В 1950 году американские самолеты разбомбили… пять наших военно-воздушных баз недалеко от Владивостока, и кто и как ОТРАВИЛ СТАЛИНА? (Видео)

Известно ли вам, что в октябре 1950 года четыре штурмовика США… безнаказанно разбомбили пять наших военно-воздушных баз в 30 километрах от Владивостока, уничтожив или повредив при этом, по одним данным, 7, а по другим… 103 советских военных самолета? Как убивали… Сталина, и кому Каганович и Микоян хвастались об этом? Знаете ли вы, что «дело врачей» инициировал не Сталин, а его окружение с целью заменить обслуживающих Кремль врачей с дальнейшим отравлением «вождя народа» ядом на основе синильной кислоты? Почему Черчилля «прокатили» на выборах в мае 1945 года, а сама закулисная «элита» Великобритании отнюдь не считала его победителем в войне?

Хотел ли Горбачев изначально развалить СССР, и почему 1988 год по разрушительности можно сравнивать с 1941 годом? Чьи «сыночки» были хозяевами первых кооперативов на гос. предприятиях, и как ими делались первые крупные деньги? Почему Горбачев получил от южнокорейского президента Ро Дэ У 200 тыс. долларов в виде чеков?

 

О ТОМ КАК США БОМБИЛИ НАШУ СТРАНУ 8 ОКТЯБРЯ 1950 ГОДА

 

66 лет назад, 8 октября 1950 года американцы напали на территорию СССР, уничтожив бомбами советский аэродром «Сухая Речка», который располагался в Хасанском районе Приморского неподалеку от дальневосточного села Перевозное. Эта бомбардировка нашей территории ВВС США до сих пор остается безнаказанной, мало того, о ней практически никому не известно ни в России, ни в бывших республиках СССР.

 

* * * 
8 октября 1950 г. в 16 ч. 17 мин. по местному времени два истребителя ВВС США Локхид F-80C «Шутинг Стар» («Метеор») нарушили государственную границу СССР и, углубившись почти на 100 км, атаковали советский военный полевой аэродром Сухая Речка в 165 км от Владивостока, в Хасанском районе. В результате обстрела самолетами ВВС США на стоянке были повреждены семь самолетов советской эскадрильи, один сгорел полностью.
3_ja1
Той осенью уже вовсю громыхала война на Корейском полуострове. Залпы грохотали совсем рядом от нашей общей с корейцами государственной границы. К тому же американцы и их союзники не слишком-то церемонились с соблюдением международного права. Боевые самолеты вероятного противника совершали систематические полеты вблизи советских городов и военных баз. Хотя СССР официально в войне не участвовал, доходило дело и до вооруженных столкновений.
Таков был военно-политический фон в то время на Дальнем Востоке. Неудивительно, что части и соединения советских Вооруженных сил в тех краях находились в постоянном напряжении. Тревоги, приказы о немедленном рассредоточении следовали один за другим. 7 октября 1950 года именно такой пришел в 821-й истребительный авиаполк 190-й истребительной авиадивизии, вооруженный старыми американскими поршневымаи «Кингкобрами», полученными еще по ленд-лизу в годы Великой Отечественной войны. Летчикам предстояло срочно перелететь на полевой аэродром Тихоокеанского флота Сухая Речка в Хасанском районе Приморского края в 100 километрах от советско-корейской границы.
В конце 1950 г. в связи с войной в Корее в Приморье стали проводить учения с перебазированием частей на полевые аэродромы. Полевой аэродром Сухая Речка принадлежал авиации ТОФ. Здесь уже находились корректировщики По-2 отдельной авиаэскадрильи, предназначавшиеся для воздушного прикрытия и корректировки огня 130 мм флотских башенных батарей Хасанского сектора береговой обороны. По плану учений, сюда для временного размещения прибыли «Кингкобры» 821-го истребительного авиаполка 190-й истребительной авиадивизии. Все самолеты стояли на открытых стоянках вдоль взлетно-посадочной полосы, выстроенные в линейку, которая и подверглась штурмовой атаке американцев.
В момент атаки аэродрома командира полка полковника В.И. Савельева на аэродроме не было, он находился в наземных войсках с начальником штаба авиакорпуса, для организации взаимодействия на период учений. Вместо него на аэродроме оставался заместитель командира полка подполковник Н.С. Виноградов, который вместо того, чтобы дать сигнал на вылет дежурной 1-й аэроэскадрилье, высадил летчиков из самолетов. Полковник Савельев и подполковник Виноградов были отданы под трибунал и судом офицерской чести были понижены в должности, за «слабое воспитание личного состава полка».
…К утру 8 октября все три эскадрильи полка уже стояли на новом месте. Дальше началось нечто почти невероятное.
В воскресенье в 16 часов 17 минут по местному времени над Сухой Речкой внезапно появились два американских реактивных самолета. Американцы, которых с земли едва видно – шли они достаточно высоко, – вдруг резко спускаются вниз, буквально на бреющем полёте закладывают вираж над аэродромом, открывают огонь и сбрасывают четыре бомбы.
3_ja2
Взрывается один советский самолёт. Ещё вираж – и «Метеоры» начинают стрелять из пулемётов. Подбиты ещё семь наших машин. Расстреляв весь боезапас в течение нескольких минут, американцы спокойно улетают. Никакой погони не было: гнаться за реактивными «Метеорами» на оставшихся невредимыми «кукурузниках» По-2 или поршневых ««Кингкобрах» было бессмысленно. Из 20 наших самолётов уцелела половина.
Летом 1950 г. началась война в Корее между Севером и Югом. Юг поддерживали силы ООН во главе с американцами, а на стороне Севера выступали русские и китайцы. В конце 1950 г. американцы заменили все свои F-51 на реактивные Локхид F-80С, ставшие основными истребителями-бомбардировщиками ВВС США в Корее. С 28 сентября по 1 октября 1950 г. F-80 перелетели из Японии на южнокорейскую авиабазу Тэгу. 49-я FBG (истребительно-бомбардировочная эскадрилья) стала первой на корейском полуострове частью, полностью вооруженной реактивными истребителями.
В ноябре эта группа воевала в составе временного 6149-го крыла тактической поддержки, которое специально было создано 5 сентября. Ее девизом было «Защищаю и мщу». 8 ноября четыре одноместных F-80, оснащенные каждый шестью 12,7 мм пулеметами и боезапасом в 1800 патронов, 2 авиабомбами и 10 ракетами, вылетели с базы Тэгу на север…
«Выходной был. Все отдыхали на море, и тут они прилетели. Покружили, постреляли из пулеметов по самолетам и скрылись за сопками. Мне тогда уж 13-й год пошел», – вспоминал житель поселка Сухая Речка Григорий Больдусов, проживающий там до сих пор.
Очень важно, что на протяжении нескольких десятилетий оба американских пилота, участвовавших в авианалёте на СССР, ведомый Аллен Дифендорф и ведущий Олтон Квонбек, в своё оправдание твердили, что они-де сбились с курса из-за плохой погоды и расстреляли аэродром по ошибке.
3_ja3
Погода, как уже говорилось, была в тот день великолепной. На фюзеляжах советских самолётов хорошо были видны характерные знаки, не имеющие ничего общего с «оперением» корейских истребителей. Американцы прекрасно понимали, кого они бомбят. Кстати, Квонбек уже в те годы работал на ЦРУ. Впоследствии, уйдя из авиации, он работал в сенатском комитете по разведке, вышел на пенсию и теперь занимается сельским хозяйством на своей ферме в Мидделбурге. Квонбек рассказал, что другой пилот — Аллен Дифендорф, отслужив 33 года в ВВС, скончался в 1996 г.  «У русских не было готовых самолётов или ракет, чтобы отразить нашу атаку. Это было в воскресенье после обеда. Для них это было как Пёрл-Харбор», – цинично написал Квонбек в своих воспоминаниях.

«Шла война в Корее. Советские метеорологические данные были засекречены, что лишило нас сведений о погоде в Сибири и на Дальнем Востоке, — вспоминал Квонбек. — Опознавательных знаков на земле не было видно, радионавигации не существовало. Расчеты делались только исходя из направления и силы ветра, и время полета до цели определяло необходимость снижения. Полет проходил над облаками на высоте более 11 тыс. метров. На высоте 3 тыс. метров в облаках я нашел прореху, мы ринулись в нее и обнаружили себя над широкой речной долиной… Я не знал точно, где мы… По пыльной дороге на запад шел грузовик».

Американцы решили догнать грузовик и, преследуя машину, вышли на аэродром. Это было похоже на аэродром Чхонджин, который пилоты видели на крупномасштабной карте. «Советские радары, должно быть, запеленговали нас на расстоянии около 100 миль от границы. Следив за нашим снижением, они, вероятно, потеряли нас в складках местности, когда мы спустились в долину реки. Была объявлена общая боевая тревога, но у русских не было самолетов или ракет, готовых отразить атаку.

Это было в воскресенье после обеда. На аэродроме стояло много самолетов — мечта любого военного летчика. В два ряда были выстроены около 20 самолетов типа Р-39 и Р-63… На темно-зеленых фюзеляжах были большие красные звезды с белым ободком. Времени на принятие решений почти не было, топливо тоже было на исходе… Я зашел слева, выпустил несколько очередей, мой напарник Аллен Дифендорф делал как я». Удостоверившись, что цель поражена, «Метеоры» развернулись и улетели. На отходе от цели американцы взяли курс к базе и неожиданно увидели остров рядом с побережьем. «Ничего себе, — подумал я, — вспоминал Квонбек. — Рядом с Чхонджином нет острова…».

Немного обеспокоившись и сверившись с картой, американцы решили, что нанесли удар по другому северокорейскому аэродрому. Вернувшись, летчики доложили, что разбомбили аэродром с самолетами. Специалисты проверили запись камеры самолета, и оказалось, что самолеты на аэродроме были американскими «Кингкобрами», поставлявшимися американцами русским по лендлизу. Камера показала, что самолеты на земле не вспыхнули — вероятно, не было топлива, значит, это точно был не военный аэродром северокорейцев и пилоты ошиблись.

Командующему в ту пору 64-м авиационным корпусом генерал-лейтенанта Лобову отправляют сводку о погибших – американцы перебили чуть ли не четверть остававшихся в тот день на аэродроме людей. Несколько офицеров ушли в увольнение – это спасло им жизни. А ещё к нескольким офицерам приехали подружки из соседней Славянки – их позже увезли хоронить в райцентр.
Рапорт о погибших отправлен в Москву, наступает ночь на 9 октября. Долгая ночь, в течение которой никто на аэродроме не сомкнул глаз. Все ждали следующего налёта. Наутро, так и не получив из столицы никаких директив, генерал Лобов объявляет приказ: считать авиаудар началом Третьей мировой войны. Привести все соединения в полную боевую готовность. Почему генерал отдал такой приказ, не дождавшись директив из Москвы? Возможно, у него просто сдали нервы, выяснилось, что налёт был не первой атакой американцев. Просто об этом тогда мало кто знал.
9 октября СССР представил в ООН официальную ноту протеста. Правительство Советского Союза было сильно обеспокоено. Не могли понять – или это начало третей мировой войны, или ошибка пилотов.
20 октября президент США Гарри Трумэн, выступая в ООН, признал вину США и выразил сожаление, что американские вооруженные силы оказались замешанными в инциденте с нарушением границы СССР и нанесении ущерба советской собственности. Он заявил, что командир полка уволен, а летчики переданы суду военного трибунала, что нападение на территорию Советского Союза стало «результатом навигационной ошибки и плохого расчета» пилотов. А еще – что командир авиационного соединения, в которое входили F-80, смещен с должности, дисциплинарные взыскания наложены и на летчиков.
Несмотря на то, что инцидент казался исчерпанным, немедленно была перебазирована из Подмосковья на Дальний Восток 303-я авиационная дивизия, имевшая в своем составе реактивные «МИГ-15». В войсках ввели боевое дежурство. Обстановка в частях была тревожная. Всё было готово к началу Третьей мировой войны…
Разумеется авиаудар по СССР американцы тщательно готовили несколько месяцев. Для этого на южнокорейскую базу Тэгу из Японии перебросили несколько новейших реактивных «Локхидов» – раньше на базе размещались только поршневые F-51. Изначально бомбить советский посёлок должны были четыре экипажа, но утром 8 октября у двух «Метеоров» неожиданно обнаружились поломки. А механиков, хорошо изучивших эти машины, на базу завезти не успели. Лететь пришлось двум лётчикам – Квонбеку и Дифендорфу…
Американцы продолжали отстаивать версию об ошибке пилотов вплоть до 1990 г.
По мнению командовавшего в ту пору 64-м авиационным корпусом генерал-лейтенанта Георгия Лобова и бывшего летчика 821-го авиационного полка В. Забелина, никакой ошибки быть не могло. Американцы должны были прекрасно видеть, куда летят, и что бомбят. Это была явная провокация. По словам Забелина, «американцы прекрасно видели, куда летят. Пролетели 100 километров от нашей границы с Кореей. Они все прекрасно знали. Это придумали, что молодые летчики заблудились». Скорее всего, бомбардировка была проведена целенаправленно, и инцидент был чистой провокацией со стороны США.
Однако в любом случае это не единственная тайна тех событий. В архивных документах Министерства обороны и Министерства иностранных дел СССР говорится лишь о разбитых и поврежденных в результате внезапной штурмовки советских самолетах. И ни слова – о человеческих потерях.
«После этого случая срочно создали 64-й авиационный корпус и стали готовиться к перевооружению, – вспоминал летчик 821-го полка Николай Забелин. – После нападения также было введено боевое дежурство в полках. Этого с окончания Второй мировой войны не было. Сидели от зари до зари в кабинах и около. Возникло ощущение близкой войны…»
Не так давно один из владельцев компании Coca-Cola Bottling Co. в Вашингтоне на вопрос российского журналиста: «Что вы знаете об инциденте, произошедшем в 1950 г. на аэродроме Сухая Речка? По вашему мнению, это была провокация или ошибка?», ответил: «Этот инцидент стал позорищем для США. Сама идея о том, что два пилота не знали, где они находятся, не знали места расположения советской границы и были не способны понять, что за аэродром они атакуют, кажется невероятной. США заявили, что удар был нанесен из-за ошибки в навигации и неверной оценки ситуации. Командующий ВВС был снят, а пилоты наказаны. Штаты предложили оплатить ущерб. СССР принял решение не раздувать скандал». И еще бывший участник боев в Корее добавил: «Инцидент на Сухой Речке замалчивается до сих пор, и, скорее всего, вам не удастся найти в США человека, который слышал бы о нем…»
В списке памятников Хасанского района Приморского края под номером 106 значится «братская безымянная могила летчиков, погибших при отражении американских бомбардировщиков в 1950 году». Там же указано, что могила находится у села Перевозное, бывшей территории военного городка Сухая Речка.
Странно, конечно, что могила безымянная. Странно, что про нее молчат военные архивы. У нас и в Великую Отечественную павших закапывали где и как попало, не заботясь об отметке на карте. Тогда говорили, что жертв в ходе этой бомбардировки якобы не было – пострадала только военная техника. Но точно сказать, сколько в могиле погибших, не может никто. Кто-то говорит –10 человек, а кто-то – более двух десятков.
В засекреченном на полвека рапорте на имя командующего 64-м авиационным корпусом генерал-лейтенанта Георгия Лобова сообщается о 27 погибших в результате того самого авиаудара. Жители Перевозного говорят, что в братской могиле тогда захоронили не всех – тела нескольких гражданских сотрудников увезли в райцентр, в Славянку.

Сегодня в селе Перевозное живёт несколько десятков человек. На кладбище, где упокоились в том числе и жертвы американского авианалёта, могилы более-менее ухожены – немногочисленные жители всё ещё хранят память о погибших.

По материалам: blagogon.ru и topwar.ru

One Comment

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *