«Помни о смерти, и вовек не согрешишь!» Духовные размышления одного священника.

199517.p

«Подлинно, жизнь настоящая ничем не лучше темни­цы»,

— Свт. Иоанн Златоуст. Толкование на Евангелие от Матфея.

Вынимаю на Литургии частички из просфор, поминаю жи­вых и умерших. Со сколькими людьми был я знаком, ско­лько их прошло перед моими глазами, и многие уже закончили свое краткое земное странствование. Вот с этим человеком я дружил, с этим спорил, этому исповедывался, от того терпел скорби. И ни один не избег своей участи — общей участи всех людей — смерти. И сколько еще живых, и все они обязательно умрут, и никто не избегнет этого. Умру и я. Хочу этого или не хочу — все равно придется оставить телесную храмину, а если не думаю об этом, значит, себя обманываю.

Жизнь очень коротка. Раньше жили и по сто лет, сейчас уже в шестьдесят умирают, и, глядишь, для некоторых даже 30 — 40 лет — это рубеж, заканчивающий притязания и страдания, радости и горести земной жизни.

Зачем копить и стяжать, зачем расталкивая и обижая окружающих пытаться занять место повыше, зачем тратить жизнь на суету, забывая о вечности? Ведь ничего с собой в могилу не унесёшь: ни министерский портфель, ни высокооплачиваемую работу, ни положение в обществе, ни такие заманчивые и многообещающие материальные блага, ни славу — совершенно ничего. Одинаково в морге лежат генерал и рядовой, министр и ра­бо­чий, ничем друг от друга не отличаясь. Все притязания, все накопленное, все приобретённое с такими большими трудностями, все эти материальные преимущества, полученные, как правило, через нарушение Божественных заповедей, все это остаётся здесь – на земле, и не мо­жет человек взять их с собой в могилу, не может ничем этим воспользоваться после смертного часа. Истинное богатство, которое может человек взять с собой в загробную жизнь, что действительно оказывается ценным после смерти человека — это только душевные до­б­родетели, добрые дела милосердия, а самое главное — Божественная невидимая благодать — вот истинное сокровище, которое не может отнять у человека смерть.

Святитель Иоанн Златоуст учит, что вы говорите про того: он богат, а тот — известен, этот решает чью — то судьбу: кого казнить, а кого поми­ловать; но приведите меня ко гробам — я не вижу ничего этого, вижу только гнилые доски, паутину и горсть червей. Вот и все, что остается от человека, его странствия по земле, которое называется земная жизнь.

Ты не думаешь о смерти? Ты себя обманываешь! Видишь, что кто — то умер раньше тебя, а о своём смертном часе стараешься и не вспоминать? Не обманывай себя: и ты догонишь того, кто сегодня умер, и тебя дого­нят те, которые будут после тебя. Такова участь всех людей.

Так что же это за таинство — смерть, в котором участвуют все люди? Святые отцы различают две смерти: первая, происшедшая с прародителями человеческого рода — это отпадение от Бога, и вторая, как следствие первой — от­деление души от тела, то есть видимая земная смерть. Как учит Священное Предание, до грехопадения прародителей смерти в мире (во всей вселенной) не было вообще, на Земле даже листва опадала и превращалась в бла­гоухающую массу совершенно без запаха гние­ния. Человек совсем не болел. Тело его совсем не разру­ша­лось. Ведь наши болезни, старение — это проявление сме­рти. Тело первого человека Адама вообще не было подвержено отри­цательному влиянию со стороны материального мира: его не жег огонь, невозможно было разрезать, он не мог утонуть и др. Но это было те­ло. И вот грех вошел через произволение Адамово в мир, и с грехом смерть: «одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть» (Рим. 5, 12). Первые люди стали недостойными пребывать в Раю и поэтому Господь изгоняет прародителей на Землю, куда уже до этого были изгнаны пад­шие духи. Падшие духи — демоны — живут на Земле везде: в воде, под землёй, в воздухе. Земля – это место обитания падших и изгнанных духов и падшего и изгнанного человеческого рода. И на самом деле Земля — не Рай, Земля находилась в чине Рая, но потом была проклята за преступление первых людей.

Вообще понятие блаженства, — это понятие не земное, а Не­бес­ное, и человек создан был для истинного блаженства. Падшие же люди, погружаясь в порочные страсти, пытаясь найти утешение в телесных удовольствиях, просто заглушают требование души о блаженстве, заменяя истинное блаженство суррогатом плотских страстей. Ведь истинное не теряемое блаженство человеку дает только Бог, и дает только после прохождения человеком серьезного испытания – после земной жизни. Так что Земля на самом деле – это место изгнания людей, «юдоль плача», место терпения болезней, скорбей и бед, место испытания человека в свете заповедей Божиих. Радости здесь времен­ные, чтобы мы к ним не привязывались, так как время на­шей земной жизни — это исключительно время исп­рав­ления, когда мы должны стать достойными вернуться в свое Небесное Отечество. Весь смысл земной жизни то­лько один — достойно подготовить себя к смерти и все! Стремление к Небесному Отечеству, чувство его есть у лю­бо­го человека: у китайца и европейца, негра и индейца, у старого и молодого, у богатого и бедного. Так что на самом деле неверующих людей по сути нет. Даже у атеиста есть стре­м­ле­ние к чему — то высшему, прекрасному, вера в это пре­к­рас­ное, совесть.

Но чтобы вернуться в свое Небесное Отечество, чело­век должен победить первую смерть — вернуться, обра­титься к Богу.

Когда Бог изгонял Адама и Еву из Рая, то сказано в Писании: «одел им ризы кожаные» (Быт.3,21), то есть наше земное тело: кожу, кости, мясо, кровь, волосы. Тело служит для нас как бы грубой завесой, отделяющей человека от мира падших духов. Ибо если бы люди видели бесов, то все бы человечество развратилось и никто бы не спасся. А так, находясь на земле, в этом кратком странствии, я вижу всех через глаза, думаю через мозг, слышу через уши. Но, находясь вне тела, душа сама хорошо видит, слышит, думает намного лучше, чем находясь в теле. Американцы проводили такие эксперименты: после реанимации умирающих расспрашивали их, что они чувствовали после смерти. И были собраны данные, подтверждающие православное вероучение. Так одна бабушка, давно слепая, была возвращена к жизни после нескольких минут клинической смерти. Когда ее вернули к жизни, она описала, как выглядели врачи — реаниматоры, убранство операционной палаты, и даже то, что совершалось за стеной, в соседней палате — ее душа туда перемещалась, но когда душа вернулась в тело (в момент, когда умершая была возвращена к жизни), то по — прежнему бабушка оста­ва­лась слепой, так как орган зрения ее — глаза на время зе­много странствия были больными!

Так и любой человек. Заканчивает свое краткое пу­те­шествие в земном странствии и тело, как пальто снимает, оставляет его в земле, откуда и взял его, потому что это «персть», «земля», как говорит Священное Писание (Быт.3,19), то есть тело человеческое это про­стая пыль! А душа отделяется от тела и дает ответ Богу в том, как провела земное испытание — жизнь. И никто этого не может избегнуть, как бы этого не хотел, к каким бы уло­вкам не прибегал, к кому бы за помощью не обра­щался. Душа же не умирает, так как получила от Бога дар бессмертия по благодати.

Вот после смерти и начинается для человека неизменяющаяся настоящая реальность! Когда человек получает справедливое возмездие: на­ка­за­ние или награду за прожитую жизнь. В момент смерти че­ловек забывает всех родственников, друзей, душа его дрожит и трепещет, человеку очень страшно, так как нас­ту­пает для него Частный суд Божий и придется давать от­вет за всю прожитую жизнь — за промелькнувшую как мгновение, такую короткую — земную жизнь. Все! Время покаяния, время исправления закончилось. Наступило страшное время воздаяния.

Удивительно, как опыт вернувшихся после клинической смерти к жизни людей подтверждает учение Церкви. В самом начале смерти душа человека отделяется от тела и зависает в нескольких метрах над ним, человек видит свое тело, сознает свое я, видит окружающих его врачей или родст­вен­ников и со страхом понимает, что общаться с ними не может. На этом истинный опыт умерших и возвращенных к жизни, как правило заканчивается, часто добавляются еще различные бесовские видения или страхования в этот момент, а о том, что наступает дальше, учит Святая Православная Церковь. Если человек был крещеный, его душу берут ангел — хранитель с другим ангелом и несут в Небесное Отечество, проходя через мытарства — места, где бесы истязуют душу человека в содеянных грехах, в преступлениях против заповедей Божиих. И если находят грехи, не изглажденные покаянием, то ангел — хранитель пытается откупить человека его добрыми делами, сделанными в земной жизни. Поэтому очень важно творить дела милосердия и обязательно от чистого сердца! Если нет возможности помо­гать материально, то для некоторых людей, находящихся в отчаянии, и доброе слово, кем — нибудь ска­занное, является большой помощью. Если же нет у человека дел милосердия, если же находят у него бесы подобие себе, то забирают его душу на мучение до Страшного Суда. Если же душа покаялась в земной жизни, то проходит невозбранно в Рай. Таков Частный Суд. Тело — ризы кожаные дал нам Господь не для того, чтобы мы посредством его растлевали душу, а чтобы воспитывали.

RsxnUpa0ex8

Душа носит на себе отпечаток того, что сделала через тело. Относясь строго к телу, мы воспитываем свою душу, а, воспитывая ее, взращиваем в ней дух для вечной, блаженной жизни. Физический труд, стояние на молитве до­ма или в церкви, пост и воздержание, поклоны — вот телесные средства для воспитания души.

Когда закончится время пребывания людей на Земле, будет всеобщее Воскресение. Все люди, которые жили, воскреснут и получат свои собственные тела обратно — име­нно те тела, которые имели они во время земной жизни, но с другими свойствами — не с свойствами «риз кожаных», а с те­ми, которые имели тела Адама и Евы до грехопадения, но немного отличающимися. Такие свой­ства имело тело Господа нашего Иисуса Христа после Его Воскресения. Мы знаем из Евангелия, что Спаситель после Воскре­сения Своего мог быстро перемещаться в пространстве, мог менять Свою внешность, так что Его никто не узнавал, мог проходить сквозь стены: когда апостолы собрались в комнате, закрыли двери, боясь иудеев, то Господь прошел к ним через стену. (Ин.20; 19-20, 26). Но это было тело то самое тело — Господа можно было осязать, Он ел и пил, хотя необходимости в еде уже не имел. Такие тела будут иметь все люди после всеобщего Воскресения и тогда уже дадут окончательный ответ в том, как провели время своего очень краткого странствия по земле, странствия, которое называется жизнью; и каждый получит воздаяние — решение своей вечной участи в соответствии с земным испытанием. Пройдет сто лет, тысяча, сто тысяч, а Веч­ность тогда даже и не начнется. Земля и все, что на ней, сгорит (2 Соборное послание св. апостола Петра 3,10). И как горько будет тем, которые потеряли вечное ради временного и гибнущего. И если бы жизнь не учила нас, что все, что на земле, подвержено тлению и уничтожению, что человек умирает и ничего с собой в гроб не уносит, то имели бы хоть какое — то оправдание многозаботливости и суетливости своей. А так имеющий ум увидит суетность и временность земных стяжаний и забот, и услышит голос Вечности.

Память о смерти одна может исправить человека. Это универсальное средство для исправления любого греш­ни­ка, для помощи любому подвизающемуся во Христе. Она даст молитву и смирение, плач о грехах и любовь Хри­стову. Как сказано в Священном Писании: «Во всех словесех твоих поминай последняя своя (то есть смерть) и во веки не согрешиши» (Сир.7, 39).

ЧАСТЬ II

« Если человек не пожертвует своею жизнью для исполнения за­поведей Божиих и отеческих преданий, не может спастись».

Св. Паисий Величковский.

Каждый человек рождается в мир уже убитым вечной смертью. По­чему же этого почти никто не за­мечает? А по общему свойству всех мерт­вецов — ходят все и не замечают, что мертвы. Лишь возродившись ду­хов­но (буквально — заново родив­шись!) в святом крещении, получив дар Свя­того Духа в миропомаза­нии, ре­гулярно причащаясь Святых Хрис­­товых Тайн, человек может уви­деть, что был мертв. Задача стоит пе­ред каждым человеком в его зем­ной жизни — воскреснуть духовно, то есть стать способным общаться с Богом, это значит – и очиститься от страс­тей. Начало рождения чело­века в новую вечную жизнь есть его крещение — символ смерти и вос­кресения. Второй этап — эта сама земная жизнь. Но во время этой жизни всыновление Богу, как учит святитель Григорий Палама, часто терпит неудачу. Полное же соединение с Богом, не теряемое, нас­ту­пает для достойного христианина только после телесной смерти, если христианин правильно прошёл своё земное странствие — жизнь.

Когда душа человека от­де­ляется от тела, то ее Ангел-Храни­тель, совместно с другим встре­ченным им по пути ангелом, берет душу и возносит в Царство Небес­ное, встречая сопротивление бесов на мытарствах. Мытарства — особые места, расположенные в воздухе, где обитают бесы, мешающие прохо­ду душ умерших людей в Царство Небесное. Согласно Церковного Предания мытарств обы­чно назы­вают двадцать, по числу основных страстей: мытарства чревоугодия, праздно­с­ло­вия, гор­дости, блуда, воровства и т.д. Но есть указания, что может их быть и до сорока — это зависит от человека, проходящего мы­тарства. Мытарства Милостивый Господь устано­вил для того, чтобы чело­век, перед тем как стать перед спра­ведливым судом Божиим, сам осоз­нал свое состояние. Бывает, что некоторые люди по духовному состоянию сво­ему уподобляются бесам, хотя считают себя очень хорошими людьми, гораздо лучше других. А на мытарствах человеку даётся самому сознать и понять, каков он на самом де­ле. Человек осознает свою греховность и Суд Божий о себе признает праведным.

Мытарства — это не католическое чистилище. Нераскаянным грешни­кам они не помогают избегнуть мучений. Но некоторым, не успев­шим полностью очиститься от гре­хов христианам, страдания на мы­тар­ствах очищают недораскаян­ные грехи и неисправленные страсти, и тем вводят в Рай, в Царство Небесное. Человек после смерти вспоминает все, что он сделал в своей жизни, каждое ска­зан­ное слово, не захочет вспомнить сам — так бесы укажут, у них все наши грехи записаны. Ведь к каждому человеку с детства приставляется бес, который «запи­сывает» его грехи, сделанные в те­чение жизни, и периодически отно­сит эти «записи» на мытарства.

Замечено, что после совершения какого-либо греха искушения у человека на некоторое время могут пропасть, это можно объяснить тем, что искушавший бес унёс записи о грехах на мытар­с­тва, где эти записи и будут поджи­дать человека ко дню его смерти. Искреннее покаяние, завершаемое правильной исповедью, изглаждает соделанные грехи, Господь прощает эти грехи и записи о них на мытарствах у бесов Господь чудесным образом уничтожает.

Покаяние с исповедью — это таин­ст­во, совершаемое таким образом: сначала человек должен восчувст­вовать свой грех, возненавидеть его и искренне пожалеть, что его совершил. Затем человек этот гре­х исповедует Богу, то есть вслух при свидетеле — священнике называ­ет. Кается человек не священнику, а Богу, Богу же и грех произносит; свя­щенник лишь свидетель покаяния. После произнесения вслух грехов, в которых кается человек, свя­щен­ник читает специальную разреши­тельную молитву, и грех Богом из­глаждается. Причем грех прощается Богом так, что после нормальной ис­поведи человек не чувствует укоров совести в соде­лан­ных, но раскаянных и ис­поведанных затем грехах — они действительно про­щены, и ду­ша чувствует это. Покаяние – это второе крещение, когда человек Богом оправдывается, прощается, очищаются все его грехи, и Господь возвращает добродетели человеку, которые были уничтожены до этого грехом.

Вроде бы ни­чего сложного — скажи свой грех вслух только лишь при одном, и то специаль­ном сви­детеле — и грех будет про­щен. Намного больше уси­лий надо прило­жить, что­бы грех сделать.

Начало покаяния — сожа­ление о сделанном гре­хе, зле, раскаяние в нем. Ни­чего маги­ческого в таинстве покаяния нет — если человек будет просто механически пе­­речис­лять гре­хи, то даже после прочтения священ­ни­ком разре­ши­те­льной молит­вы таинство не совер­шится. А если испо­ве­ду­ющи­йся во время своей исповеди пе­ре­к­ладывает ви­ну за содеян­ный грех на кого — то, своей же ви­ны перед Бо­гом не чув­ствует, даже обвиняет кого — то в своих грехах и осуждает, то такая исповедь служит лишь к боль­шему осуж­де­нию исповеду­ющегося, так как он грешит пря­мо на ис­поведи. Так что глав­ное ус­ло­вие совершения таин­ства исповеди, да как и лю­­бо­го таинства — это пра­вильное вну­т­реннее сос­тояние при­ступающего к таин­ству.

Бог оставил людям для удержания от греха ежед­нев­ное напоминание о сме­р­­ти, таким напоминанием является обычный сон. Да, сон — это прообраз ожида­ющей челове­ка смерти. И спим мы, как пра­вило, в го­ризонтальном по­ло­жении — как покойники в мо­гилах ле­жат. И так же, как и ме­ртвые, во время сна без­действуем. Поэтому, ложась спать, нуж­но молиться, чтобы Господь даровал еще один день жиз­ни, то есть вспомнить о сво­ей смерти — и так любой че­ловек может удержаться от любого греха.

Напоминание о смерти очень полезно, но это напоминание не приводит православного христианина к отчаянию, потому что Господь наш Иисус Христос победил смерть и нам даровал эту победу. Свиде­те­льствует о Воскресении Христовом и победе Его над смертью Священное Предание, частью которого является и Священное Писание. Свидетельствует сама жизнь Церкви, благодать, которую мы получаем в таинствах. О Воскресении Христовом свидетельствуют даже древние ис­торики того времени. О победе Господа нашего Иисуса Христа над смертью и тлением свидетельствую многочисленные чудеса Православной Церкви. Например, чудо, в огромном мно­жестве явленное только лишь в Пра­вославной Церкви, — это нет­ленные мощи правос­лавных святых, как древних, так и современных. В Тро­ице — Сергиевой Лавре в Серапионовой келье хранятся мо­щи — правая рука перво­му­че­ника архи­диакона Сте­фана. И что удиви­тель­но — не то, что этой руке уже две тысячи лет. Воз­раст египетских мумий больше, но в них удалялись все внут­ренние органы, жилы, все прос­маливалось, в об­щем од­но чуче­ло оставалось; а здесь ясно на срезе руки видны вены, напол­ненные вы­­сохшим бурым порош­ком — кровью. Обычный усоп­ший уже через три дня смер­дит так, что по­дойти невоз­можно. А тут две тысячи лет, без вся­кой химической обра­ботки сохра­няется нетлен­ным тело святого Хрис­това мученика! А вот совре­менный пример. Волей Божией при­ш­­лось мне в свое время быть на обретении мо­щей мона­хов — стро­ителей Троице – Стефано — Улья­новского монас­тыря в Вологодской губернии (ныне республика коми) в 19 ве­ке. Это вообще, можно ска­зать наши современники — конец 19 века. Когда в келью за­несли главу усопшего сто лет на­зад иеро­монаха Паи­сия и по­ло­жили ее на табурет, мне стало страшно. Не только пол­­­ностью сох­ра­нились по­темневшая кожа, мышцы, ры­жие волосы. Из по­лупри­кры­тых век на меня смот­рели как живые карие глаза давно усоп­шего иеро­мо­наха!!! А ведь он про­лежал в нашей северной земле более ста лет! Так Господь почтил изб­ран­­ника Своего — иеро­мона­ха Паи­сия.

Любой человек, ко­торый в своей жизни совер­шил хотя бы один смертный грех после своего крещения, уже до самой смерти будет находиться в разряде каю­щихся. Грех про­щается Бо­гом на испо­веди, но послед­ствия грехо­падения могут длиться дол­гие годы. Душа получает на­вык, привы­чку к сделанному греху, легко мо­жет склонить­ся к нему, даже просто вспомнить и посо­чув­ствовать и так оскверниться. Душа носит на себе отпечаток того, что сделала через тело. И через грех в душе уко­ре­ня­ется страсть, соответ­ст­вую­щая сделанному греху. А любая страсть наказы­ва­ет­ся в веч­ности «червем неу­сы­пающим». Поэтому перед каждым стоит задача — покаяться до того, как нас­тупит смерть и умереть в покаянии.

Жизнь очень ко­ротка — «дние лукавы суть» Еф.5, 15. Наступит момент, и вот душа человека по­кинет свое жи­лище — тело, которое превра­тится в прах, пыль. И будет искать себе другое жилище – от Бога. И тут придётся дать отчёт о всей прожитой жизни, как человек провёл своё краткое земное странствие, кого он любил больше – себя или Бога и ближних? Страш­ное время. Если праведник едва спасается, то обычный современный человек что скажет на Суде Божием о себе? И даже кает­ся че­ловек после смерти, и хочет испра­виться, но сам тогда уже со­вершенно ничем не может себе помочь! Покаяние возможно ТОЛЬКО во время земной жизни. Она и дана нам для этого – земная жизнь – не для получения телесных и душевных удовольствий, а для радости покаяния.

Умершего можно вымолить молитвами Церкви, но ско­лько лет нужно мо­литься об усоп­шем грешнике, чтобы его вымолить? На Афоне за умершего монаха (а нам, мирским, никак не сравниться с монахами – афонитами), за умершего монаха молятся три года — поминают на проскомидии! И кто же за нас будет столько лет молиться, да еще ежедневно подавать записки на проскомидию? А сколько нужно заказывать сорокоустов об упокоении, поминаний на неусыпаемой псалтыри, также просить молиться об усопшем грешнике монахов? И кто будет искать этих монахов – молитвенников, заказывать поминовение на проскомидии и на псалтыри столько времени? Поэтому лучше нам самим позабо­титься о принесении достойных плодов покаяния и тем самым позаботиться о своей вечной участи до наступления смерти.

Протоиерей Борис Прокофьев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *