БАЛТИЙСКИЕ СЕТИ: Интересные подробности боевых действий на Балтике, а также о том, как и почему во время Великой Отечественной войны германское командование перекрыло Финский залив не только многочисленными минами, но и… огромными стальными сетями!

Podvodnaya_voina2_620

В Балтийской зоне немецкие лодки базировались Киле — главной базе германского флота в Балтийском море, а также в Гдыне, Пиллау, Данциге, Мемеле, Хельсинки и на большом количестве опорных пунктов на оккупированных территориях Дании и советской Прибалтики. Лодки этой зоны, служившей, прежде всего, в качестве тыловой, действовали главным образом в Балтийском море и, частично, в Атлантическом океане.

В июне 1941 года все лодки типа II были отозваны из Атлантики и переведены на Балтику, где использовались в основном для тренировочных целей и реже — против советского балтийского флота. В первые месяцы войны против Советского Союза немецкие субмарины действовали на Балтике в составе военно-морского флота. За это время Дениц потерял здесь три «волка». 9 августа 1941 года U-144 капитан-лейтенанта Герта фон Миттельштедта была потоплена в Финском заливе советской субмариной Щ-307, или «Треской», под командованием капитан-лейтенанта Николая Петрова. Весь экипаж немецкой подлодки — 27 человек — погиб. Таким образом «Треска» отомстила немцам за лодку М-78 старшего лейтенанта Дмитрия Шевченко, потопленную Миттельштедтом 23 июня.

Две другие немецкие лодки — U-580 и U-583 — погибли в ноябре 1941 года из-за аварий. «Семерка» U-580 обер-лейтенанта Ханса-Гюнтера Кульмана погибла 11 ноября в районе Мемеля во время учебных стрельб, когда столкнулась с кораблем-мишенью «Альтенберг». При этом утонули 12 человек. Вторая субмарина, U-583 капитан-лейтенанта Хайнриха Рача, вечером 15 ноября в районе Данцига столкнулась с U-153 корветен-капитана Рейхмана. На этот раз погиб весь экипаж U-583.

7961408

В конце 1941 года германский подводный флот практически прекратил боевые действия в восточной части Балтики вплоть до весны 1944 года.

На Балтийском море для своих жизненно важных перевозок Германия имела две основные трассы, обе протяженностью порядка 900 миль. Одна связывала Германию со шведскими портами, вторая тянулась к Финляндии.

Неблагоприятное развитие событий в первые месяцы после вторжения Германии в СССР заставило Краснознаменный Балтийский флот перебазироваться в восточную часть Финского залива.

И тем не менее, удары по коммуникациям причиняли немцам сильное беспокойство, иногда вызывая перебои в снабжении дивизий, действовавших у Ленинграда. Эхо взрывов на Балтике докатывалось до Берлина, откуда требовали: «Намертво запечатать красный флот в Финском заливе!»

В конце 1941 года в ставке Гитлера было принято решение создать такой противолодочный рубеж, который бы начисто перекрыл советским морякам выход в Балтику. Были выставлены системы заграждений «Зееигель» — более 5700 мин, «Рукаярви», а также «Насхорн», «Онтаярви», «Норппе» и другие. Более 12 000 мин находились в воде, а расстояние между ними в иных местах не превышало 20 метров.

Однако фарватеры Балтики едва ли стали спокойнее для немцев. Несмотря на смертельный риск советские подводники выходили в море. Нескольким «щукам» удавалось форсировать нашпигованный минами Финский залив, напоминавший суп со смертельными клецками, расположенными под водой в несколько ярусов, и проникать из Кронштадта в Балтийское море. Когда же лодки всплывали, чтобы зарядить аккумуляторные батареи, они подвергались либо артиллерийскому обстрелу с берега, либо налетам вражеской авиации, либо атакам противолодочных кораблей. Как все это происходило, подробно описывает в своих мемуарах командир Щ-303 Герой Советского Союза капитан 3 ранга Иван Травкин, мастер «бесперископных атак»:

«И вот уже рвутся глубинные бомбы. Немцы сбрасывают их большими сериями. Грохочет сразу по пять, по восемь взрывов. Все дрожит от них. От удара открылся клапан вентиляции уравнительной цистерны, и она стала заполняться водой. Вода проникает и в шахту батарейной вентиляции. Отяжелевшая лодка проваливается в глубину… Наши отсеки теперь походят на свалку битого стекла, пробковой крошки и самых разнообразных вещей, сорванных со своих мест… Враг не унимается. Корабли снова над лодкой. Бомбы рвутся очень близко. Одна из них даже упала на палубу, но, к счастью, не взорвалась. Лодку подбрасывает как мячик. Опять сидим без света. Через сальники и швы вода начинает проникать внутрь корпуса. Лопнуло несколько аккумуляторных баков. Вышли из строя все глубиномеры.

Два часа непрерывно бомбили нас. Два часа мы провели как в аду. Но люди, уставшие, измотанные, задыхающиеся от недостатка кислорода, борются… Несмолкающий грохот бомб, лишивший вражеских акустиков возможности прослушивать лодку, позволяет нам запустить помпы, откачать лишнюю воду, удифферентовать корабль… Осторожно, ползком уходим с проклятого места. Взрывы отдаляются…»

В 1942 году, по советским данным, около полсотни вражеских транспортов отправились на дно. На совещании в германском штабе руководства войной на море 22 декабря 1942 года были серьезно озабочены сложившейся ситуацией: «…каждая русская подводная лодка, прорвавшаяся в Балтийское море, представляла угрозу судоходству на всем море и подвергала опасности транспортные суда, которых уже не хватало для перевозок воинских грузов и стратегического сырья».

Вскоре было принято решение «герметически» закупорить советские субмарины в Финском заливе, для чего с весны 1943 года началась постановка сплошных сетевых заграждений и еще большее уплотнение минных полей. Так, в апреле 1943 года между островами Нарген и Порккала были поставлены двойные противолодочные сети глубиной около 60 метров и протяженностью по фронту около 30 миль. Чтобы сети успешно противостояли непогоде, их не углубили до самого дна, а промежуток между нижним обрезом сети и дном прикрыли двумя сотнями донных мин.

От берега до берега, перегораживая залив, тянулись стальные сетевые боны, состоявшие из квадратных ячеек, каждая сторона которых равнялась четырем метрам.

Использовали немцы и другие сети — полегче, но не менее опасные: сигнальные. Эти сети устанавливались на подходах к портам, на фарватерах и в узкостях. В отличие от заградительной, такая сеть была не в состоянии удержать лодку на месте, но все равно навлекала на нее смертельную опасность, поскольку от воздействия на сеть автоматически зажигались специальные буйки, выделявшие густой дым. На этот сигнал тотчас спешили противолодочные корабли, и за субмариной начиналась охота.

В конце концов, немцам удалось запереть Финский залив для советских субмарин, которые, естественно, не могли добиться результатов в таких условиях. Весной 1943 года удары советских лодок по коммуникациям в Балтийском море практически прекратились — до осени 1944 года. В этот период доставка руды из Швеции, а также торговые и военные перевозки в Германию снова были налажены и продолжались без помех.

Весной 1944 года в восточную часть Балтики Дениц направил подводные экипажи, прошедшие школу боев в Атлантике. До этого момента в течение двух с половиной лет здесь встречались только финские субмарины, которые в отличие от немцев не были столь агрессивны и настойчивы.

boot2

Первый фактический выход из Таллина в Финский залив немецкие подводники совершили 22 июня 1944 года. С этого момента столкновения с германскими лодками приняли более ожесточенный характер. Наиболее активно действовала в Нарвском и Выборгском заливах субмарина U-679 обер-лейтенанта Фридриха Бреквольдта. На нее долго охотились советские катера, впервые обнаружившие субмарину 14 июля у острова Руонти. Бреквольдт успел уйти, но на следующий день на мелководье снова попался. Сначала лодку атаковал торпедой катер ТКА-57 лейтенанта А. А. Машарова. Бреквольдт развернулся и стал уходить, отстреливаясь из 20-мм автоматов. Советская торпеда прошла мимо. В этот момент катера МО-104 старшего лейтенанта Н. М. Васильева и МО-105 старшего лейтенанта Г. А. Швалюка открыли ответный огонь по субмарине, попав прямо в рубку. Находившиеся там три немца погибли на месте. Однако U-679 уклонилась от второй торпеды и, продолжая отстреливаться, сумела уйти.

30 июля 1944 года в 12.42 в том же месте субмарина U-250 капитан-лейтенанта Вернера-Карла Шмидта потопила катер МО-105. Из 26 членов экипажа в живых остались семь человек. Взрыв привлек внимание находящегося поблизости катера МО-103 под командованием старшего лейтенанта А. П. Коленко. В 19.10 акустик катера доложил об установлении контакта с подводной лодкой. Пять глубинных бомб не нанесли U-250 серьезных повреждений, однако по воздушным пузырям на поверхности А. П. Коленко четко определил местоположение немецкой субмарины. Тотчас были сброшены еще пять бомб. Одна из них повредила лодку, и через большую пробоину хлынула вода. Субмарина начала быстро погружаться. Из 52 членов экипажа спаслось только шесть человек вместе с командиром, покинувшим U-250 в самый последний момент.

Советское командование решило произвести подъем затонувшей лодки, оказавшейся на глубине 27 метров. Немцы и финны делали все, чтобы не дать русским поднять лодку, поскольку знали, что на лодке есть опытные образцы новых акустических торпед. Финны подключили береговую артиллерию, немецкие катера сбрасывали глубинные бомбы на месте гибели лодки и даже пытались его минировать, но напрасно. В сентябре U-250 была поднята и отбуксирована в Кронштадт на экспертизу. Там на ней обнаружили торпеды Т-5, прозванные «Цаункёниг», или «Крапивник».

u848ixd2

Позже с акустическими торпедами ознакомили британских моряков, и, когда Т-5 были запущены в серийное производство, английские конвои уже обзавелись устройствами-ловушками «Фоксер», позволявшими снизить возможные потери. Правда, применять «Фоксер» можно было на скорости не более 15 узлов.

5 августа U-679 снова появилась у советских берегов, только теперь в Нарвском заливе. В это время дивизион катеров-тральщиков проводил контрольное траление под охраной бронированного малого охотника БМО-522. Немецкая лодка, действовавшая очень дерзко, всплыла в 9.20 утра в трех милях от катеров и сразу начала их обстреливать из бортового орудия.

Отстрелявшись, U-679 ушла под воду, а через 28 минут снова всплыла, но опять под огнем охотника ушла на глубину. Когда через два часа БМО-522 снова обнаружил всплывшую лодку, прилетели два штурмовика Ил-2. Самолеты и катер сбросили бомбы по лодке, после чего на поверхности воды появились пузыри и масло. Через некоторое время самолеты снова отбомбились по масляному пятну, сбросил остатки запаса противолодочных бомб и БМО-522. Однако немецкая лодка осталась целой и практически невредимой, получив незначительные повреждения.

В августе 1944 года обстановка сильно изменилась — советские войска вышли к Балтийскому морю в районе Рижского залива. Вскоре, в середине сентября, капитулировала Финляндия, и немецкие минные заграждения, запиравшие Финский залив, потеряли свое значение. Советские подводные лодки вновь появились на Балтийском море, представляя большую опасность для германского судоходства. Все это, особенно появление русских вблизи шведского восточного побережья, вдоль которого шли транспорты с рудой для Германии, вынудило Швецию с 26 сентября 1944 года прекратить поставки железной руды. Коммуникация была практически ликвидирована. (Об атаке на океанский лайнер «Вильгельм Густлофф» легендарного советского подводника Александра Маринеско можно прочитать здесь — ред.)

Наступление советских войск продолжалось, и перед Кригсмарине ставились все более серьезные задачи по доставке морским путем военных грузов или эвакуации личного состава с блокированных участков фронта. К многочисленным транспортным заданиям флота в последние месяцы войны прибавилась необходимость эвакуировать морским путем на запад беженцев из германских восточных областей. С этого момента до самого конца войны корабли Кригсмарине и суда торгового флота, непрерывно действовавшие на Балтийском море, выполняли именно эти операции.

Тем временем германские лодки продолжали патрулирование в восточной части Балтики. 4 ноября злополучная U-679 снова вышла в море из Либавы, в этот раз под командой другого командира, обер-лейтенанта Эдуарда Ауста. 18 ноября в девяти милях северо-западнее Палдиски Ауст потопил сторожевой катер СК-62, а 27 ноября недалеко от Таллина — тральщик Т-387.

9 января 1945 года шесть советских тральщиков в устье Финского залива выставили противолодочное минное заграждение, на котором позже погибло несколько немецких субмарин. Во время постановки у острова Пакри МО-124, эскортировавший с двумя другими катерами отряд минных заградителей, неожиданно установил контакт с подводной целью. Командир катера приказал сбросить весь боезапас глубинных бомб. Видимость была очень плохой, и никаких следов на поверхности воды не заметили, но, как выяснилось позже, под бомбами МО-124 погибла лодка U-679 вместе со всем экипажем.

Уже в самом конце войны, 5 мая 1945 года, самолеты 88-й британской эскадрильи атаковали и повредили в Балтийском море новую, вставшую в строй в сентябре 1944 года, большую немецкую лодку типа XXI — U-3503. Проторчав в море еще несколько дней, обер-лейтенант Диринг, убедившись, что война проиграна, затопил субмарину у Гетеборга в шведских водах, чтобы экипаж получил статус интернированного, а не сдавшегося в плен. Шведы очень оперативно провели судоподъемные работы силами спасателей военно-морского флота, и в августе 1946 года лодка была поднята, а позже оказала очень серьезное влияние на конструирование первой серии шведских послевоенных субмарин.

https://www.e-reading.club/chapter.php/1018984/79/Kurushin_-_Stalnye_groby_reyha.html

+ + +

Дополнительно к этой теме предлагаем еще один интересный материал:

В Карском море нашли неизвестную немецкую подлодку!

 Фото: YouTube
Фото: YouTube

На побережье Карского моря полуострова Таймыр обнаружена субмарина времен Великой Отечественной войны. Поскольку история советских подлодок Северного флота хорошо известна, то есть мнение, что обнаруженная субмарина принадлежала фашистской Германии. Впрочем, точную информацию можно будет получить лишь при детальном изучении объекта.

Исследованием подводной лодки займутся участники экспедиции «Мы идем в Арктику» Русского географического общества. Предположительно экспедиция начнется в середине мая. Исследователи отправятся в путь из города Енисейск. Они пройдут на двух специализированных плотах до Дудинки, а далее через Норильск по речке Пясине до арктического побережья Красноярского края. Так как точные координаты подлодки неизвестны, то для ее поиска будет применяться спецтехника.

«В связи с этим нами принято решение задействовать в экспедиции «Мы идем в Арктику» еще и гидросамолет-амфибию Ч-29 для решения задач по поиску и установлению точных координат подводного объекта», — отметил руководитель экспедиции Игорь Чапалов.

О субмарине известно только, что люк рубки задраен и не открывается. По одной из гипотез, немецкие подводники посадили свой корабль на мель, после чего экипаж покинул субмарину.

Кстати, возле острова Федье до сих пор находится другая немецкая подлодка U-864. Потопленная 9 февраля 1945 года субмарина перевозила примерно 65 тонн ртути и несколько тонн оксида урана.

Справка:

На территории советской Арктики фашистские подлодки орудовали в Баренцевом и Карском морях. В случае опасности скрывались в многочисленных шхерах и протоках. При необходимости субмарины осуществляли дозаправку гидросамолетов прямо в море. Первой жертвой немецких подводников в августе 1942 года стали грузовой пароход «Куйбышев» и буксир «Медвежонок». Впрочем, советские моряки адекватно отвечали врагам. Ранним утром 28 августа 1943 года была обнаружена в надводном положении немецкая подлодка U-639. Советская субмарина С-101 атаковала противника сразу тремя торпедами и потопила противника. На месте гибели были найдены сигнальная книга, дневник и тужурка командира U-639 обер-лейтенанта Вихмана.

https://rg.ru/2019/04/25/reg-sibfo/v-karskom-more-nashli-neizvestnuiu-nemeckuiu-podlodku.html?utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com

One Comment

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *