«Не отрекся от Святого Православия!» О мученическом венце, а также о Царствие земном и Небесном осетинского священника отца Иосифа Гагкаева, убитого, по наущению дьявола… собственной дочерью — коммунисткой и чекистской! Публикация посвящается 1110-летию Крещения Алании и аланов — единственного народа на северном Кавказе, который исповедует Христианство!

P1260542

«Аз есмь пастырь добрый:

пастырь добрый душу свою полагает за овцы» (Ин. 10:11)

3 октября нынешнего года в городе Алагире Республики Северная Осетия-Алания отмечается печальный юбилей. Ровно 90 лет назад, в своем доме, был застрелен самый известный в этом городе священнослужитель Русской Православной Церкви, иерей отец Иосиф Гагкаев.

Выстрелы в этого замечательного пастыря РПЦ потрясли православный народ Алагира и Алании настолько,что не забыты до сих пор в воспоминаниях его правнуков и других старожилов нашего времени. Автору этих строк, в сентябре нынешнего года, побывавшему в Северной Осетии-Алании на могилах своих предков и являющемуся осетинским племянником Габуевых, удалось выяснить важные яркие страницы жизни славного пастыря, в основном, со слов ныне живущих его потомков, книг, а также со слов настоятеля Храма Святителя Николая иерея отца Иосифа Гагкаева, родственного потомка своего замечательного предка (который и запечатлен на фотографии, ниже).

отец Иосиф Гагкаев-потомок славного отца священномуч. Иосифа

Почему мы должны вспомнить отца Иосифа Гагкаева и опубликовать о нем известные нам сведения?

В современных инете и печатных публикациях о расстрелянном отце Иосифе Гагкаеве практически ничего не пишется и не говорится.

А ведь это был, со слов его ныне живущих потомков, самый видный и известный православный священник Алагира 20-ых годов, и более того, самый великий представитель из всего осетинского рода Гагкаевых, живущих по настоящее время в Осетии и по всему миру.

Жизнь и кончина отца Иосифа -яркий пример ревностного служения Христу Богу, Православной Церкви и народу Божьему.

Не случайно по Промыслу Божьему, отцу Иосифу было доверено в 1906 году лично отпеть великого сына осетинского народа, основоположника осетинской литературы Косту Хетагурова (момент панихиды запечатлен на сохранившемся фото).

P1260453

Что известно нам о личности и жизни отца Иосифа Гагкаева? Собранные сведения даны его правнуками и сопредельными родственниками по линии супруги отца Иосифа — Нины (на нижнем фото она слева), а также взяты из книг Вадима Баскаева, исследователя жизни и творчества Коста Хетагурова.

Матушка отца Иосифа-Нина (слева)

Особенно нам важны устные и письменные сведения, предоставленные ныне здравствующей прямой правнучкой отца Иосифа — Земфирой Сопоевой, внучкой одной из дочерей батюшки, Ксении Сопоевой, с которой Земфира проживала постоянно, до смерти Ксении Иосифовны в 1981 году (на фото, внизу).

дочь отца Иосифа-Ксения

Отец Иосиф (до крещения — Шамиль) родился в начале 60-ых годах 19 века в селе Георгиевско-Осетинское (Лабе) Карачаево-Черкессии (ныне – село Коста-Хетагурово) в селе крестьянина. Рано остался сиротой. Сиротство воспитало в нем в будущем пастырское смирение и невозмутимость. Он воспитывался семьей рода Колиевых, из которой вышел другой великий первый осетинский православный пастырь отец иерей Аксо Колиев, который представлен на канонизацию как местночтимый святой к празднествам 1110-летию Крещения Алании в 2022 году.

Видимо, не случайно, Господь привел юного Шамиля Мациевича Гагкаева (в крещении — Иосифа) в православное духовное заведение — Ставропольскую духовную семинарию. После окончания, а также женитьбы на девице Нине (Дзгон) Дзгоевой и рукоположения в иерейский сан, отец Иосиф был направлен на пастырское служение на родину, в село Георгиевско-Осетинское.

По имеющимся устным и печатным сведениям, отец Иосиф в Лабе был самым уважаемым лицом-священником, настоятелем Храма Святаго Великомученика и Победоносца Георгия, в котором он прослужил 23 года. Не просто было православному пастырю приводить сельских осетин к свету Православной Веры. Не малое количество осетин и тогда, и сейчас, были язычниками, воспитанными на языческо-религиозных традициях. Осетин того времени, как и сейчас, собственно, интересовали больше не суть православного богослужения, а застольные языческие трапезные празднества с выпивкой и поеданием груды мяса и прочей скоромной пищи. Наевшись и напившись, кто в меру, кто не в меру, православные сельские осетины начинали свои песнопения, где хвалили своих языческих богов и святых. И отцу Иосифу Гагкаеву необходимо было по сути,в тяжелейших условиях духовного разброда православного осетинского населения в языческих обрядах, твердо и неуклонно, а главное, с пониманием и смирением, нести свой исповеднический и миссионерский крест. Главное для отца Иосифа было не не возмутить этот самый православный сельский осетинский народ, размытый языческими культами, и не оттолкнуть от Храма Божьего и от Веры Христовой. Его личные качества—смирение, тихость, мудрость, рассудительность, невозмутимость, преданность Христу всегда позволяли отцу Иосифу не дать воспламениться гневу среди языческого народа и неуклонно и последовательно проводить свою пастырско-миссионерскую работу в духе Евангельской любви.

«Вот, Я посылаю вас, как овец среди волков: итак будьте мудры, как змии, и просты, как голуби» (Мф. 10:16)

Служение Христу по Святому Евангелию позволили отцу Иосифу долгое время священствовать в селе Георгиевско-Осетинское Карачаево-Черкессии — вплоть до 1906 года.

Отдельно необходимо отметить особые теплые дружеские отношения отца Иосифа и его семьи с великим просветителем и гражданином Северной Осетии-Алании Коста Левановичем Хетагуровым.

Эти крепчайшие нити с основоположником осетинской литературы были настолько искренними и доверительными, что по настоятельной просьбе великого Коста и его родни, отцу Иосифу было доверено почетнейшая и святая миссия отпеть Коста после смерти 01 апреля (19 марта по ст. ст.) 1906г. в селе Георгиевско-Осетинское. Семья отца Иосифа постоянно заботилась и навещала великого поэта Осетии-Алании в период его физической и душевной немощи. Матушка отца Иосифа-Нина (Дзгон) регулярно готовила для Коста его любимый уалибах.

Со слов Земфиры Сопоевой, по рассказам ее бабушки Ксении, дочери отца Иосифа, батюшка Иосиф и его семья как могли помогали Коста в его болезнях, причащал его регулярно, служил молебны о его здравии.

В знак особого уважения Косты к отцу Иосифу, великий певец Осетии подарил ему свой деревянный посох, который ныне, как большая ценность хранится в Доме-музее Коста Хетагурова во Владикавказе.

После смерти своего большого друга, Косты, отец Иосиф, приблизительно в 1906 г. переводится в село Ольгинское, приграничное с пунктами, населенными ингушами. Здесь отец Иосиф также проявил себя как ревностный добрый пастырь, но его священническая деятельность была страшно омрачаема убийствами осетин, совершаемых ингушами на приграничных зонах. Как вспоминает Земфира Сопоева, каждый раз, когда осетины спускались к реке вместе с лошадями, с другого ингушского берега звучали выстрелы. Много прихожан отца Иосифа было убито тогда. И он это воспринимал как страшную личную трагедию. Правнучка говорит, что батюшка всегда говорил своим детям и жене — я умираю каждый раз вместе со своим прихожанином после убийства его ингушом на приграничной реке! Все это не могло не сказаться на решении отца Иосифа переехать вместе с семьей в Алагирский район, в село Салугардан, примерно в 1908 году. Здесь, в Алагире, батюшка настоятельствовал в храме Пророка Божия Илии до его закрытия большевиками в 20-ых годах.

«Будьте совершенны, как Отец ваш совершенен есть». ( Мф.19:10).

Со слов потомков отца Иосифа Гагкаева, батюшка был весма грамотен, и самое главное, дал классическое образование своим детям. У батюшки было 13 детей, из которых выжили семеро и дожили до почтенного старческого возраста.

Поразительно, но некоторые из детей отца Иосифа имели по два высших образования! Все обязательно учились в гимназиях! Дочь Ксения, бабушка Земфиры Сопоевой, была сверхзаслуженным человеком в Алагире, заведующей Алагирского РОНО и многолетним завучем 1–ой Алагирской школы. Земфира воспоминает, что ее так любили ученики, что в обязательном порядке поздравляли и посещали ее лично, даже если оказывались в дальних регионах СССР. В особенности, очень часто посещал Ксению Иосифовну знаменитый музыкант в СОАССР Аркадий Ачеев, который, приходя в дом своей любимой учительницы, садился не на стул рядом со своей учительницей, а садился на коленочках, почти на пол, и внимал каждому ее слову.

Другие дочери батюшки Иосифа—Серафима и Анна также стали педагогами и очень уважаемыми людьми.

Сыновья отца Иосифа—Гавриил (Габу) и Александр (Шура) стали юристами. Гавриил, окончивший Казанский университет, работал в прокурорских органах СОАССР, а потом в Москве (на фото внизу он слева). Занимал важные государственные должности. Его прах захоронен на Новодевичьем кладбище Москвы.

сын отца Иосифа-Гавррил (слева)

Его дети и внуки стали учеными, последние (на фото внизу) — еще и профессорами  МГУ. Александр (Шура) участник Великой Отечественной войны, вернулся с войны почти слепым, проживал с матушкой отца Иосифа Ниной во Владикавказе. Внуки и правнуки отца Иосифа также все получили высшее образование, некоторые — даже по два (как, например, Земфира Сопоева). Характерно, что как отмечает Земфира, у батюшки Иосифа, у его детей, у внуков и даже правнуков, у всех практически был ученый внешний вид—высокие мощные образованные лбы. Это прослеживается на всех фото и батюшки, и его детей.

внуки отца Иосифа

Как вспоминает внучатая племянница матушки Нины, жены отца Иосифа, 82 летняя Залина Демурова (урожд. Дзгоева), все потомки отца Иосифа были весьма образованными людьми и говорили, помимо осетинского, еще и на чисто русском языке. Знали иностранные языки. Поглощение знаний было для детей, внуков и правнуков отца Иосифа — основным в жизни.

В семье ее глава, батюшка Иосиф являл собой саму смиренность и тихость (на этой фотографии 19 века он запечатлен слева).

отец Иосиф Гагкаев фото конца 19 века

Земфира вспоминает, что ее бабушка Ксения всегда говорила, что никогда, за все время семейной жизни, ее отец иерей Иосиф, никогда не позволил повысить голос на своих детей и вообще, на любого человека. Эту смиренность и тихость батюшка передал своим детям. Только одна дочь не способна была воспринять эти святые качества своего отца. И речь о ее страшном деянии пойдет дальше.

«Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас; возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко (Мф.11:28)

Отец Иосиф, проживая в Алагире, на ул. Льва Толстого, являл собой Евангельский пример редкой доброты, благотворительности и постоянной помощи бедным, голодным и нуждающимся. После 1917 года, когда по Российской Империи прокатилось гибельное большевистское красное колесо террора, насилия и разрушения, в стране, где экономика была полностью разрушена, появились толпы голодных и нищих. Устроенный большевиками голод 20-ых годов унес жизни миллионов россиян. Голодные и нищие блуждали по всей стране в поисках какой-то пищи. Появились они и в Северной Осетии. Приплетаясь в Алагир, они спрашивали у первого встречного – где можно перекусить хлебной крошки?! И почти все алагирцы отвечали пришлым – ИДИТЕ К ПОПУ ИОСИФУ! И толпы голодных шли к батюшке Иосифу Гагкаеву хоть что-то поесть, дабы избежать голодной смерти. Его дом в Алагире с большим приусадебным земельным участком кормил всех приходящих! Когда действовал Храм Пророка Божия Илии, где священствовал отец Иосиф, батюшка кормил голодных хлебом из церковной муки, которая должна была идти на просфоры.

Со слов ныне здравствующей 91-летней Лемы Баскаевой, снохи дочери батюшки, Анны Иосифовны, ее свекровь, постоянно рассказывала, что батюшка Иосиф был очень и очень добрым и хлебосольным. В голодные 20-ы годы, он чудом изыскивал возможности накормить всякого ближнего. Отцу Иосифу приписывают устроение знаменитых Алагирских садов в послереволюционное время. Это было громадным подспорьем в борьбе с голодом 20-ых годов!

Правнучка батюшки, Земфира вспоминает характерный случай в своей жизни. В 1978 году, когда ей было 15 лет, она вместе с мамой Эммой, внучкой батюшки Иосифа, ехали в автобусе до Алагира, и в момент, когда в автобус вошли старшие мужчины, они с матерью встали и уступили им место. Старшие осетины-алагирцы сразу спросили — кто они, из какого рода? И внучка, и правнучка батюшки Иосифа представились. После того, как старшие и все другие пассажиры узнали, что женщины являются прямыми потомки отца Иосифа Гагкаева, — все без исключения выразили им свое глубокое почтение и подтвердили, что отец Иосиф Гагкаев был самым достойным и уважаемым человеком и священником в Алагире.

«И Я говорю тебе: ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16:18)

Батюшка Иосиф был до конца предан служению Христу Богу, Русской Православной Церкви и народу Божьему. В семье, по воспоминаниям родни, он всегда говорил, что без Бога и Церкви нельзя прожить России. Без Бога и Церкви Россия погибнет. Батюшка никогда не был контрреволюционером, не призывал открыто бороться с советской властью и большевиками, не подстрекал народ к бунтам и восстаниям, но он никогда не шел на сделки со своей пастырской совестью, никогда не позволил себе усомниться в своем священническом статусе и выбранном священническом пути, не отрекался ни от Бога, ни от Церкви, ни от священного сана. Поклонения большевикам отец Иосиф не приносил.

Все это не могло успокоить врагов Бога и Церкви — большевиков и чекистов. Действуя по страшной сатанинской ленинской «указиловки» – убить как можно больше попов, чтобы убить веру в народе и ограбить Церковь, большевики и чекисты Алагира вынесли отцу Иосифу свой сатанинский приговор. Но действовать они решили через одну из любимых дочерей батюшки –Софью Гагкаеву.

«Несмотря на призыв любви Господа, Иуда не поколебался в своем выборе. Ему было показано, что такое грех, замышляемый им, и он был поставлен лицом к лицу со Христом, но он не повернулся вспять, не покаялся. Так открыл он сердце свое диаволу. Диавол, падший денница, знал, что значит противиться благодати Божией, но захотел все равно и дальше идти против Бога. В мире совершается эта «тайна беззакония», отсутствие адекватной реакции на самые гнусные грехи, и это соединяется с отвержением дара любви Божией, с попранием святыни, с ненавистью к благодати, которая мучительней для человека всех терзаний совести», — написал протоиерей Александр Шаргунов.

Поскольку все без исключения дети отца Иосифа были крайне образованы, его любимая дочь Софья, также получила высшее юридическое образование, жила во Владикавказе и поступила на службу в Северо-Осетинскую областную прокуратуру. Была она и членом ВКП(б). И не только членом партии, но также и агентом Северо-Осетинской ОГПУ, то есть чекисткой. Видимо, не случайно, дьявол через своих земных бесов-большевиков и чекистов, выбрал для расправы с воином Христовым одного из самых дорогих и любимых пастырем человека, родную дочь, чтобы сделать ее отцеубийцей. Как Иуда предал своего Учителя и Отца, Христа Спасителя, так и родная дочь православного священника предала своего Учителя и Отца и решилась на его убийство, по ультимативному предложению слуг дьявола, не исключая и корыстный мотив.

Со слов, Залины Демуровой, внучатой племянницы мамы убийцы Нины Гагкаевой, руководство прокуратуры, орган ВКП(б) и ОГПУ Алагира и Осетии, потребовали от Софьи Гагкаевой убедить своего отца публично отречься от веры, Церкви и сана, в крайнем случае, перейти на службу к чекистским обновленцам. В случае, если отец Иосиф откажется выполнить все вышеуказанные требования, то Софья… лишается работы и выгоняется из партии, и на ее карьере ставится крест. Большевистские сатанисты намекали Софьи на истинный метод решения проблемы со своим отцом. При этом у Софьи имелось право на ношение огнестрельного оружия, браунинга.

Правнучка батюшки Земфира утверждает, что большевики и чекисты не случайно выбрали именно Софью для убийства своего отца. Ведь в прокурорских органах Осетии служил и сын батюшки, родной брат Софьи, Гавриил (Габу) Гагкаев, также проживающий во Владикавказе. Но, видимо, большевики и чекисты даже боялись намекнуть Гавриилу на угрозы и способ расправы с родным отцом-священником. И последующие действия Гавриила доказывают его преданность родному отцу.

О том, что Софья служила в ОГПУ агентом, она подтвердила Земфире сама, в 70-е годы. «Ты знаешь, Зифиля, кем я раньше была? А ведь я была ярой чекисткой, со мною шутки плохи», — ядовито шипела Софья малой своей внучатой племяннице. Со слов, Земфиры, Софья была очень ярым коммунистом — человеком, властным, озлобленным, решительным, готовым на самые резкие поступки.

Не добившись от родного отца отречения от Бога, Церкви и сана, Софья, повинуясь зову сатаны, вечером 03 октября 1929 года, находясь в доме отца Иосифа Гагкаева в Алагире, выстрелила в него, лежащего на кровати, в область головы из имеющегося у нее браунинга. Смерть отца Иосифа наступила мгновенно, и вызвала шок и потрясение у всех родных и жителей Алагира. В ярости озлобления Софья также попыталась прикончить из браунинга прибежавшую на выстрел свою мать, матушку отца Иосифа, Нину Борисовну Гагкаеву, но находившаяся рядом другая дочь, ее сестра Анна Гагкаева (в замуж. Баскаева) резко оттолкнула убийцу, и пуля пролетела мимо родной матери. (На фото внизу о. Иосиф был изображен как раз с любимой дочерью Софьей, но родственники впоследствии замазали ее изображение).

отец свяномуч.Иосиф Гагкаев с дочерью - будущей убийцей(замазана родней)

После совершенного сатанинского злодеяния, секретарь Северо-Осетинского обкома ВКП(б) Питковский в духе отчетности об уничтожении классовых врагов, дал в Москву радостную шифрограмму о том, что следователь республиканской прокуратуры Софья Гагкаева, якобы в состоянии аффекта убила из имеющегося браунинга отца-священника Иосифа Гагкаева. О том, что Софья Гагкаева умышленно и целеустремленно убила своего отца-священника из политических антицерковных убеждений, по политическим мотивам, по политическому большевистскому заказу, после безуспешных попыток заставить отца публично отречься от Бога, Церкви и Веры, свидетельствуют слова ныне здравствующей 87-летней другой внучатой племянницы жены батюшки, Нины Гагкаевой, Тамары Дзгоевой.

Убежден, что можно верить словам бывшего Председателя Арбитражного Суда СОАССР, члена обкома СОАССР, заслуженного юриста РФ Тамары Дзгоевой, поведавшей, что в конце 60-ых годов ей пришлось ночевать одну ночь в квартире Софьи Гагкаевой во Владикавказе. В ходе ночной беседы с тетей, та поведала своей свояченице, что она убила своего отца по политическим мотивам, как врага народа и партии, как служителя Церкви, как представителя старого режима. При этом, Тамаре Дзгоевой на всю жизнь запомнились слова отцеубийцы – я шла после того, как застрелила отца с глубоким чувством выполненного партийного и личного долга!!! Надлежащего раскаяния и покаяния за совершенное страшное злодейство, как свидетельствует Земфира Сопоева, Софья Гагкаева в будущем так и не принесла — ни Богу, ни народу Божьему.

Отца Иосифа похоронили в облачении на старом Алагирском кладбище. Его серебряный иерейский крест сохранили (на фото изображены его лицевая и оборотная сторона).

Иер.крест.отца Иосифа Гагкаева 

Могилу сначала хотели забетонировать, но родные не дали этого сделать. Старожилы могут указать на место захоронения убитого священника. Необходимо полностью восстановить могилу убиенного православного пастыря-мученика за Бога и веру.

Чтобы выгородить отцеубийцу от правосудия, ОГПУ временно спрятало Софью Гагкаеву в психбольницу. Государственно-уголовного и партийного наказания убийца отца-священника не понесла, но зато понесла серьезное Божье возмездие.

«Мне отмщение, и Аз воздам», — говорит Господь в Священном Писании.

Убийство дочерью своего отца-священника повлекло для убийцы неотвратимые наказания от Господа. Два рожденных Софьей здоровых ребенка внезапно умерли, она также потеряла двоих мужей. Под старость ее поразила страшная слепота, она стала беспомощной. Опасаясь, что ее никто не будет хоронить из родных за совершенное злодеяние, Софья при жизни выкопала себе могилу возле могилы матери, которая стояла пустая с насыпанным холмом. Действительно, близкая родня, братья и сестры, отказывались общаться с убийцей своего знаменитого и прекрасного во всех отношениях отца. Родной брат Софьи, образованнейший юрист, Гавриил, отказался даже проживать в одном городе со своей сестрой–убийцей и ходить с ней по одной земле, и уехал из Владикавказа.

После смерти Софии в начале 80-ых годов прошлого века, ее хоронила не прямая родня, а свояки и знакомые, причем при опускании гроба с телом убийцы в могилу, не хватило земли, чтобы скрыть гроб, и пришлось привозить землю, чтобы полностью скрыть этот гроб. Земля не принимала убийцу священника!!!

Со слов свояков, в последнее время не было возможности даже подойти к могиле Софьи Гагкаевой на кладбище Владикавказа, так как на могилу упало мощное дерево, и перегородило этот доступ. Воистину – МНЕ ОТМЩЕНИЕ И АЗ ВОЗДАМ! Смерть грешников – люта!

Светлая память об отце Иосифе Гагкаеве сохранилась до нашего времени. Чудом является факт появления в начала 2000-ых годов второго отца Иосифа Гагкаева, настоятеля Храма Святителя Николая в селе Верхний Бирагзанг. Являясь дальним родственником отца Иосифа с общего осетинского древа Гагкаевых, нынешний отец Иосиф ( в миру Сослан) Гагкаев бережно хранит святую память о своем славном предке.

Чудом является еще один факт. Иерейский серебряный царский крест отца Иосифа Гагкаева 1896 года чудесным образом сохранился и благоговейно был передан Земфирой Сопоевой своему духовнику протоиерею Владимиру Колесникову, а от него – нынешнему отцу Иосифу Гагкаеву, настоятелю Верхнебирагзанского Свято –Никольского храма.

Причем, священномученик отец Иосиф сам указал во сне своей правнучке Земфире – кому отдать его иерейский крест — ТОЛЬКО СВЯЩЕННИКУ! Так оно и произошло !

Со слов настоятеля Храма Святителя Николая иерея Иосифа Гагкаева, он постоянно ощущает в своей жизни заступничество своего великого и славного предка, священномученика Иосифа Гагкаева. Иначе бы, никогда Сослан Гагкаев не стал бы священником, никогда бы не служил родной Матери-Церкви Православной, смиренно преодолевая вся тяготы и трудности нашей грешной земной жизни.

Небесное предстательство священномученика иерея отца Иосифа Гагкаева сохраняет все древо Гагкаевых как в Алании, так и по всему миру.

Убежден, что пастырский, священномученический и человеческий подвиг отца иерея Иосифа Гагкаева, не предавшего и не отрекшегося от Христа Бога и Его Церкви, имеет особую оценку в чертогах Небесных, и следует начать сбор материалов для возможной канонизации отца Иосифа как священномученика к предстоящим торжествам 1100-летия Крещения Алании в 2022 году.

Дай Господь, чтобы по Его воле и воле священноначалия Русской Православной Церкви и народа Божьего мы могли дожить до справедливого и радостного богослужебного дня, когда в восторженной радости Божией могли воскликнуть – СВЯЩЕННОМУЧЕНИЧЕ ОТЧЕ ИОСИФЕ – МОЛИ БОГА О НАС!

 

Владимир Николаев,

подполковник юстиции в отставке, осетинский племянник Габуевых.

02 октября 2019 года

Владикавказ — Калуга

One Comment

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *