Контроль над интернетом: как это может осуществляться и есть ли границы дозволенного? Эксперты — об инициативе фильтрации информации в Рунете.

Детский интернет — уже не вымысел, а реальность. Государственная программа «Цифровая экономика», которую утвердил премьер-министр России Дмитрий Медведев, предусматривает разработку Национальной системы фильтрации интернет-трафика (НаСФИТ). По предварительным данным, до конца I квартала 2019 года подготовят прототип, а до конца I квартала 2020 года система начнет работать.

Важно отметить, что это продолжение государственной политики по очистке интернета от «грязного» контента. Вопрос касается в первую очередь детей. Ранее был принят закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», который, по многим оценкам, стоит доработать и обновить. Рассматривается и вариант фильтрации «по умолчанию» всех пользователей Сети, например, «умная фильтрация», которая блокирует уже запрещенные в России сайты.

 

Игорь Ашманов: Фильтровать нужно, но как? Это отдельная история…

Как пояснил в интервью Царьграду директор компании «Ашманов и партнеры» Игорь Ашманов, обсуждаются два пункта программы «Цифровая экономика», посвященные информационной безопасности — там речь о белых списках не идет. Обсуждаются главные пункты о том, что надо разработать принципы и алгоритмы фильтрации в интернете, и о датах введения системы.

В самой программе говорится в первую очередь о самом принципе фильтрации, «что очевидно, потому что у нас есть закон: некоторые виды контента считаются настолько плохими, что их нельзя показывать никому — не только детям, но и взрослым». Речь идет о продаже наркотиков, побуждении к суициду, экстремизме, детском порно и так далее.

«Есть и виды контента средней плохости, которые нельзя показывать детям, в том числе пропаганду гомосексуализма. У нас есть закон, который эти виды контента считает плохими и запрещает к показу», — напомнил Ашманов.

«Фильтровать нужно, а вот то, как это сделать, — совершенно другая история. «Белые списки» — конечно, совершенно негодная идея, и их невозможно применять. Это будет очень дорого, мучительно. И самое главное: поскольку тот, кто собирается ввести эти «белые списки», будет отвечать за то, что в «белом списке» абсолютно безопасные ресурсы, все социальные сети придется из этих списков выкинуть», — считает эксперт.

 

Денис Давыдов: «Белые списки» вполне реальны

С иной позицией по «белым спискам» выступил глава Лиги безопасного интернета Денис Давыдов. По его словам, идея вполне жизнеспособна, если будет дополнена другими системами, например, «черными списками» в совокупности с контентной фильтрацией, которая умеет распознавать трафик «на лету» и блокировать в достаточно короткие промежутки времени информацию, запрещенную для детей.

«Система сочетания «черных» и «белых» списков и контентной фильтрации, которая распознает «на лету» интернет-трафик, существенно обеспечит безопасность интернета, в том числе и для детей», — считает Давыдов.

Эксперт признал, что для реализации программы действительно нужны немалые мощности — в первую очередь вычислительные. «Но, к счастью, у российских операторов связи такое оборудование в большей степени уже установлено. Операторы большой четверки — «Вымпелком», МТС, «Мегафон» и «Теле-2″ — уже имеют подобные системы», — напомнил он. Более того, они уже предоставляют доступ к так называемому родительскому контролю, добавил Давыдов.

«По большому счету это опция, которой пользуются родители и многие абоненты мобильных сетей. Можно очень легко и просто установить приложение, которое помогает их детям быть в безопасности в интернете», — пояснил глава ЛБИ.

При этом условный «серый список» — все то, что находится между «белым» и «черным». То есть взрослый контент, который для взрослого безобиден, а ребенку может нанести очень серьезный ущерб — его нравственному или физическому здоровью.

Денисов отметил, что национальная система фильтрации появится «уже совсем скоро» и она является частью гораздо более масштабной программы «Цифровая экономика», которая находится в сфере внимания нашего президента.

«Очень важно, что система фильтрации интернет-трафика ведется для информационной безопасности детей и развития цифровой экономики. Это очень важно, я много раз приводил пример КНР, где после запрета на анонимность в интернете существенно начал расти рынок интернет-услуг, начала расти электронная коммерция просто потому, что анонимность создавала атмосферу недоверия в интернете. Как только в Китае ее удалось преодолеть, как только все стали понятны друг другу, а мошенничать и совращать детей в Сети стало не так просто и просто невозможно (тем более что это каралось в Китае очень строго — вплоть до расстрела), экономика начала расти».

Поэтому, подчеркнул Давыдов, система фильтрации трафика является важной составляющей программы развития цифровой экономики.

соцсети
Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС

 

Что с соцсетями?

На фоне этих обсуждений насчет соцсетей было очень много споров и проблем, согласился Давыдов. Многие специалисты отмечали, что фильтрация не спасает от шифрования трафика. «Таким образом, чтобы не вмешаться в конституционное право каждого гражданина на неприкосновенность личной жизни, многие страны пытались пойти по этому пути — Казахстан, Турция, Китай, США, Европа. Многие пытались преодолеть систему шифрования трафика для того, чтобы контролировать переписку. Ни у кого это не получилось», — отметил эксперт.

Следует посмотреть и на опыт ЕС, добавил Давыдов. Не так давно Еврокомиссия договорилась со всеми крупнейшими интернет-компаниями о том, что те будут самостоятельно выявлять данные о распространении запрещенной, вредной для детей информации и вовремя ее удалять из этой соцсети.

Он привел пример Германии, в которой пошли еще дальше и ввели серьезные штрафы до 50 млн евро, если интернет-компания в течение 24 часов не удаляет подобную информацию. Это, по мнению Давыдова, как раз решает вопрос шифрования трафика.

«Получается, что сама эта национальная система состоит из двух частей. Первая часть — это социальные сети. 90% пользовательского контента находятся в соцсетях, и если мы распространим регулирование на так называемых организаторов распространения информации и обяжем их самих чистить себя (например, наши популярные соцсети будут вычищать порнографию и другую запрещенную информацию — группы «Правого сектора», синих китов), если они будут понимать, что за это предусмотрена ответственность — административная или уголовная, — тем самым мы решим большую часть нашей задачи по сохранению нравственного здоровья детей», — полагает эксперт.

 

Где границы дозволенного?

Во многом контент определяется, конечно, юрисдикцией страны. Даже в Facebook российские пользователи будут видеть иное, чем немецкие: мы хорошо помним, как детище Цукерберга с легкой руки блокирует любые сообщения с пометкой «содомиты» и пр.

Так где же проходят границы дозволенного? В интернете, по мнению Давыдова, они проходят практически там же, где и юридические ограничения. Он подчеркнул, что все российские и зарубежные сервисы, которые работают на территории России, обязаны исполнять наше российское законодательство. Он напомнил, что это коснулось и иностранных компаний, таких как Apple и Google, которые изначально не платили НДС.

«Сейчас они платят этот НДС в России, несмотря на то, что это транснациональные ИТ-гиганты. То же самое касается и хранения персональных данных граждан России, то есть наша юрисдикция распространяется на те сервисы, которые работают в нашей стране», — пояснил Давыдов. Так что и Facebook придется исполнять российские законы.

Давыдов напомнил, что первые законы о серьезном регулировании Рунета начали приниматься в 2011 году, в том числе и ЛБИ активно выступала за создание единой системы реестра запрещенных сайтов.

«Можно сказать, что это был первый закон в нашей стране, который первый начинал регулирование Рунета… С момента зарождения интернета в России с 2011 года жили спокойно и не тужили, представляли, что интернет — это зона, свободная от любых ограничений, в том числе и моральных».

Эксперт добавил, что на данный момент 7 из 10 граждан России выступают за наведение порядка в интернете. Более того, требуют этого от государства, причем настоятельно. Пять основных угроз, которые родители считают наиболее актуальными: суицид, наркотики, порнография, сцены насилия и жестокости, экстремизм, терроризм.

Софья Метелкина

https://tsargrad.tv/articles/kontrol-nad-internetom-est-li-granicy-dozvolennogo_78135?utm_source=push-notification&utm_medium=push-world&utm_campaign=push

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *