«Блага» ювенальной юстиции: Мама не узнала свою дочь… после ее 10-месячного пребывания в столичном СРЦ!

iuvenal

История москвички Анны Лариной, у которой из-за клеветы «доброжелательной» соседки опека жестко отобрала 14-летнюю дочь по акту о безнадзорности (маму в это время нейтрализовала полиция в собственной квартире), является типичной в контексте царящего в России ювенального беспредела. И в то же время она выбивается из общего ряда, так как Анна посчитала важным рассказать согражданам, какой к ней вернулась ее любимая девочка спустя 10 месяцев пребывания в социально-реабилитационном центре «Отрадное», считающимся одним из передовых в части гармонизации семейной жизни и помощи детям. Подробная история судебной тяжбы с опекой и полного оправдания Анны, которую намеревались ограничить в родительских правах, рассказана в сюжете правозащитного центра «Иван Чай» . Мы же предлагаем остановиться на изменениях в поведении ее дочери Маши и на том «безценном» опыте, который она получила в столичном приюте, общаясь с местными педагогами-психологами и подростками-ауешниками. Разница между двумя последними категориями, как ни странно, оказалась не очень большая.

«У нас были небольшие препирательства спустя три дня после ее возвращения домой. Дочь хотела пойти куда-то погулять одна, я не пускала ее, настаивала на совместной поездке. После чего она мне вдруг заявляет: «Поясни за шмот!». И еще: «Поясни за базар!». Чуть позже, когда мы сели с ней кушать, она мне говорит: «Жрешь в одно хайло!». Я сначала была в шоке, расплакалась, не могла понять никак, откуда она этого нахваталась. Потом Маша призналась: оказывается, в этом СРЦ вместе с ней находились и общались подростки – т.н. «офники» (околофутбольные фанаты) и гопники. Я порылась в литературе – оказалось, что это субкультура подворотен, когда подростки уподобляются уголовникам и разговаривают на уголовном сленге.

Вообще, Маша стала более агрессивной. Когда мы с ней как-то раз поссорились, она мне прокричала: «Хребет тебе сломаю!». Раньше она ничего подобного не говорила, причем вышла из приюта она в конце августа, а пошла в школу, в седьмой класс, соответственно, в сентябре. И явно, что все эти фразы были подхвачены ей в СРЦ. Она даже называла фамилии конкретных детей, которые относятся к офникам или гопникам (т.е. к субкультуре А.У.Е.)», – рассказывает мама Анна Ларина.

Вскоре после возвращения домой Маша настоятельно потребовала купить ей новую модель кроссовок в фирменном магазине «Adidas». Слова мамы про непростое материальное положение (у Анны до сих пор остается долг перед помогавшим ей в суде адвокатом) не переубедили дочь – более того, она пригрозила маме написанием заявления в полицию о плохом выполнении родительских обязанностей. А еще Маша составила и повесила на видном месте вот такой список правил для мамы, которую в заголовке подчеркнуто отстраненно назвала по имени.

ывм

Как видим, девочка-подросток получила установку: ее право на собственный выбор в любой ситуации и на богатую жизнь, в т.ч. на «брендовые вещи» (независимо от реального дохода семьи) – это все, а право родителя на воспитание, его естественный авторитет как старшего в семье – ничто. Это идеология самого настоящего капиталофашизма, ставящее во главу угла материальное, а не духовное. Т.е. психологи из СРЦ целенаправленно воспитывают из детей неблагодарных эгоистов, недалеких потребителей с уровнем потребностей, близким к животным (на этом же поле играет важную роль т.н. «секспросвет» – ранняя сексуализация детей, ныне насаждаемая Минпросветом и Минздравом в каждую школу вопреки воле большинства родителей). Любую, в том числе опасную для здоровья и психики, прихоть надо разрешать, любое желание, в том числе материальное, – удовлетворять. Звучит здесь и знакомый намек на то, что «нечего плодить нищету», что заведение детей (даже не нескольких, а, как в случае с Анной – одного!) – удел обеспеченных людей.

Просматривается и далеко идущий посыл – на намеренное разжигание «гражданской войны» между поколениями, между «детьми и отцами». Кстати, это делается не только в приютах: вся Москва, с подачи одного известного фонда, завешана вот такими плакатами, призывающими детей «стучать» на родителей.

плакат

Обратим внимание, как тонко опека, во всех своих официальных постулатах заявляющая о помощи, поддержке семьи, на практике разрушает душевную, чувственную связь между матерью и дочерью через рекомендации своих психологов и медиаторов. «Не трогать меня» (т.е. не обнимать, не брать за руку) и «не называть ласковыми именами без разрешения» – это прямой запрет маме на выражение своих естественных материнских чувств по отношению к ребенку, тех самых чувств, которые укрепляют взаимное доверие и любовь, сближают «отцов и детей». Здесь же налицо принципиально иной, прямо скажем – нечеловеческий подход к семейным отношениям, когда мама является потенциальным врагом для дочери, которого надо держать на значительной дистанции. Все это куда больше похоже не на поддержку семьи, а на ее натуральное разрушение.

«Теперь Маша запрещает мне разговаривать по телефону в ее присутствии, нарушать ее покой, вообще советует мне не открывать рот лишний раз, если это ей чем-то помешает. Попросить сделать ее что-то по хозяйству – это крайне сложно. В ответ на просьбу вынести мусор я услышала: «Использование детского труда – уголовное преступление». Маша начала все мои действия подводить под статью – дескать, она напишет на меня заявление в полицию, так как я нарушаю ее свободу личности. Авторитет мой подорван, и только за счет того, что мы с дочерью любим и понимаем друг друга, сейчас все постепенно восстанавливается. Частично получен результат – дочка стала менее агрессивной, стала меньше предъявлять мне претензий. Пока прошло всего полгода, и я надеюсь, со временем она поймет: далеко не все внушения психологов были истиной», – надеется мама.

Что ж, и мы будем надеяться, что в истории наглого вмешательства в семью Лариных вскоре будет поставлена точка. Тем же, кто пока далек от темы внедрения в России ювенальной юстиции, чью семью, по счастью, пока не взяли на карандаш как «неблагополучную», напомним, что на сегодня система соцзащиты имеет возможность оказывать только психологическую помощь семье в трудной жизненной ситуации (т.е. которую сама опека признала таковой). Ни своих юристов, ни нянь, ни лишних материальных средств у органов опеки нет, поэтому они всегда щедро предлагают психологическую помощь – и в приюте (СРЦ), и вне детдомовских стен – тем, кому удалось не отдать своего ребенка в лапы опеки. В сфере «защиты детства» работает масса психологов, обучавшихся по ультралиберальным прозападным методичкам Гиппенрейтер, Петрановской иже с ними, насквозь пропитанным «ювеналкой». Яркий пример внедряемых установок от псевдообщественников из Национальной родительской ассоциации, принципы которых наверняка поддерживают и в СРЦ «Отрадное», детально анализировались на сайте ОУЗС. Вот несколько их (точнее, адаптированных/прямо скопированных с западных ювенальных моделей и из книг иностранных психологов) тезисов, коррелирующих с приведенными выше правилами, которые 14-летняя Маша составила для своей мамы:

«РОДИТЕЛИ И ДЕТИ – это ПАРТНЕРЫ, которые совместно вырабатывают касающиеся их меры». Так навязывается схема «равенства ребенка и родителя» и уничтожается естественная и необходимая для нормального развития ребенка семейная иерархия, в которой родители имеют роль воспитывающих, а дети – воспитуемых. /…/ Не налагайте запретов. Не ставьте условий. Не читайте нотаций.

— НЕ НАЛАГАЙТЕ ЗАПРЕТОВ. В природе ребенка – дух бунтарства. То, что категорически запрещено, очень хочется попробовать, не забывайте об этом.

— НЕ СТАВЬТЕ СВОЕМУ РЕБЕНКУ КАКИХ БЫ ТО НИ БЫЛО УСЛОВИЙ.

— Не лишайте своего ребенка права быть ребенком. Дайте ему возможность побыть озорником и непоседой, бунтарем и шалуном. Период детства весьма скоротечен, а так много нужно успеть попробовать, прежде чем станешь взрослым.

— Родителям нельзя использовать такие фразы как: «Прекрати!», «Не смей так говорить!» (это оценивается как «агрессивная форма поведения родителей»).

— ПРИНЦИП уважения к личности ребенка. ПРИНЯТИЕ РЕБЕНКА родителями как данность, таким, каков он есть, СО ВСЕМИ особенностями, специфическими чертами, ВКУСАМИ, ПРИВЫЧКАМИ БЕЗОТНОСИТЕЛЬНО К КАКИМ БЫ ТО НИ БЫЛО ВНЕШНИМ эталонам, НОРМАМ, параметрам и оценкам».

/…/ — попробуй договориться с родителями о том, что раз в месяц тебе будет выделяться какая-то фиксированная сумма. … Размер этой суммы можно посчитать от 3000 рублей в месяц. … Сумма не важна, важно, что она известна … Второй важный момент, который стоит обсудить – родители не станут интересоваться тем, НА ЧТО ТЫ ТРАТИШЬ свои деньги. Копишь, покупаешь еду в буфете, персонажей для компьютерной игры – это ТВОЕ ЛИЧНОЕ ДЕЛО.

Ты наверняка знаешь поговорку: «Хочешь потерять друга – дай ему в долг». Вокруг очень много соблазнов для траты денег. Поэтому нужно правильно распределять свой бюджет… Нефтяной магнат РОКФЕЛЛЕР С ДЕТСКИХ ЛЕТ ВЕЛ РАСХОДНУЮ КНИЖКУ, которая помогла ему впоследствии стать богатейшим человеком в США».

…Если любишь кого, отпусти и его. Если не вернется он к тебе, то он никогда твоим не был. (Любви без свободы не бывает)».

(подробнее – см. аналитику методичек НРА от эксперта ОУЗС Анны Швабауэр в пяти частях по ссылкам: ч.1 ч.2 ч.3 ч.4 ч.5 )

Все приведенные выше советы и рекомендации, как и установки, которых набралась 14-летняя Маша в СРЦ «Отрадное», фактически принуждают родителей разрешать ребенку все, не сообразуясь с «внешними нормами», к коим, между прочим, также относятся и нормы нравственности, и нормы законодательства. То есть выполняется прямой заказ на подготовку поколения «майданного» плана, поколения отморозков, не знающих и не понимающих границ между добром и злом, способных принять в качестве законов любые аморальные установки. В том числе – и уркаганскую «доктрину» АУЕ (т. н. «Арестантский Уклад Един» — ред.).

Традиционно в России истинные причины благополучия семей лежат в духовной сфере. Авторы методички НРА пренебрегают Стратегией национальной безопасности, в п.78 которой прямо прописан приоритет духовного над материальным. Более того, их попытки запретить любые виды наказания детей, равно как и запрет на любые запреты ребенку, грубо противоречат приоритетному праву родителей на воспитание (ст. 38 Конституции РФ) и праву родителя действовать в соответствии со своими убеждениями (ст. 28 Конституции), а также открыто сражаются с русской традицией, с «устаревшим патриархальным, иерархическим семейным укладом».

И совсем не удивительно, что на фоне пропаганды вседозволенности для подростков в приютах процветает блатная субкультура АУЕ, адепты которой презирают все общепринятые нормы и законы. Именно в такой кроваво-криминальный, анархической хаос и мечтают ввергнуть нашу страну внедрители ЮЮ – разрушители традиционной семьи. Мы же, в свою очередь, надеемся, что контролирующие органы проведут в СРЦ «Отрадное» комплексную проверку и примут соответствующие меры. А быть может, они даже наконец-то обратят внимание на деятельность НРА, осваивающей бюджетные средства и популяризирующей антисемейные ценности за счет государства.

РИА Катюша

One Comment

  1. monomoh

    Идет планомерное разрушение наших традиций сатанистами Нового Мiрового Порядка! Как можете, БОРИТЕСЬ с этим!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *