ПРАВДИВАЯ СЕНСАЦИЯ! Кто такие «варяги» и «викинги», и почему последние, при всей своей воинственности и храбрости, никогда не ходили воевать на Русь — Гардарику, весьма многообещающую, с точки зрения наживы, «страну городов»! (Видео)

var-armflot31

Набеги этих свирепых рослых воинов потрясали Европу целых 350 лет. Они отличались отвагой, полным пренебрежением к смерти и крайней жестокостью к врагам, и предпочитали добывать золото и славу тяжёлыми, остро отточенными мeчaми.

Впервые они появились в Дании в 725 году — как торговцы, но вскоре навели ужас на европейские города и монастыри. Первые столкновения викингов с местным населением произошли в Англии в 789 гoдy, когда северяне высадились на побережье графства Дорсет и разорили монастырь св. Kyбepтa, а позже атаковали побережье Ирландии, где основали королевство, и подвергли набегам северные территории Шотландии, Данию и Францию.

Грабежам подверглись Гамбург и Руан, Лиссабон и Тулуза, Йорк и побережье Северной Африки. Осада викингами Парижа в 839 гoду вошла во все европейские хроники и отличалась масштабом и жестокостью — город окружило не менее 40 тысяч викингов. Через год в Париже началась чума, и город сдался, откупившись от северных «рэкетиров» грузом серебряных монет.

Что же мы знаем о нравах этих свирепых варваров? Вплоть до XI века викинги оставались язычниками и верили, что погибший в бою воин отправляется в Валхаллу, где обретает новую жизнь и предаётся пирам и сражениям. Те, кто умирал от ран, попадали в объятия богини Фрейи, а погибшие в бою женщины обретали покой внутри священной горы Хёльгафел. Тех, кто умирал от болезни и старости, ждало мрачное подземелье мёртвых — Хёль.

Фото © Public Domain

Викинги были суеверны, боялись плохих примет и проклятий, но насылали их на других с помощью нитсшеста. Нитсшест сооружался из деревянного шеста, на котором вырезались руны проклятий. На шест насаживали голову лошади, а иногда — и человеческую голову, направляли в сторону врага. Отныне враг был проклят, а его боги-покровителя должны были изгнать его с земли, чтобы обрести покой. Согласно «Саге об Эгиле», берсерк Эгиль Cкaллaгpимccoн был изгнан из Норвегии и сделал нитсшест, чтобы проклясть врагов.

Дисциплина у викингов поддерживалась системой жестоких наказаний, самым крайним из которых была смертная казнь — она могла быть почётной или позорной. Часто человека вешали в священной роще, посвящённой богу Одину, у которого было ещё одно имя — Hangatýr, что значило «бог висельников». В его честь вешали не только людей, но и собак и даже скот.

Самой страшной казнью была казнь «кровавый орёл», она упоминается в «Младшей Эдде» и изображена на Стура-Хаммарском жертвенном камне, который был найден на шведском острове Готланд в Балтийском море. Во время казни человека клали на камень лицом вниз, боевым топориком взламывали рёбра вдоль позвоночника, раздвигали их и вытаскивали наружу лёгкие. Человек умирал от болевого шока.

 Этой казни подвергали предателей или особо свирепых врагов — так были убиты король Нортумбрии Эллe II и король Эдмунд. Впрочем, официальная история гласит, что Эдмунда викинги расстреляли из луков.

Практиковали и сожжение в срубе — это считалось позорной казнью: так казнили рабов. А в голодные годы викинги убивали собственных детей, выбрасывая их на копья.

Для строптивых противников викинги приберегали особую пытку — хеймнар. Пленному врагу обрубали руки и ноги, затем человека лечили, чтобы не умер, и возили «обрубок» с собой, пугая им несговорчивых врагов. Известно, что так враги поступили с королём Норвегии Мангусом Эpлингccoном.

Фото © Wikipedia

 Больше всего викинги боялись… зомби. Они верили: если мёртвого сородича не похоронить как следует, он оживёт, станет живым мертвецом — драугра — и заберёт с собой ещё кого-нибудь. Умирать в собственных постелях викинги не собирались, поэтому похороны становились для них важным событием.

Арабский путешественник Ахмад ибн Фадлан в IX веке стал свидетелем похорон богатого викинга и описал обряд погребения. Сначала покойника закапывали в землю на 10 дней. За это время для него шили погребальные одежды, готовили ладью и выбирали жертву — рабыню, которую сажали под охрану и опаивали дурманом.

Затем покойника вынимали из могилы, обряжали и клали в погребальную палатку на ладье, установленной на помосте. Туда же клали его любимые вещи и оружие, принесённых в жертву коней и петухов.

Рабыню ещё раз опаивали, затем отводили на ладью, где несколько воинов буквально над трупом вождя овладевали женщиной, а потом валили её на труп, верёвками растягивали руки-ноги, накидывали удавку на шею и начинали душить, а пожилая женщина, изображавшая смерть, убивала рабыню кинжалом. После этого корабль сжигали, сверху насыпали курган и предавались тризне.

 От людей, живших среди таких жутких обычаев и поверий, ждать пощады было бессмысленно. Так почему же эти жестокие воины не ходили войной на Русь (при том, что у норманнов она называлась Гардарикой — «страной городов». А город, как известно, всегда был средоточием богатства — ред.)? Почему, вместо того чтобы грабить славянские племена, они… НАНИМАЛИСЬ к русским князьям в наёмники, и мирно проходили мимо русских городов в походы на Каспий, в Персию, а то и вовсе уходили в Европу? (Летописи Западной Европы наполнены ужасами перед викингами: как только они по весне появлялись на морском горизонте, население прибрежных городов и поселков тут же уходило вглубь континента! Но НИ В ОДНОЙ русской летописи нет даже намека НА СТРАХ перед викингами! Русские викингов НЕ БОЯЛИСЬ — и скорее всего, по той причине, что сами могли ДАТЬ ИМ МОЩНЫЙ ОТПОР, «врезать по рогам»! И норманны ЭТО ЗНАЛИ, и именно поэтому для них не было зазорным ИДТИ НА СЛУЖБУ к русским князьям — как к более сильному и УВАЖАЕМОМУ противнику; принимать, так сказать, вассалитет. Вы можете представить себе викингов — ВАССАЛАМИ западноевропейских правителей, чьи народы и их самих они «гоняли», как хотели — о чем написано выше?!!  — ред.) 

Версия о том, что славянские народы и народы Скандинавии могли быть родственниками, давно развенчана специалистами ДНК-генеалогии. Викинги не оставили никакого генетического следа в генофонде русских и сами роднёй славянам не были.

Фото © Public Domain

Не выдерживает критики и версия о том, что грабить на Руси было некого, а дикие славянские племена жили в лесах в крайней бедности. Археологические находки свидетельствуют о том, что на месте Новгорода люди жили с VIII века, на месте Изборска и Старой Ладоги — с VI века, на месте Мурома — с начала I тысячелетия. (О том, что нашу страну, Русь, викинги называли  Гардарикой — «страной городов», а города — это всегда место развитой цивилизации, где можно ХОРОШО ПОЖИВИТЬСЯ, мы писали выше — ред.)

К концу X века на Руси было не менее 60 крупных городов. С русскими князьями мечтали породниться градоправители многих стран. Князь Владимир Святославич был женат на византийской царевне Анне, дочь Ярослава Мудрого Анна стала королевой Франции, а сыновья Изяслав и Святослав были женаты на европейках — первый на сестре польского короля Гертруде, а второй на австрийской принцессе Оде. (О матримониальных делах, связанных с нашими князьями и их детьми, речь пойдет ниже — ред) 

Тем не менее, археологические находки свидетельствуют о том, что на Руси викинги бывали.

Остаётся лишь один вариант — что с VIII по X век с русскими не могли соперничать даже викинги. Возможно, что ещё раньше появления викингов на севере Руси существовало государственное образование русов, которых греки называли варягами (варангами), европейцы — путали с викингами и именовали норманнами, а в Киеве их звали мурманами (это, скорее всего, видоизмененное «норманн». Кстати, название города Мурманск вам ни о чем не говорит? — ред.)

Именно из племени русов-варягов были призваны князья: Рюрик — в Новгород, Синеус — на Белое озеро, а Трувор — в Изборск; и как пишет автор «Повести временных лет», «…от тех варягов и прозвалась Русская земля». Русом был и киевский князь Вещий Олег, который «прибивал свой щит» на врата Царьграда — то есть брал Константинополь. (В том, что варяги — это южнобалтийские славяне, а никакие не норманны-скандинавы, нисколько не сомневался и наш выдающийся гений-ученый М.В. Ломоносов, «бивший за это морды» приглашенным немецким «ученым» в Российской Академии наук, которые всеми силами устанавливали «норманнскую теорию» появления Русского государства, а также известный деятель более позднего русофильского движения А. С. Хомяков. Интересно почитать на эту тему и лекции В. О. Ключевского: в одной из них, в частности, описывается возвращение домой известного по скандинавским сагам Олафа Святого, который до этого 20 лет прослужил у князя Вальдемара (св. Владимира) и который после шторма был прибит к южнобалтийскому берегу, где правила княжна со славянским отчеством. Так вот, он представился ей… русским купцом (к тому времени он уже хорошо владел русским языком), а отнюдь не норманном-викингом и воином, зная, по всей видимости, о не очень хорошем (скорее всего, именно на тот момент) отношении балтийских славян-варягов к северным соседям по Балтике — норманнам-викингам! — ред.)

Проще говоря, если бы викинги сунулись на Русь как враги, получили бы от русских князей-варягов достойный отпор. Что же тогда они делали на Руси?

Кадр из сериала «Викинги»/ © Кинопоиск.

Служили русским князьям и искали невест. При всей жестокости скандинавы питали слабость к женскому полу и в современном понимании были подкаблучниками. Они проливали слёзы из-за несчастной любви и слагали в честь любимых романтические поэмы.

Убийство женщины ставило убийцу вне закона. За изнасилование женщины у викингов полагался огромный штраф. Если женщина считала брак неудачным, она имела право на развод, а над мужчиной смеялась вся родня.

Ecли у викинга умирала жена, то, в отличие от сдержанных славян, северяне не скрывали чувств, рыдали, били себя в грудь и призывали смерть, не желая расставаться с возлюбленными. Женщинам устраивали пышные похороны, над их могилами возводили огромные курганы и ставили памятники, как мужчинам, а после похорон в тоске сочиняли о них поэмы. Тосковать о возлюбленной в течение года считалось нормальным.

Влюблённый викинг мог из-за женщины убить брата-соперника, уйти из семьи или пойти за три моря зарабатывать выкуп за невесту. Так случилось с братом короля Норвегии Олафа Толстого двадцатилетним Харальдом Суровым, который служил наёмником в дружине князя Ярослава Мудрого и влюбился в его дочь Елизавету, когда той было всего 9 лет.

Ярослав отказал Харольду, указав на его бедность и отсутствие удела. Тогда Харольд с дружиной ушёл в Константинополь, где на 10 лет стал наёмником, воевал на Балканах, на Ближнем Востоке, участвовал в заговорах. Во время службы он сочинял Висы Радости, в которых горевал, что не может заслужить любовь избранницы.

Разбогатев, он вернулся на Русь, женился на Елизавете по православному обычаю и уехал с ней в Норвегию, где вскоре стал королём, а в 1066 году погиб, сражаясь в Англии. Считается, что его смерть положила конец скандинавским набегам на Европу. Дочь Елизаветы (Эллисив) и Харольда Сурового Ингигерд вышла замуж за короля Дании Олафа Свейнссона и стала королевой.

 Эпоха викингов действительно закончилась вскоре после смерти Харольда — герцог Вильгельм Завоеватель разбил норвежское войско в битве под городом Гастингсом, после чего викинги уже не оправились. Считают, что их свирепый нрав помогло укротить и христианство, как раз в это время пришедшее на Скандинавский полуостров. Эпоха жестокости окончилась.
+ + +

По причинам, описанным выше, кровожадные норманны с севера, от которых веками стонала вся Европа, воевать на Русь не ходили. Они приходили в Гардарику (на Русь) служить в княжеских дружинах, набираться воинского опыта и… свататься к княжнам!

Делалось это для закрепления династических связей с сильными и богатыми русскими князьями, на помощь которых в случае военных конфликтов хотели бы рассчитывать скандинавские и германские женихи.

Умила, дочь Гостомысла, бабушка Рюрика

Первой русской женой князя викинга-варяга (о том, что варяги, южнобалтийские славяне частенько принимали участие в походах норманнов-викингов, смотрите в видеосюжете, размещенном ниже. Собственно, само понятие «викинг» означает не название народа, а тех, кто «отправился в поход», «стал гребцом на судне», «воином, ушедшем в набег» — ред.) стала дочь новгородского князя Гостомысла, которую тот отдал замуж за князя Годслава. Годслав увёз Умилу к себе на южный берег Балтики. О самой Умиле историки знают немного.

Фото © Wikipedia

Её отец — Гостомысл — был последним представителем великой династии новгородских князей. Умила родилась от второй жены Гостомысла — словенки Руяны, на которой он женился в 804 году. Руяна родила ему двух дочерей и сына. Кроме того, у князя были дети от первой жены — скандинавки. Однако так вышло, что сыновья погибли в битве, а князь состарился и детей иметь уже не мог — «жёны его не рождали».

Тогда по славянским традициям он совершил поездку в Хольмгард (Новгород), там Гостомысл хотел спросить волхвов о том, кому же передать власть. Он принёс щедрые жертвы богам и одарил золотом вещунов. В ответ те стали твердить князю, что наследует ему потомок его же рода. Ответ этот не устроил Гостомысла, и он отправил послов «в земгалы», но и земгальские волхвы ответили то же самое: что наследником станет потомок от князя!

И тогда князю приснился вещий сон о том, как из чрева его дочери Умилы, жены Годслава, произрастает огромное ветвистое дерево — «от плода же его насытятся люди всей земли». Перед смертью новгородский князь созвал старейшин от всех народов, среди которых были и словене, и дреговичи, и чудь, и мерь, и заручился их согласием на то, что они пригласят княжить в Новгород его внука Рюрика. После смерти Гостомысла воля князя была исполнена, и его Рюрик сел княжить в Новгороде.

Олисава — дочь Ярослава Мудрого

Мы уже писали выше о том, как одну из дочерей Ярослава Мудрого сосватал викинг из Норвегии Харальд Сигурдарсон — об этом говорится в саге «О Харольде Суровом». В ней русского князя именуют Яйцерливом, а его дочь Елизавету — Олисавой или Еллисив (Эллисив).

Согласно саге, Харальд увидел свою будущую жену, когда ей было десять лет, а ему — 20. Это вполне соответствует историческим данным: Елизавета появилась на свет в 1022 году, а Харальд родился около 1015 года, то есть разница в возрасте составляла семь-восемь лет.

Елизавета Ярославна и Харальд III Суровый.
Фрагмент витража в соборе Святого Магнуса (Керкуолл).

Юный Харальд вместе с другими викингами нанялся в дружину к Ярославу и в 1031–1034 годах принял участие в походе на Польшу. Очевидно, Харальд уже тогда мечтал взойти на норвежский престол. Предпосылки к этому были — он происходил из рода норвежского короля Харальда Прекрасноволосого, а его отец, Сигурд Свинья, приходился норвежскому королю Олафу Святому (о том, что он в свое время тоже служил в дружине киевского правителя — св. князя Владимира (Вальдемара) мы также упоминали выше — ред.) отчимом. Поэтому Харальд решил жениться на Елизавете и заручиться поддержкой богатого и могущественного тестя.

Князю Ярославу сватовство не пришлось по душе, он указал варвару с севера, что тот беден и у него нет своей земли. Но Харальд был упорен и договорился, что, пока Елизавета подрастает, он постарается разбогатеть.

Так оно и вышло. Покинув Ярослава, Харальд уехал в Константинополь, где нанялся в варяжскую гвардию, принимал участие в походах на сицилийских пиратов, воевал с болгарами и даже лично убил болгарского царя, за что был щедро награждён императором. Полученное от ромеев золото он отсылал Ярославу в Киев — на хранение. Это позволило ему сохранить богатство: когда в Константинополе произошёл переворот, Харальду пришлось бежать. Позже он ходил войной на Царьград вместе с новгородским князем Владимиром.

Долгие десять лет скитаний Харальд сочинял «Висы радости», в которых воспевал красоту девушки из Гардарики (Руси), которая никак не хочет полюбить сурового викинга.

Между тем, выбора у Елизаветы не было. Как примерная христианка, она послушалась своего отца, и вернувшийся из походов Харальд увёз молодую жену в Норвегию. Очевидно, венчаться им пришлось по православному обряду, а Харальду перед этим потребовалось креститься.

Вернувшись домой, он вскоре стал соправителем Норвегии с королём Норвегии и Дании Магнусом, а после того, как Магнус очень быстро умер, остался полновластным правителем страны.

Елизавета родила королю Харальду III Суровому двух дочерей, но викинг быстро женился во второй раз на норвежке Торе Торбергсдаттер из клана Гискеэттен, которая подарила королю двух сыновей.

Известно, что никакого участия в управлении страной Олисава (Еллисив) не принимала, но была достаточно умна, чтобы оставаться в живых целых 20 лет. Всё изменилось после смерти Харальда в 1066 году, когда он был убит в Англии во время сражения. Елизавета прожила при дворе сына Харальда Олафа всего год, а потом неожиданно умерла. Возможно, от неё просто избавились.

Ингигерд, внучка Ярослава

Ингигерд Харальдсдоттир — дочь Харольда II Сурового и Елизаветы Ярославны — стала ещё одной желанной женщиной для правителя-викинг. Породниться сразу же с королями Норвегии и с русскими князьями возжелал датский принц Олаф I.

Как раз в это время между Данией и Норвегией был заключён мир, брак должен был закрепить его. В браке с Олафом у Ингигерд родилась дочь Ульфильд.

В 1085 году Олаф взошёл на датский престол, но царствование его было омрачено двумя вещами — усилением местной языческой знати и голодом. Его так и прозвали — Олаф Голод. Несмотря на то что он был человеком незлобивым и примерным христианином, подданные принесли его в жертву богам, чтобы голод окончился. Датский летописец Саксон Грамматик писал, что король сам согласился, чтобы его убили, чтобы искупить «грехи страны». После убийства Олафа его тело расчленили и развезли по всей Дании.

После смерти мужа Ингигерд снова вышла замуж — за шведского короля Филиппа Хальстенссона, но сумела пережить второго мужа и умерла в 1120 году.

Агафья — жена Эдварда Изгнанника

 По некоторым источникам, на русской женщине знатного происхождения был женат претендент на английский престол Эдвард Изгнанник. Ещё мальчиком английский принц из саксонской династии Уэссексов вместе с братом Эдвардом был отослан из Англии в Швецию.

Произошло это после смерти его отца Эдмунда Железнобокого в 1016 году, который был отравлен сторонниками короля Кнуда Великого. Кнуд отослал мальчиков в Швецию к королю Олафу Шётконунгу со «смертным» письмом — их должны были убить.

Эдуа́рд Изгна́нник. Деталь генеалогического древа из рукописи «Генеалогическая хроника английских королей». Фото © Wikipedia

Но Олаф, который дружил с их отцом, пожалел сирот и отправил детей туда, куда руки Кнуда Великого дотянуться не могли, — в Киев, тем более, что жена князя Ярослава приходилась им тёткой, а Олаф сам однажды прятался в Киеве от врагов.

На родину Эдвард Изгнанник вернулся лишь в 1057 году. Он был не один — вместе с молодой и красивой русской женой, которая, по одной из версий, могла быть дочерью князя Ярослава, возможно внебрачной, или же его близкой родственницей. Звали её Агафья, или, если по-европейски, Агата. Есть предположение, что она была не просто из рода Рюриковичей, но имела родственные связи с императором Священной Римской империи Генрихом III.

К сожалению, Эдвард умер в Англии, а следы его жены Агафьи (Агаты) затерялись где-то в Шотландии. Есть предположение, что она родила принцу двух сыновей, которые стали шотландскими королями Давидом и Александром. Однако шведские хроники это опровергают.

Случаи женитьбы викингов и славян были не единичными. Татищев в своих выписках из Иоакимовской летописи указывал, что некий шведский король Галдан имел русскую жену — дочь короля Гардарики. Сын короля Дании Эрика I Кнуд Лавард был женат на дочери князя Мстислава Владимировича — Ингеборге Киевской.

Дочери Ярослава Мудрого. Фреска XI века. Фото © Wikipedia

Русские князья женились на скандинавских женщинах. Ярослав Мудрый имел в жёнах шведку Ингигерду — дочь первого христианского короля Швеции Олафа Шётконунга. Кстати, жена самого Олафа тоже была славянкой и звали её Эстрид Ободритская.

Один из сыновей Ярослава взял в жёны германскую принцессу Оду, князь Илья Ярославич был женат на Эстрид Датской, дочери Свена Вилобородого.

 Князь Владимир Мономах был женат на саксонке Гите Уэссекской, а князь Мстислав Владимирович Великий — на Кристине, дочери короля Швеции Инге I Старшего.

На русских женились не только князья, но и викинги попроще. Об этих женщинах не писали в сагах, но это их могилы находят на древних кладбищах датского острова Лангеланн. Например, недавно была обнаружена могила славянки-воительницы. Судя по арабским монетам, которые положили в могилу родные умершей, она жила в X веке. Примечательно, что в могилу ей положили и боевой топор. Очевидно, это могла быть русская невеста, увезённая мужем-викингом в далёкую Данию, которая плечом к плечу могла встать с ним в строй во время военного конфликта.

Майя Новик
https://life.ru/p/1260933
https://life.ru/p/1307058
+ + +
От Редакции: Рекомендуем также почитать очень интересный материал о европейском обличие и корнях Чингисхана, а также не менее известного правителя Тамерлана! — ред.

2 Comments

  1. Науходоносор

    Господь дал силу, мужество и ум славянам -русам, для того , чтобы их никто не смог завоевать и уничтожить православие.Господь, развивал и сохранял их до момента, когда это потребовалось. Они стали удерживающей силой православия и с помощью Господа всегда побеждали.

  2. Науходоносор

    Когда придёт антихрист, они не будут убегать и прятаться в лесах, а пойдут к нему и откажутся принимать начертание с четырьмя изречениями (о которых говорил Нил Мироточивый), и именем антихриста (цифровое 666), и не поклонятся ни антихристу, ни образу его, а с радостью умрут за нашего Господа Иисуса Христа. Счастлив будет тот, кто доживёт и умрёт за Христа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *