«О героях былых времен…»: Владимир Оскарович Каппель, легендарный противник Чапаева. О настоящей, а не кинематографической истории белого генерала и убежденного монархиста! Фильм «Последняя тайна генерала Каппеля». (Видео)

100 лет назад, 25 января 1920 г., от болезни умер генерал Владимир Оскарович Каппель, выведший остатки армии адмирала Александра Васильевича Колчака в Забайкалье. Его имя пробуждает в памяти сцену «психической атаки» из фильма «Чапаев». Но эта атака – авторский вымысел. Карьеру Каппеля и жизнь Чапаева историки изучают до сих пор.

Будущий белый генерал родился 16 апреля 1883 г. в Петербурге в семье офицера Оскара Каппеля, воевавшего в Средней Азии, а затем служившего в корпусе жандармов. Отец умер, когда Владимиру было 6 лет.

Каппель поступил во 2-й кадетский корпус, где сначала много озорничал: подчистил оценки в журнале, скатился с горы на коньках вопреки запрету офицера. Перспектива низкой оценки и платного обучения заставили его повзрослеть, и в итоге Каппель окончил корпус с баллом, позволявшим учиться в Николаевском военном училище за казенный счет. В 1903 г. он получил первый офицерский чин корнета и назначение в Польшу в 54-й драгунский полк. В 1906 г. его перевели в Пермскую губернию, где драгуны участвовали в поимке банды, грабившей под революционными лозунгами.

В Перми Каппель познакомился с 18-летней дочерью горного инженера Ольгой Строльман, завязался бурный роман. Родители запретили ей встречаться с офицером, считая его повесой, но помешать влюбленным не смогли. Когда родители были в отъезде, Ольга без их благословения обвенчалась с Владимиром. Родители не признали брак, но затем изменили мнение об избраннике дочери.

Каппель не был повесой. Командир полка полковник Павел Мелик-Шахназаров писал в аттестации 1909 г.: «Нравственности очень хорошей, отличный семьянин… В тактическом отношении, как строевой офицер, очень хорошо подготовлен… Азартным играм и употреблению спиртных напитков не подвержен». В 1910 г. он поступил в Академию Генштаба, учеба в которой позволяла пробиться в военную элиту России. В 1913 г. Каппель окончил академию по 1-му разряду и отправился служить в Московский военный округ.

В годы Первой мировой Каппель с января 1915 г. служил старшим адъютантом (начальником оперотдела) штаба 5-й Донской казачьей дивизии. Летом 1915 г. она в тяжелейших условиях (запись в журнале боевых действий: «В батареях осталось по семь снарядов на орудие») прикрывала отход русской армии из Польши. Каппель стремился восполнить недостаток сил маневром и активными действиями. Позже он служил в 14-й кавдивизии, а с зимы 1916 г. – в штабе Юго-Западного фронта. За боевые успехи и разработку планов операций Каппеля наградили рядом орденов. В октябре 1917 г. он занимал должность помощника начальника разведотделения штаба фронта. В нараставшем хаосе Каппель уехал к родным в Пермь, где впервые увидел сына Кирилла.

Весной 1918 г. Каппеля призвали на службу в Красную армию в Самару. Но 8/21 июня 1918 г. советскую власть в городе свергли чешские войска и местные добровольцы. Чехи ушли, и никто не решался возглавить малочисленный отряд сторонников эсеро-меньшевистского Комитета членов Учредительного собрания (Комуч). Тогда свою кандидатуру предложил Каппель. Он понимал, что малыми силами удержать город невозможно, и внезапно ударил по Сызрани, где находилось несколько тысяч красных бойцов. Конницу и два орудия отправили в тыл противнику. Когда пехота атаковала город, пушки обстреляли его с тыла. Красные бежали. «Успех операции достигнут самопожертвованием и храбростью офицеров и нижних чинов отряда… Особо отмечаю мужественные действия чинов подрывной команды и артиллерии», – писал Каппель.

Затем его отряд занял Ставрополь на Волге (ныне Тольятти), а 22 июня – Симбирск. Каппель пустил слух, что бригада высадится с пароходов. Красное командование развернуло на берегу реки батареи, чтобы уничтожить белых, но конница и посаженная на подводы пехота Каппеля захватили пушки, не дав им сделать ни одного выстрела. 7 августа каппелевцы заняли Казань, захватив золотой запас России и Академию Генштаба, но большинство ее слушателей не пожелали служить Комучу.

Взятие Казани стало последним крупным успехом Народной армии. Комуч не уделял должного внимания созданию регулярной армии. Тем временем Восточный фронт Красной армии возглавил бывший полковник Иоаким Вацетис. Расстрелы бежавших с позиций укрепили дисциплину. Пополнение фронта боеспособными частями и вооружением позволило красным перейти в наступление на Казань. Каппель в конце августа внезапно ударил им в тыл, но вынужден был отступить. 2 сентября он писал в штаб Народной армии: «Непрерывные бои бригады в течение трех месяцев окончательно истрепали ее. В районе Казани бригада потеряла 400 одними ранеными… Убыль старых бойцов и почти всего командного состава 1-го полка сделали бригаду почти небоеспособной, и необходим безотлагательный отвод ее в тыл…» Однако еще три месяца Каппель во главе бригады и сводного корпуса сдерживал натиск Красной армии под Мелекесом, Бугульмой и Уфой, нанося внезапные удары.

Три дивизии Волжского корпуса на 45% пополнили бывшими красноармейцами, не были надежны и мобилизованные крестьяне. Только в артиллерии и коннице большинство сохранили добровольцы. Каппель надеялся, что ему удастся укрепить боевой дух войск до отправки на фронт, но ошибся.

В апреле Красная армия перешла в контрнаступление. В мае не закончивших обучение волжан бросили в бои под Белебеем. Под Уфой корпус Каппеля не воевал и «психической атаки» каппелевцев на позиции чапаевской дивизии не было, не было в корпусе и офицерского полка. В тех боях проявилась неустойчивость частей, пополненных бывшими красными. 10-й Бугульминский полк перешел к противнику. Белые отступали, оставив противнику Поволжье и Урал.

Шанс остановиться белые получили на Тоболе. В августе 1919 г. они закрепились на правом берегу реки. Но вместо организации обороны и накопления резервов штаб Колчака решил наступать. Несмотря на просьбу Каппеля, на посту командира кавалерийского корпуса остался генерал Павел Иванов-Ринов, еще не участвовавший в Гражданской войне. Удар на Петропавловск достиг успеха, но глубокий рейд в тыл красных провалился. «Если бы во главе корпуса поставить кавалерийского генерала, например Каппеля, то успех оказался бы более значительным», – писал военный министр колчаковского правительства Алексей Будберг.

Когда в октябре красные возобновили наступление, у белых не оказалось резервов для контрманевра. Армия беспорядочно отступала, отходу мешали восстания крестьян. Ряды белых выкашивали болезни и дезертирство. Колчак передал 3 декабря 1919 г. командование армией Каппелю. Он стремился оторваться от красных, уменьшить потери. Каппель задерживался на передовой, боролся с бесчинствами в тылу, договорился с местными властями, и в Мариинске проходившие полки получили продукты и зимнее обмундирование. К городу Канску он повел колонну прямо по льду реки. Каппель шел пешком и случайно зачерпнул в сапоги воды, вскоре у него начался сильный озноб. В деревне Барга ему без анестезии ампутировали обмороженные пятки и часть пальцев на ногах, затем у него развилось воспаление легких. Выведя остатки Белой армии в Забайкалье, 25 января он умер.

Каппеля похоронили в Чите, а осенью 1920 г. его останки перевезли в Харбин, где они покоились в ограде Свято-Иверской церкви. В середине 1950-х гг. по настоянию советских представителей в КНР могилу и памятник – мраморный крест с терновым венком – уничтожили.

Трагичной оказалась и судьба родных Каппеля. Жену Ольгу, приехавшую в Москву в поисках работы, взяли в заложники в мае 1919 г., но через год выпустили, вынудив оформить развод с умершим мужем, вскоре она вернулась в Пермь к родителям. В декабре 1937 г. ее осудили к 5 годам лишения свободы как социально опасный элемент, в 1942 г. срок заключения продлили на 2 года. Она возвратилась в Пермь в 1947 г., работала медсестрой, в 1956 г. добилась реабилитации и умерла в 1960 г. Сына Кирилла арестовали в 1937 г., но выпустили весной 1939 г., в сентябре 1941 г. его призвали на фронт, он воевал под Ленинградом и был ранен, умер в 1995 г.

И еще один поворот истории: в январе 2007 г. прах Каппеля перезахоронили на Донском кладбище в Москве. Могила же Чапаева не найдена.

Павел Аптекарь

https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2020/01/30/821901-vladimir-kappel?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com&utm_campaign=dbr

+ + +

Белый генерал Владимір Оскарович Каппель умер в «Великом Сибирском Ледяном походе»

Владимiр Оскарович Каппель

Владимiр Оскарович Каппель (16.03.1883-25.01.1920) – видный военачальник Белого движения. Родился в Тульской губернии, в г. Белеве, в потомственной офицерской семье, происходившей из прибалтийских немцев. Окончил 2-й кадетский корпус, Николаевское кавалерийское училище (1906) и Николаевскую академию Генерального штаба (1913).

Уже в 1908 г. в аттестации поручика Каппеля говорилось: «В служебном отношении обер-офицер этот очень хорошо подготовлен, занимал должность полкового адъютанта с большим усердием, энергией и прекрасным знанием. Нравственности очень хорошей, отличный семьянин. Любим товарищами, пользуется среди них авторитетом. Развит и очень способен. В тактическом отношении, как строевой офицер, очень хорошо подготовлен… Имеет большую способность вселять в людей дух энергии и охоту к службе. Обладает вполне хорошим здоровьем, все трудности походной жизни переносить может». За образцовую службу и успехи в учебе в 1910 г. был награждён орденом Святого Станислава 3-й степени, в 1913 г. – орденом Святой Анны 3-й степени.

Первую Мiровую войну начал капитаном: начальник штаба 347-го пехотного полка; в 1916 г. стал подполковником. Служил в разных частях, в августе 1917 г. – начальник Разведывательного отделения штаба Главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта.

Каппель тяжело переживал падение монархии, развал армии и страны после Февральской революции. В недавно вышедшем сборнике материалов о Владимiре Оскаровиче об этом читаем: «Февральскую революцию он пережил в нравственном отношении очень тяжело, может быть, тяжелее, чем октябрьскую, так как вторая явилась естественным продолжением первой. В.О. Каппель понимал, что после февраля оздоровление страны может быть только тогда, когда сильный и умный диктатор, придя к власти, уберет с Российского пути звонко болтающее правительство Керенского… Владимiр Оскарович слишком чтил ушедший в феврале строй, чтобы дешевыми, звонкими фразами говорить о нем – это был для него слишком серьезный вопрос, к которому следует относиться особенно бережно. Каждый злобный, грязный и, в большинстве, до идиотизма глупый выкрик в адрес прошлого глубоко ранил его душу и оскорблял его. Давать лишний повод к этому он не имел права по своим убеждениям; спорить, доказывать было безполезно; погибнуть за это во время таких споров он не считал себя вправе, так как в душе и уме уже созрело решение встать на путь борьбы с советской властью, конечным этапом каковой было восстановление старого порядка. Но он об этом молчал, и только совсем немногие, самые близкие люди знали это…».

«Будучи убежденным монархистом, Владимiр Оскарович понимал, что говорить в то время об этом, звать к этому – значит только вредить принципу монархии. Взбесившаяся страна, от полуграмотного солдата до профессоров и академиков, открещивалась от этого. Всякое напоминание об этом заставляло настораживаться. «Призрак реакции» только разжигал эту злобу к старому. Надо было не говорить, а действовать… а потом, когда страсти остынут, звать русский народ к настоящей русской жизни, возглавляемой потомками тех, кто триста лет вёл страну по пути славы и правды» («Каппель и каппелевцы»).

В августе Каппель попал под подозрение в монархизме и поддержке Корниловского выступления, однако арестован не был. 2 октября 1917 г. Каппель оставил службу и убыл в разрешённый ему по болезни отпуск в Пермь к своей семье. Там его застал большевицкий переворот, после которого подполковник Генерального штаба Каппель формально оказался в подчинении красного командования. Однако в создании красной армии не участвовал, от предложенной красными должности заведующего отделом Окружного штаба отказался. «Декрет о мире» и Брестский мир довершили разгром Русской армии.

В конце 1917 г. Каппель оказался вовлечен в гущу происходивших в Поволжье событий. 25 мая 1918 г. произошло восстание чехословацкого корпуса, свергнувшего власть красных в таких важных центрах, как Челябинск, Сызрань, Омск, Самара, Владивосток. (Антанта позволила это, надеясь направить чехословаков на восстановление восточного антигерманского фронта, а вовсе не против большевиков.) Этим воспользовались представители разогнанного большевиками Учредительного собрания (в основном эсеры), создавшие 8 июня в Самаре Комитет членов Учредительного собрания (Комуч) – правительство, претендовавшее на власть на всей неподконтрольной большевикам территории Сибири. Каппелю было предложено командовать отрядом собранных в Самаре добровольцев, которых было сначала всего 350 человек. Владимiр Оскарович согласился, хотя и не разделял взглядов эсеров. Хотя он монархист по убеждению, но надо прежде всего воевать с большевиками, – говорил он.

Первые же боевые действия, предпринятые под руководством Каппеля, были успешны, что способствовало росту авторитета талантливого военачальника и притоку к добровольцам пополнений. В июне 1918 г. внезапным ударом отряд Каппеля выбил превосходящие силы красных из Сызрани, затем взял Ставрополь-на-Волге, Симбирск, в августе – Казань, захватив находившуюся там (эвакуированную во время войны) значительную часть золотого запаса России, что имело огромное значение для развития всего Белого движения (хотя Антанта и обманула, не поставив обещанное вооружение). В августе Каппель получает чин полковника.

По свидетельству современников, в сражениях с красными Каппель проявил себя как храбрый и находчивый командир. Он лично с горсткой соратников совершал налеты на красные части, тщательно продумывая операции и обходясь минимумом потерь (например, при взятии Казани потери составили 25 человек). Примечательной чертой Каппеля было также стремление укрепить дисциплину во вверенных ему войсках и не допускать туда революционных (эсеровских) агитаторов. Сроднившись с рядовыми добровольцами, разделяя с ними все опасности боёв, питаясь из одного котла, Владимiр Оскарович завоевал искреннюю любовь своих подчиненных. Слава о нем как белом вожде уже тогда распространилась широко, чему способствовало и то, что Каппель не расстреливал пленных красноармейцев, а обезоруживал их и отпускал по домам, показывая этим, что белые воюют с большевиками, а не с простым народом, который в основном был мобилизован красными насильно под угрозой расстрела.  (Красные по своему отдали дань уважения Каппелю: газета «Красная звезда» в 1918 г. назвала его «маленьким Наполеоном», большевицкий штаб отдельным приказом назначил за голову Каппеля премию в 50 000 рублей; позже храбрость каппелевцев отразилась даже в фильме «Чапаев», в сцене психической атаки белых.)

Сразу после взятия Казани Каппель приступает к разработке плана дальнейшего наступления на Москву через Нижний Новгород. Но этому воспротивилось чехословацкое командование, да и эсеровский Комуч не поддержал, считая первоочередной задачей укрепить оборону завоеванного.

Успехи белых, однако, оказались недолговременными. Ленин объявил восточное направление приоритетным (его родной Симбирск оказался у белых…). Красные укрепили три армии лучшими своими латышскими частями, прибыл наркомом военных дел Троцкий, который ввел жестокие карательные меры против дезертиров и деморализованных красноармейцев. У Каппеля же было всего 14500 штыков, 1500 сабель, 70 орудий и незначительное число оренбургских казаков. В августе-сентябре пришлось оставить Симбирск и Казань, хотя большевикам победа далась дорогой ценой. Тем не менее в середине сентября Каппелю удалось приостановить красных на волжском рубеже. Общая численность войск полковника Каппеля к этому времени составляла 4460 штыков и 711 сабель при 140 пулемётах, 24 тяжёлых и 5 лёгких орудиях. Силы красных были в 10 раз большими, так что отступление с арьегардными боями продолжилось к Уфе, где части Каппеля были пополнены и переформированы во 2-й Уфимский корпус. 17 ноября Каппель получает генерал-майора.

18 ноября 1918 г. в результате антиэсеровского переворота к власти в Сибири пришел адмирал Колчак. Каппелю поручено руководить 1-м Волжским корпусом. (За взятие в 1918 г. Сызрани, Симбирска и Казани Каппель был награждён орденом св. Георгия 4-й степени.)

В мае-июне 1919 г. развернулись сражения за Белебей и Уфу. За отражение наступления красных Каппель получает орден Святого Георгия 3-й степени и звание генерал-лейтенанта, на что он ответил, что лучшей наградой для него были бы подкрепления… Слишком неравными были силы. Последовало неизбежное новое отступление и дальнейшая непрерывная полоса неудач – под Челябинском, в районе реки Тобол… После потери Омска Колчак, разуверившись в способности других своих соратников стабилизировать фронт, доверил генералу Каппелю командование всеми остатками армии. Но положение было уже практически безнадежным, к тому же чехословаки получили приказ двигаться на восточный фронт против Германии не через Россию, а через Владивосток (Антанта заключила тайный союз с большевиками). Колчаковское правительство, вынужденное покинуть Омск, перебралось в Иркутск.

Каппелю удалось спасти остатки войск от окончательной гибели в Сибири. Поскольку чехословаки при эвакуации захватили у белых все поезда (и ценности), железной дорогой белые части воспользоваться не могли. Отступая, приходилось продвигаться по направлению к Иркутску по бездорожью – через тайгу, по льду замерзших сибирских рек, вырываться из окружения под Красноярском. Приходилось сражаться и с красными партизанскими бандами, наподобие Рогова, и вступать в конфликты с чехословаками. Каппель вызвал на дуэль командующего чехословацким корпусом Яна Сырового за поддержку большевиков и выдачу им Колчака, но Сыровой не ответил. Эта эпопея с преодолением 3000 верст сибирской зимой была впоследствии названа: «Великий Сибирский Ледяной поход». В зимнюю стужу Каппель провалился в ледяную воду реки Кан (притока Енисея), отчего заболел воспалением легких и отморозил ноги, их пришлось ампутировать подручными средствами. Тем не менее, он продолжал руководить войсками даже тогда, когда мог держаться на лошади лишь, будучи привязанным к седлу.

Один из участников похода А.А. Федорович вспоминал: «Стиснувшего зубы от боли, бледного, худого, страшного, генерала на руках вынесли во двор и посадили в седло. Он тронул коня и выехал на улицу — там тянулись части его армии — и, преодолевая мучительную боль, разгоняя туман, застилавший мозг, Каппель выпрямился в седле и приложил руку к папахе. Он отдал честь тем, кого вел, кто не сложил оружие в борьбе. На ночлег его осторожно снимали с седла и вносили на руках в избу».

У Нижнеудинска произошел последний большой бой, в котором каппелевцы отбили красное наступление. 22 января 1920 г. Каппель приказывает двигаться к Иркутску двумя колоннами, чтобы освободить Колчака и золотой запас, после чего установить связь с атаманом Г.М. Семеновым и создать новый боевой фронт. По этому плану две белых колонны должны были соединиться у станции Зима и здесь подготовиться к решающему броску на Иркутск. Одновременно Каппель выпустил такое обращение к сибирским крестьянам:

«За нами с запада подвигаются советские войска, которые несут с собой коммунизм, комитеты бедности и гонения на веру  в Иисуса Христа. Где утверждается советская власть, там не будет трудовой крестьянской собственности, там в каждой деревне небольшая кучка бездельников, образовав комитеты бедноты, получит право отнимать у каждого все, что им захочется. Большевики отвергают Бога, и, заменив Божью любовь ненавистью, вы будете безпощадно истреблять друг друга. Большевики несут к вам заветы ненависти к Христу, новое красное Евангелие, изданное в Петрограде коммунистами в 1918 году…»

Но силы оставляли Владимiра Оскаровича. Умирая, он передал командование генералу С.Н. Войцеховскому. Скончался генерал Каппель от воспаления легких 26 января 1920 г. в деревне Верхнеозерская в районе Верхнеудинска.

Уже после смерти Каппеля, 6 февраля 1920 г. белые пробились к Иркутску для освобождения адмирала Колчака, но взять город они были уже не в силах. 7 февраля Верховный правитель, преданный союзниками по Антанте, был расстрелян красными. Каппелевцы обошли город и удалились в Забайкалье. Тело вождя они не бросили на поругание большевикам, но увезли его с собой через сибирскую тайгу, невзирая на все трудности, чтобы достойно предать земле в Чите. В 1922 г. во время окончательного исхода белых за пределы России прах генерала был вывезен соратниками для перезахоронения  в Харбине у алтаря Иверской церкви. Генерал-лейтенанту Генерального штаба Каппелю был поставлен памятник, который в 1955 г. был разрушены китайскими коммунистами по требованию СССР. В 2006 г., в рамках кампании по улучшению «имиджа» президента В.В. Путина, останки белого генерала были перевезены в РФ для презахоронения на кладбище Донского монастыря.

Генерал В.О. Каппель был одним из самых стойких, волевых и талантливых генералов-монархистов в Белых армиях. В советской России у него остались дети: дочь Татьяна (1909 г.р.) и сын Кирилл (1915 г.р.), судьба которых неизвестна.

Использованы материалы:
И.О. Сурмин «Самые знаменитые герои России» (М., «Вече», 2003).
«Каппель и каппелевцы», Редатор-составитель Р.Г. Гагкуев (М., «Посев», 2007).
Энциклопедии «Википедия» и «Хронос»:
http://www.hrono.info/biograf/bio_k/kappel_vo.html
http://ru.wikipedia.org/wiki/Каппель

Постоянный адрес страницы: https://rusidea.org/25012609

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *