Китайцы отравили более сотни детей в Иркутской области

in_article_463bb9832aМассовое отравление иркутских детей китайскими овощами — не случайный инцидент, а следствие политики, при которой российские фермеры не могут вырастить продукцию, конкурентоспособную китайской отраве.
Власти Иркутской области начали во вторник проверки качества и законности производства овощей, которыми занимаются в регионе китайцы.
Губернатор Сергей Левченко распорядился проверить жалобу директора одного из хозяйств на искусственное занижение цен на овощи производителями из Китая.
В Иркутске появилась капуста по цене 3,5 рубля за 1 кг. Китайские овощеводы значительно снижают цену на картофель и другие овощи. С такими ценами ни одно хозяйство региона конкурировать не может.
Левченко намекнул на возможную связь продукции китайцев с частыми случаями кишечных отравлений в регионе.
Летом 2016 года в Иркутской области произошло массовое отравление детей. Всего пострадали более 40 детей, четверо скончались. В сентябре и октябре с кишечной инфекцией были госпитализированы учащиеся двух школ в Осинском районе. В начале октября мэрия Иркутска закрыла четыре детсада, где были зарегистрированы 68 случаев кишечной инфекции среди воспитанников.
Российские сельхозпроизводители в самом деле не могут в имеющихся условиях конкурировать с китайскими арендаторами по цене конечной продукции, потому что у них изначально неравные условия ведения хозяйствования, признаёт Владимир Кирдин, замдиректора НИИ Сельского хозяйства.
«Если российский фермер работает не только в чистом поле, но и в поле правовом, он обязан платить огромное количество налогов и сборов, начиная от выплат в различные государственные фонды и кончая затратами на содержание основных фондов. Всё это неизбежно отражается на цене той же самой капусты, которую он привезет продавать на рынок», — сказал он «Ридусу».
В отличие от российского фермера, китайский фермер избавлен от большей части этих непроизводительных расходов. Потому что он, во-первых, китаец, и по природе способен обходиться без обогрева зимой, охлаждения летом и водоотведения осенью. Кроме того, китайские арендаторы эксплуатируют труд своих же соотечественников, и значит не платят взносы в пенсионные фонды, в фонд зарплаты, как это делают их местные конкуренты.
Во-вторых, китаец — краткосрочный арендатор земли, а не собственник. Поэтому он эксплуатирует свой земельный участок «в хвост и в гриву», ему надо за год выжать из него всё, что можно и даже нельзя, а там хоть трава не расти — в самом прямом смысле слова.
«Китаец поэтому вбухивает в свои грядки все существующие на рынке удобрения и ядохимикаты, и его совершенно не заботит, что в его дешевой капусте нитратов будет на половину веса кочана, а на второй год на этом участке вообще ничего не будет произрастать, потому что почва будет отравлена химией. Неудивительно, что дети в Иркутске могли отравиться подобными овощами», — соглашается Кирдин.
У потребителя на сельскохозяйственном рынке, как на любом рынке, всегда есть выбор: покупать дешевую китайскую продукцию на свой страх и риск, либо более дорогую отечественную, но без опасения заработать кишечную палочку. Когда речь идет о закупках продуктов для бюджетных организаций — таких как детские учреждения — их руководство почти не имеет вариантов, кроме как предпочесть цену качеству.
«Но это не значит, что китайцев надо выгонять из России. У российских сельхозпроизводителей есть свои хитрости, как конкурировать с китайцами на равных. Но я вам про них не скажу», — хранит производственные секреты Кирдин.

https://www.ridus.ru/news/233577

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *