — неделя, как один день». И так, по милости Божией, я смирилась. Стала ходить на службу каждый день утром и вечером. Заходишь в храм; алтарь открыт, льются весёлые песнопения, звучит жизнеутверждающее приветствие «Христос Воскресе!» И такая радость у меня была, — передать невозможно, нужно только самому почувствовать.

Батюшка о. Гурий был очень добрый и чуткий ко всем нуждам, а что касается веры Православной, — был твёрдый как камень (что не раз приходилось мне испытать).

А дальше были вот какие события. После святой Пасхальной недели ещё неделя прошла, и я поехала на труды дачные. И каково же было моё удивление, когда я увидела, что вся земля на даче вспахана перед моим приездом, хотя я никого об этом не просила! И так за два дня все земельные и посадочные работы были сделаны, и урожай в тот год был отменный.

Вспоминая этот эпизод из моей жизни, я каждый год с Божией помощью провожу праздник Святой Пасхи всю неделю, как один день. Это такая милость Божия, такая радость, получаешь такую благодать, которую никто от тебя не отнимет.

2.

Несколько раз я была на трапезах после праздничной службы вместе с батюшкой. Вроде бы ничего особенного, — обычная трапеза, но состояние души невозможно описать. Радость духовная такая, что сравнить ни с чем земным невозможно.

3.

Незабываемо воспоминание о таинстве соборования, которое совершал батюшка о. Гурий в надвратном храме Спасо-Прилуцкого монастыря. Сколько радости, любви и ласки изливалось от его лика на всех присутствовавших на соборовании! Храм был полон желавших собороваться. И каждого батюшка помазует, добрую улыбку, радость и любовь свою вложит и, конечно же, молитву. Я привела очень больную бабушку, она не могла даже стоять, сидела, а после какого-то времени — встала. Соборование совершалось примерно четыре часа, а моя больная бабушка пожелала ещё и отстоять вечернюю службу. Вспоминая это Таинство соборования, я представляю: лица всех счастливые, радостные, и песнопение, которое продолжалось в душе всю неделю: «Услыши мя, Боже, услыши мя, Владыко, услыши мя, Свя-тый». Слава Тебе, Боже, за такие радостные, благодатные минуты жизни!

4.

И ещё один случай из моей жизни хочу вспомнить. Так уж получилось, по моей греховности, что я не смогла стоять на коленях во время великопостной службы при чтении канона святого Андрея Критского. Приду в храм, на душе — тоска, и боли в ногах. Стыдно, и я ухожу. Пошла к батюшке о. Гурию на могилку, помолилась и стала рассказывать о своей скорби. Когда шла обратно, на душе стало спокойно. Смогла ходить в храм и стоять во время чтения канона на коленях.

5.

Многое можно вспомнить о дорогом батюшке, да разве всё расскажешь. Я не берусь оценивать меру его святости, но то, что он пребывал в любви к Богу и ко всем нам, грешным, это было видно.

Вспоминается случай, когда я по воле сердца, внезапно, пожелала навестить батюшку 10 августа 2001 года в городе Соколе. Приятно и удивительно было то, что, кроме меня, также приехали ещё шесть человек, духовные чада батюшки. Зайдя в квартиру, мы очень расстроились, узнав, что батюшка очень болен, давление — под 300, только что уехала скорая помощь. Мы решили потихоньку приготовить трапезу, читали Псалтирь. И видим: вышел батюшка в епитрахили ис-поведывать нас. Когда я зашла к нему в комнатку, где проходила исповедь, меня охватило чувство любви и сочувствия к нему, мне трудно было исповедываться. После исповеди и разрешительной молитвы батюшка благословил меня читать акафист Святому Духу. Исповедь была закончена, и батюшка, хотя и был очень слаб, сел с нами за трапезу. На его больном лице скромно светилась улыбка. Посидев немного с на­ми и не вкусив пищи, он пошёл в свою комнатку и больше уже не выходил, так было ему тяжело. Это была последняя встреча (не считая посещения в больнице), последняя исповедь, последняя трапеза с ним…

Размышляя об этом, я думаю, какую же надо иметь любовь — до последней капли крови, до последнего издыхания, — чтобы спасать души человеческие, не щадя себя.

Помяни, Господи, во Царствии Своем игумена Гурия и молитвами батюшки и всех Святых помилуй нас. Аминь. Вечная память, вечная память, вечная память… Господь мой, Бог мой, слава Тебе за всё, за всё, за всё!

Многогрешная раба Божия Татиана.

+ + +

Письмо

Здравствуйте, Батюшка, отец Гурий!

Безконечно рада поздравить Вас с Днём Святаго Ангела Хранителя!

«Господь наш Иисус Христос, как Кормчий Небесный, незримо правит, как ладью, жизнь каждого человека к тихой пристани небес. Дивны и неизреченны пути Его промышления о каждом человеке. Некоторым же людям Господь даёт великую милость: всего такого человека Он за скорби жизни, сугубо награждая небесною радостью, употребляет, как орудие Своей воли, для спасения людей. Чтобы нёс этот человек ближним своим свет и радость о Христе!»

Эти слова, Батюшка, я выписала из одной удивительной книги о подвижниках земли Русской. Простите, ради Бога, меня за дерзновение. Но, отец Гурий, ведь это всё можно от­нести к Вам. Сколько душ Вы спасли? Одному Богу всё известно.

Очень, очень хотелось бы увидеть вас, Батюшка. Но на всё — воля Божия.

Доброго здоровья, душевного покоя и милости, милости Господа к Вам!

Мы помним, молимся за Вас. Простите нас, грешных.

Если будете в г. Соколе — милости прошу ко мне.

Недостойная раба Божия N.

Помолитесь о моей дочери — девице NN.

Адрес мой есть у Вас, Батюшка.

 

КРАТКИЕ ЗАРИСОВКИ ИЗ ЖИЗНИ ВОЛОГОДСКИХ ПОДВИЖНИЦ

 

Блаженная

Апполинария Кузьминична Филиппова

Апполинария Кузьминична — Божий человек была. Матушка Серафима рассказывала о том, что когда их, монахинь, посадили в тюрьму, Апполинария Кузьминична навещала их и во всем помогала. Она была прозорливая старушка, высокой жизни, быть может, тайная монахиня. И вот, к ней придешь, так она вот прямо как насквозь все видит, вот какая старушечка, у нее было сердце больное. Она сидела 10 лет в тюрьме. Сначала посадили (это было в 1937 году) в одиночную камеру, где сейчас гостиница Вологда, там тюрьма была, она мне рассказывала, я тогда еще молодая была. Девять месяцев просидела она в одиночной камере, сильно болела, а на Пасху было ей утешение: на стене камеры явилась икона Воскресения Христова и Крест в дивном сиянии. Блаженная Поля перекрестилась, приложилась к иконе и Кресту и ощутила Божию благодать, а потом все исчезло. Тетя Поля была прозорливая, умерла она в 1953 году, на отпевании батюшка сказал о ней хорошее слово, похоронили ее на Лазаревском кладбище, раньше-то и оградка была хорошая, а теперь-то уж все нарушено. При жизни много людей ходило к ней, народ тянется к таким людям. Был такой случай: отец наш был инвалидом Великой Отечественной войны и лечился в госпитале. Одна мамина подружка напекла пирогов и попросила мою маму отнести их Васе в госпиталь. Мама же по дороге зашла к тете Поле и решила угостить ее пирогами, и говорит ей: «Тетя Поля, вот Тоня тебе пирожков послала». А прозорливая Поля сказала в ответ: «Лидонька, милая, ведь всякая ложь от врага, не надо его слушать, ведь Тоня послала пироги Василию Евгеньевичу в госпиталь, а ты их мне несешь». Да, Апполинария Кузьминична все видела насквозь.

 

Ты личного счастья не знала,

Для всех своим сердцем жила,

За всех ты глубоко страдала,

Всем Ангелом Светлым была.

Из воспоминаний рабы

Божией Александры Быковой № 2003)

 

Три Анны

Первая жила в деревне Новленское, она сорок лет ела одни овощи (по два овоща в день). Другая, Анна Ионовна, жила за Харовской, была прозорливица и молитвенница. Третья Анна жила у стадиона «Динамо» в деревянном домике, она держала подвиг молчания (3 года); также была про­зорливица.

 

Блаженная Фаина

Прозорливица и молитвенница. Предсказала иерею Вячеславу сан митрополита, вручила ему посох на мосту. Ныне он митрополит эстонский Корнилий. Однажды она всю службу стучала палкой и ругалась, служащий священник приказал выгнать безумную старуху. Блаженная же сказала: «Не меня, а тебя Господь выгонит». Вскоре этот священник ушел из церкви, снял с себя сан и стал неверующим.

Блаженная монахиня Пахомия (Вологодская)

Говорила: три пятницы попоститься (без воды и еды), так с умершими поговоришь, как с живыми.

 

+ + +

Неси, сестрица, Крест Христовый!

Терпи все скорби до конца,

Тогда взойдешь в чертог готовый

На лоно Господа Творца.

Тебя там встретят звуки пения

И лики Ангелов Святых

Там будешь жить ты в наслаждении,

Не знать мучений никаких,

Когда ты встанешь на молитву

Меня хоть раз да вспомяни.

Хотя я грешница велика,

А в сердце ты меня храни.

 

 

 

 

Небесный телефон

Номер телефона, друг мой, набери:

Книга Иеремия 33 и три.

Коль тебя постигнет горе — Богу позвони

Линия свободна каждый день и час.

Сам Господь устроил этот телефон,

И на зов сердечный отвечает Он.

Разговор безплатный, не ленись, звони,

Вредные сомненья от души гони,

Если ты сумеешь сомнения прогнать,

Никакой задержки ты не будешь знать.

Если нет ответа — линию проверь;

Грехов и злобы не открыта ль дверь?!

Если ты на Небо тщетно позвонил.

Значит, связь живую грех разъединил.

Нужно быстро, срочно линию чинить,

Слезами покаяния вновь соединить…

 

 

Блаженная исповедница Екатерина

Предупреждала, чтобы старались уехать в ссылку на первом эшелоне, в крайнем случае на втором. «А на третий будете бросаться, да вас не возьмут. А там будет очень хорошо. Сама Матерь Божия будет там».

 

МОЛИТВЕННЫЕ ПРОШЕНИЯ

Сначала, как советует св. прав. Иоанн Кронштадтский, перед молитвою нужно себя разогреть. Лучше всего для этого совершить несколько земных поклонов.

 

Прошение, составленное о. Гурием

(в современной корректировке)

Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, Славимый во Святей Троице, Силою Честнаго Животворящего Твоего Креста, молитвами Пречистыя Твоея Матере, Архистратига Твоего Михаила, Крестителя Твоего Иоанна, святителя Николая Мир Ликийских чудотворца, святителя Марка Ефесского, св. мученика Царя Николая Второго, св. мученицы Царицы Александры Новой, св. мученической Царской Семьи, преподобных и богоносных отец наших игумена Сергия Радонежского, игумена Димитрия Прилуцкого, игумена Иосифа Волоцкого, игумена Афанасия преподобномученика Брестского, преподобного Паисия Великого, преподобного Нила Афонского Мироточивого, преподобного Василия Нового, великомученика Георгия Победоносца, св. мученика Вонифатия, свв. великомучениц Варвары и Екатерины, свв. муче­ниц Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, преподобного Феодосия Тотемского, преподобного Серафима Саровского чудотворца, св. блаженной Ксении Петербургской, св. праведного Иоанна Кронштадтского, преподобного Лаврентия Черниговского, преподобного Серафима Вырицкого, подвижниц веры и благочестия Пелагии Захаровской и схимонахини Макарии Темкинской, св. пророка и Царя Давида и всех Святых помилуй нас.

Благодарим Тебя, Господи, за все, за все, за все.

Господи! Избави нас от идентификационных номеров, кодов, электронных паспортов, жетонов, карточек, других антихристовых документов.

Господи! Помоги нам не подписываться ни под какими анкетами, подозрительными объявлениями и другими подложными документами. Господи! Помоги отказаться от заполнения анкет застрахованного лица для получения пенсий.

Господи! Помоги избавиться от свидетельств пенсионного страхования для поступления на работу.

Господи! Помоги отказаться от новых бланков медицинских книжек с тремя голограммами.

Господи! Помоги нам не прельститься заграничной гуманитарной помощью, отравляющей нас.

Господи! Укрой нас от последствий переписи населения.

Господи! Помоги нам в семьях быть в мирном устроении. Господи! Не допусти пронырливых предпринимателей, стремящихся к наживе, к цельбоносным святым источникам.

Господи! Не дай нашим врагам вредить угодьям земли Русской. Господи! Избави нашу область от ядерных захоронений, особенно в лесах.

Господи! Сохрани нашу область от постройки атомных станций. Господи! Если нам на выбор предложат крест или хлеб, помоги выбрать Святой Крест!

Господи! Если нам на выбор предложат две веры, помоги выбрать Святую Православную веру!

Господи! Даруй нам смирение, кротость, незлобие, терпение.

Господи! Всели в нас корень благих — страх Твой в сердца наши.

Господи! Укрепи в нас корень благих — страх Твой в сердцах наших.

Господи! Укрепи в нас веру в Тебя, Сотворшего небо и землю, и вся, яже в них.

Господи! Помоги нам стоять твердо и непоколебимо за Святую Православную веру, до последней капли крови, до последнего издыхания, — за Господа нашего Иисуса Христа, и Его Пречистую Матерь, и за всех Святых, вплоть до Второго Его пришествия на землю и встречи с Ним.

Слава Тебе, Боже, слава Тебе, Боже, слава Тебе, Боже!

Аминь.

 

 

 

 

ЯВЛЕННЫЕ МОЛИТВЫ

Молитва о душах несмысленных, не ведущих Бога и не верующих в Него, с которой сама св. блаженная Ма­трона предстоит пред Престолом Божиим

(явленная ею самою)

Пресвятая Троице, Боже и Творче наш. Сотворивый всяку душу и всяку тварь на Небеси и на земли, Славимый и Покланяемый от Ангел и человек верных, спаси души несмысленные, не ведущие Тебе и не верующие в Тя не по злому произволению своему, но по упущению родителей своих, учителей своих и пастырей своих недостойных. Даруй им зрети величие Твое, и покажи им бездну грехов их, от юности, непрестанно в неведении совершаемых по наущению врага нашего спасения. Подаждь им благое произволение к покаянию, приведи их в храмы Божий и присоедини их, крещеных, но не верующих, и верующих, но не крещеных, ко Святей Твоей Соборней и Апостольстей Церкви, молитвами Пречистая Владычицы нашея Богородицы и Приснодевы Марии и всех Твоих святых. Аминь.

 

Молитва воина Христова

Пресвятая Троице, Боже мой, благослови раба Твоего (рабу Твою) (имя), на брань шествующего (шествующую), огради мя от всякаго зла, порази бесов видимых и невидимых, на мя возстающих, сохрани мя невредима (невредиму) от козней сатаниных и чар колдовских, избави мя от страха иудейска и бесовска, и подаждь ми вся благопотребная для дела, егоже Ты изволиши ми сотворити во славу Твою. Услыши, мя Господи, просвети Лице Твое на мя и помилуй мя. Аминь.

 

Молитва Господу нашему Иисусу Христу об избавлении от пианства и наркомании и всякого инаго дурмана

Господи Иисусе Христе, Пастырю добрый словесных Твоих овец! Ты рекл еси иногда Апостолом Твоим:«Пастырь добрый душу свою полагает за овцы … (Ин. 10, 11). Овцы Моя гласа Моего слушают, и Аз знаю их, и по Мне грядут. И Аз живот вечный дам им, и не погибнут во веки, и не восхитит их ни ктоже от руки Моея» (Ин. 10, 27-28). Верно слово всяко Создателя нашего, и не изнеможет у Бога всяк глагол. Спаси же, Сладчайший наш Иисусе, овцы Твоя заблудшия, страстию пианства и всякаго инаго дурмана одержимыя, глусии яко аспиды к увещеванием ближних своих и отцев духовных, буии и слепни, в бездну адову легионами бесовстими влекомые яко стадо свиное, при жизни мертвии. Изыди во взыскание их, Господи, возложи я на раме Свои яко овча заблудшее, даруй им зрети безумие свое, и положи на сердце им намерение благое ко исправлению жития своего греховнаго. Даждь им веру твердую и упование несумненное на спасение, и время довольно на покаяние. Ближним же их даруй терпение и любовь к ним, погибающим. Помози нам, Господи, аще хощеши, и спаси ны яко Милосерд. Аминь.

 

Молитва подвижнице благочестия блаженной девице Пелагие Рязанской

О, блаженная девице Пелагие, возлюбленная дщи пастыря Саровского Серафима пламенного! Еще в земнем житии твоем нас, нынешних, возлюбившая, и прорекшая нас ради вся грядущая на род наш, заступи ны молитвами твоими ко Господу во дни погибели и отступления от веры истинныя Православныя, укрепи дух наш в обышедших нас скорбях лютых, избави ны от слуг антихристовых, волков в овечьих шкурах, за собою нас во ад влекущих, подаждь нам хлеба во дни гладныя, и кровы во дни бегства нашего, укрый нас от антихриста в пустыне, от века Богом нам предуготованной, и умоли Господа даровати нам прощение прегрешений наших и жизнь вечную на Земли новой, под Небом новым. Аминь.

 

Молитва св. блаженной старице Матроне, явленная ею самою

О святая блаженная мати Матроно, душею на небеси пред Престолом Божиим предстояй, телом же на земли почиваяй и данною ти свыше благодатию различные чудеса источаяй! Призри ныне милостивным твоим оком на ны, грешные, в скорбех, болезнех и бесовских искушениях дни свои иждивающия. Прославленная Богом и человеками, утеши ны, отчаянныя, исцели недуги наши лютыя, от Бога нам по грехом нашим попущаемыя, избави нас от многих скорбей и обстояний, и умоли Господа нашего Иисуса Христа простить нам вся наша согрешения, беззакония и грехопадения, елика мы от юности нашея даже до настоящего дне и часа согрешихом, да твоими молитвами получивши благодать и велию милость, прославим в Троице Единаго Бога, Отца, и Сына, и Святаго Духа, и ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

(Дана в откровении в ночь с

22 на 23 октября/4-5 ноября 1996 года)

 

Молитва эта, по неизвестным причинам, была изменена после канонизации Матушки. Из нее было выброшено слово «Бог», да и другие слова были заменены синонимами. Матушка же благословляет читать именно в таком виде, в каком она приведена здесь.

 

Молитва св. преподобному старцу Феодосию Кавказскому

О, преподобие и богоносне отче наш Феодосие! Служением твоим, подвигом молитвенным, бдением, лощением и окормлением духовных чад твоих ты стяжал еси велию благодать и милость у Господа. И ныне пред лицем славы Его предстояй и неизглаголанного блаженства наслаждаяйся, умоли Человеколюбца Бога избавить чад твоих от скорбей и болезней, бесовских искушений и нападений, волхвования и человек лукавых, диаволом наущенных вредити чадам Божиим, и от всякого зла, и простить нам согрешения наша, вольная же и невольная, да молитвами твоими спасаемые, достигнем кончины живота нашего, безболезненныя, непостыдныя и мирныя, и сподобимся улучити блаженство обители райския. Аминь.

(5.10.1998г.)

(Читается при необходимости от нападений бесовских, от волхвов и от всякого прилога злаго.)

 

Молитва блаженному старцу иеросхимонаху Сэмпсону

О досточудне и прелюбиме старче наш Сэмпсоне! Прежде исхода твоего от жития сего тленнаго ты всем был еси вся, да всяко некия спасеши. И ныне, пред Престолом Божиим ликуя со Ангелы, не оставляй нас, чад своих неразумных, твоим заступлением, да всяк, ко гробу твоему святому притекающий, утешен будет. Подавай же, отче святый, нам, скорбящим, утешение, исцеляй недугующия и бесныя, вразумляй неразумныя, умудряй слепцы и выну полагай нам на сердце мысль благу, ведущую нас к спасению. Мы же, неразумные, твоего отеческаго наставления взыскуем, ибо начавши здати, не можем совершити. Испроси нам у Господа смирения и незлобия совершеннаго и умоли Царя Небеснаго простить нас грешных. Аминь.

Молитва блаженному митрополиту Трифону

О блаженнеший Владыко, досточтимый отче наш Трифоне! Се чада твоя (имена), предстоя пред чудным твоим Образом, молят тя со слезами умиления: настави нас, блуждающих в море житейском, сохрани нас в ограде Святой, Соборной и Апостольской Церкви, и приведи нас к тихой гавани Царствия Небесного. Помози и заступи нас во всех благих делех наших, и избави нас от козней бесовских и человек лукавых. Аминь.

(Читать в духовных искушениях, особенно в искушениях от духовников).

 

Молитва блаженному старцу Аристоклию Афонскому, чудотворцу Московскому

О, предобрый наш пастырю, блаженне старче Аристоклие, Афонский подвижниче, Московская похвало! Ты, яко птица небесная, прелетел еси от земли Русския на Святую Гору Афон, себе в первый Удел Царицею Небесною взятую, да паки возвратишися, украшенный неисчислимыми добродетельми, в Третий Рим, стольный град Москву. Помози нам, чадам твоим, в горькие дни нашего искушения, Господом попущеннаго за отступление отец наших от веры истинныя Православныя. Укрепи нашу веру, испроси нам у Господа зрения прегрешений наших, приведи нас к сокрушению сердечному о гресех наших и помози нам принести плоды достойные покаяния. Уврачуй растленныя умы, души и телеса наши и привлецы к себе малое стадо Христово, да внидем по кончине живота нашего вслед за тобою в Царствие Небесное молитвами твоими, преблаженне отче наш. Аминь.

 

Молитва блаженному старцу схиархимандриту Захарии

О преблаженне отче наш Захарие! Якоже ты добился еси видения и посещения Матери Господа нашего Иисуса Христа, в житии твоем многажды тебе являвшейся и тебе наставлявшей и утешавшей, такожде и нас, грешных, настави и утеши в скорбех и обстояниих наших. Умоли Владычицу мира явити и нам милости Свои и наставити ны на путь спасения. Буди нам помощник и ходатай ко Пресвятой Владычице нашей Богородице и умоли Господа нашего Иисуса Христа даровати и нам, якоже и тебе в житии земном, благодать Духа Святаго и непрестанную теплую молитву. Аминь.

(5.08.1998г.)

(Читать, когда одолевает суета мирская и ослабевает

молитва, при искушении сомнения, и всех трех Евангельских искушениях).

 

Молитва блаженной схимонахине Макарии

О прелюбимая и блаженнейшая мати наша Макарие! Приими от верных сердец наших умильное моление сие: сохрани мир и благочестие в семье нашей, умножи нашу веру в Бога, надежду на Него и любовь к Нему, Отцу нашему Небесному, испроси нам у Господа молитву горячую и сердечную, уврачуй нас, болезнующих душею же и телом, умасти раны наши елеом милости твоея и напои нас, жаждущих, мудростию словес твоих. Избави дом наш и всех ближних рода нашего от враг видимых и невидимых, огради нас от всякого обстояния, належащего на ны, и умоли Господа нашего Иисуса Христа помиловати и спасти нас грешных. Аминь.

(23.07/5.08.1998 года.)

 

 

 

 

Молитва блаженной схимонахине Параскеве (Паше Саровской)

О великая пророчице Божия, блаженная мати моя Параскево! Не вижу я, по грехом моим, промысла Божия о мне и ближних моих. Враг же спасения нашего тщится дерзостно ввергнути мя, окаянного (окаянную), в бездну греховнаго уныния. Помози ми, блаженная мати, озари ум мой, долу поникший, премудростию Божиею, и успокой сердце мое, тебе любящее и Господа моего чтущее. Аминь.

(30.12.1999/12.01.2000)

 

 

ДУХОВНЫЕ СТИХИ

+ + +

О время надвигающейся тьмы!

Она ползет густою паутиной,

И перед этой жадной клейковиной –

Растерянные, согбенные, — мы.

 

Во мраке неисходно пропадают

Народы, лица, души и тела.

Теряются великие дела,

Священные порывы истлевают.

 

Блажен, кто сохранил души елей

И чей светильник не угас доныне.

А что тому, кто не соблюл святыни?

Покаяться, покаяться скорей!

 

Вершина покаяния — смиренье,

Оно низводит в душу благодать.

Иначе нам никак не устоять.

Когда наступит лютое гоненье.

И. Г. Н.

 

+ + +

Не ропщи на тяжелую долю,

Крест суровый покорно неси,

Полагайся на Господа Бога

И с терпением силы проси.

 

Бог послал же тебе испытанье,

Чтоб окрепнуть в тяжелой борьбе.

Эти скорби и муки, страданья,

В этой жизни на пользу тебе.

 

Так не вздумай же в тяжкое время

Передать свое горе кому,

Только Господу Богу молися

И молися Ему одному.

 

Пред иконой склонись головою,

И молися в ночной тиши.

Бог невидимо будет с тобою,

Первый врач. Исцелитель души,

 

Так иди же тернистой тропою,

А широкий путь забывай.

И Господь помогать тебе будет.

Только лишь Его призывай.

 

 

КОНЕЦ И БОГУ СЛАВА!

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *