Православие и ислам: Возникший конфликт главы «Совета муфтиев России» Равиля Гайнутдина и ректора Российского исламского института Рафика Мухаметшина актуален не только для мусульман, но и для русского православного большинства нашей страны!

Роман Силантьев: «Российский исламский институт – наш проверенный союзник»

В конце июля глава «Совета муфтиев России» Равиль Гайнутдин в ультимативной форме потребовал объяснений у ректора Российского исламского института Рафика Мухаметшина по поводу публикации в журнале «Минбар», главным редактором которого является профессор Мухаметшин. В ответ на это муфтий Альбир Крганов написал открытое письмо президенту Республики Татарстан Рустаму Минниханову с просьбой оградить находящийся в Казани Российский исламский институт от внешнего вмешательства, а его ректора – от развязанной травли.

Чтобы разобраться в ситуации, а главное, в том, насколько она актуальна для русского православного большинства нашей страны, Царьград побеседовал с известным российским исламоведом, доктором исторических наук, заведующим лабораторией деструктологии Московского государственного лингвистического университета и руководителем Правозащитного центра Всемирного Русского Народного Собора Романом Силантьевым.

СилантьевР. Силантьев. Фото: Телеканал «Царьград»

+ + +

«Царьград»Роман Анатольевич, как мы видим, конфликт между российскими муфтиями налицо. Но в чём его суть? Почему Равиль Гайнутдин вдруг проявил агрессию в отношении ректора Российского исламского института профессора Рафика Мухаметшина и даже пригрозил ему возможным смещением?

Роман Силантьев: Не вдруг. Ещё с 2005 года у нас действует федеральная программа, по которой выделяются деньги на поддержку исламского образования и науки. То есть выделяются средства мусульманским университетам, институтам, академиям и медресе через светские вузы. Уже несколько миллиардов рублей было выделено, и эта программа будет продолжена. Однако сейчас она находится в процессе переформатирования: раньше всё шло через Министерство образования и науки, а сейчас хотят эти деньги канализировать через Совет по исламскому образованию.

Этот совет возглавляет как раз Рафик Мухаметшин, в отношении которого прозвучали угрозы Равиля Гайнутдина, который, чтобы получить контроль над этими деньгами, хочет туда поставить своего первого заместителя Дамира Мухитдинова. Хотя отношение к нему у большинства российских мусульман отрицательное. В свою очередь, московский муфтий Альбир Крганов тоже в конфликте с Равилем Гайнутдином, который всеми силами пытается заблокировать проект строительства новой мечети в Новой Москве в районе Коммунарка, под которое власти уже выделили земельный участок.

Заметьте: после каждого мусульманского праздника Равиль Гайнутдин заявляет о том, что в Москве не хватает мечетей, и срочно надо строить новые. Но при этом доподлинно документально известно, что значительную часть проектов мечетей в Москве заблокировал именно он, поскольку эти проекты и эти мечети были бы не под его контролем.

Ц.Всё это очень напоминает, с одной стороны конфликт хозяйствующих субъектов, а с другой – политическую борьбу. Но хотелось бы понять, в чём её суть? Действительно ли «Совет муфтиев России» и так называемое «Духовное управление мусульман Российской Федерации» (ДУМРФ), возглавляемые Равилем Гайнутдином, являются главными организациями традиционных мусульман нашей страны?

Р. С.: С точностью до наоборот. Муфтий Равиль Гайнутдин в своё время стал самым настоящим раскольником, мусульманским аналогом киевского лжепатриарха Филарета (Денисенко). Он предал своего учителя и родственника Верховного муфтия Талгата Таджуддина ради того, чтобы стать «главным мусульманином России». Но так и не смог получить поддержки большинства, а со временем союзников у него стало меньше, а врагов больше.

ГайнутдинР. Гайнутдин. Фото: www.globallookpress.com

Да, действительно, его структуры находятся в Москве, а сам Равиль Гайнутдин изредка встречается с первым лицом. Но и тут стоит подчеркнуть, что намного чаще с Владимиром Путиным встречается Верховный муфтий Талгат Таджуддин, более того, президент лично регулярно приезжает к нему в Уфу. То есть он явно выделяет Таджуддина, а не Гайнутдина.

При этом многие российские муфтии являются независимыми и о того и от другого. В том числе уже упомянутый Альбир Крганов. Всем им не нравится, когда Равиль Гайнутдин называет себя «лидером мусульман России» и намекает, а иногда и прямо говорит о том, что в исламе должна быть единая вертикаль власти, как в Русской Православной Церкви. Разумеется, во главе с ним.

Ц.Аналогия с лжепатриархом Филаретом (Денисенко) и созданный им «Киевский патриархат» очень интересна. По сути, как и новая украинская лжецерковь ПЦУ (также известная как СЦУ), – это не православная религиозная организация, а псевдоправославная националистическая секта. Так всё-таки «Совет муфтиев России» и ДУМРФ Равиля Гайнутдина – это традиционный ислам или не совсем традиционный?

Р. С.: Это не совсем традиционный ислам. Поскольку в эти структуры входило рекордное количество мусульманского духовенства, которые стали экстремистами-террористами. Я написал статью, которая называется «38 гайнутдиновцев», где описаны 38 случаев, когда его духовенство были фигурантами уголовных дел по экстремизму, терроризму, грабежу, наркотикам и даже бандитизму. И это больше, чем во всех остальных регионах и религиозных организациях вместе взятых. Причём не только мусульманских.

Ц.Однако вернёмся к Российскому исламскому институту. В чём важность этого вуза не только для российских мусульман, но для всех граждан России, для межрелигиозного мира и согласия?

Р. С.: Российский исламский институт – один из старейших мусульманских вузов. И его ректор Рафик Мухаметшин – тот человек, который вывел его из кризиса и вернул на первые позиции. Я лично хорошо его знаю, и мне крайне неприятно, когда вот так себя ведут в отношении почтенных аксакалов (члену президиума Академии наук Республики Татарстан доктору политических наук профессору Рафику Мухаметшину 64 года, Российский исламский институт он возглавляет с 2006 года – прим. Царьграда).

МухаметшинР. Мухаметшин. Фото: Максим Туманов/ТАСС 

Ц.Но всё-таки «Совет муфтиев России» был учредителем Российского исламского института, и этот аргумент Равиль Гайнутдин использует в своих нападках на профессора Мухаметшина.

Р. С.: Да, это так. Но вполне возможно, что после таких инцидентов они перестанут быть учредителями. Поскольку шантаж, конечно, никому не нравится. Более того, никаких денег они туда не вкладывают, и, в общем-то, это не их вуз.

Ц.И в завершение хотелось бы понять, почему нам, русскому православному большинству нашей страны, важно поддержать в этом конфликте профессора Мухаметшина?

Р. С.: Ответ очевиден. Если вдруг Равиль Гайнутдин победит и подомнёт под себя все мусульманские организации России (что, конечно, маловероятно), у нас резко обострятся межрелигиозные отношения. Он будет разговаривать языком ультиматумов, постоянно создавать провокации, что делал и раньше. Ну и нельзя забывать, что русских православных он не любит.

Ну а профессор Мухаметшин, муфтий Альбир Крганов и многие другие представители традиционного ислама – это наши проверенные союзники. И, мне кажется, они вполне могут рассчитывать на помощь православных. Если, конечно, её попросят. Хотя лично мне кажется, что они вполне способны справиться и без нас.

 Михаил Тюренков

https://tsargrad.tv/articles/roman-silantev-rossijskij-islamskij-institut-nash-proverennyj-sojuznik_211312

One Comment

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *