Удивительное чудо, совершенное старцем Филиппом Луганским, в назидание комсомольцам-безбожникам! Обрубок векового дуба на их глазах был превращен им в КАМЕНЬ — до Второго пришествия Христа, когда он должен… зацвести!

В Луганске почитают старца Филиппа, диакона, с именем которого связывают разные чудеса и которому являлась Богородица. Пресвятая Дева в видении пророчествовала о Луганске:

«О граде же сем скажу, что к концу мира наречется он Царьград-Святоград Луганский, определено ему быть городом славы Моей, небесным Царьградом. И многие люди будут промыслом моим съезжаться сюда со всех уголков Земли сами не зная зачем. Помощь Моя и благословение пребудут тогда с ними в День Судный».

Икона эволюция

«Видение во сне. Юго-Западная Трехличная Божия Матерь». Первоначальная зарисовка; фото иконы из кельи старца Филиппа; раскрашенное фото, какие ходили в народе; современная икона 

Как пишет автор Владимир Крымцов, чью статью, размещенную на сайте http://realgazeta.com.ua/plet-sudby-nad-luganskom/ , мы в сокращенном виде и предлагаем вашему вниманию (а в сокращенном — потому, что не согласны с некоторыми жесткими мнениями и выводами автора — ред.), канонизировать как святого его еще не успели, но к дело тому идет. Старец Филипп, в миру Филипп Елисеевич Горбенко родился 22 ноября 1858 года в крестьянской семье на Черниговщине. В Луганск Филипп приезжает в конце XIX столетия и прожил в нем до 1956 года, преставившись в возрасте 98 лет. Самая известная история о нем такова.

 14040516659791

«Вместе с группой близких ему людей спешил Филипп в храм на праздник. Рядом с храмом находилась сохранившаяся и поныне графская усадьба. Проходя по графскому парку, старец был встречен группой комсомольцев. Они издевательски смеялись над ним и, как род лукавый, требовали чуда.

– Ну, ты, раб Божий! Докажи нам, что есть твой Бог! И не словом, а делом докажи!

Рядом с Филиппом лежал обрубок дерева, с одной стороны он сохранил на себе отпечатки топора, а с другой – был трухлявый от времени. Старец Филипп стал на колени у ствола поваленного дерева, поднял руки к небу и воззвал к Богу. После молитвы старец ударил посохом по стволу дерева трижды и произнес: «Дуб сей да обратится в камень в воспоминание мое и во свидетельство чудес Божиих, а для тех, кто не будет верить сказанному обо мне, камень этот будет видимым свидетельством жизни моей. Камень же этот будет лежать до Второго Пришествия, укрепляя немощных в вере». Помолчав, добавил: «Пока не расцветет». И произошло чудо. Хулители и окружавший народ были немало поражены случившимся на их глазах».

 Историю эту в Луганске на протяжении почти сотни лет передают из уст в уста, а происходила она в Александровске,  ныне — это город-спутник Луганска.

Панский дом в Александровске. Снимок 2008 года, но в таком состоянии особняк стоял много лет до этого

Графский дом в Александровске. Та самая усадьба. Теперь это запущенное и полуразрушенное здание, которое облюбовали бродяги. Снимок 2008 года, но в таком состоянии особняк стоял много лет до этого

В «Житии старца-диакона Филиппа Луганского» описано, как еще до войны камень этот хотели передвинуть в другой конец парка. Но когда, сковав его цепями, попытались поднять, «к удивлению всех, цепи рвались, как нити, а камень так и остался лежать на своем месте».

Свято-Вознесенский собор в Александровске, на пути к которому сотворил чудо старец Филипп

Свято-Вознесенский собор в Александровске, на пути к которому сотворил чудо старец Филипп

 

(Однако один известный местный предприниматель армянского происхождения в 90-е годы взял и… перетащил этот камень к себе… во двор! — ред.)

Настоятель александровского храма, отец Сергий, благодаря которому один из старейших в регионе приходов получил вторую жизнь, как-то в сердцах обронил:

«Зря этот армянин камень украл. Чудо – нельзя переносить с места на место. Невидимая нить, связывающая его с землей, порваться может. И тогда обратится она в «плеть», и крушить начнет все на пути своем. Не жалея никого, ни добрых, ни злых, ни верующих, ни безбожников, ни бедных, ни богатых».

Увы, 26 декабря 2003 года этого самого предпринимателя, Карена Гургеновича Андреасяна, находят мертвым в строительном вагончике. Видно, ударила та самая «плеть»…

Спустя какое-то время после гибели Карена Андреасяна священную реликвию перевезли из Александровска в Луганск. На старом кладбище у могилы старца Филиппа появляется вначале часовня, а затем начинается большая стройка нового храма. (Саму реликвию поместили в оградку. Это можно понять: все знают, что, например, камень. на котором молился св. прп. Серафим Саровский, верующие растащили по кусочкам, да и вероятность различных кощунств нельзя исключать — ред.)

Каменный дуб оградили решеткой и прикрепили к нему металлическую табличку с надписью

Каменный дуб с прикрепленной к нему металлической табличкой с надписью

К сожалению, по сведениям автора статьи, работы велись, мягко говоря, не благочестиво. Котлован под будущий храм роют прямо на месте могил, неподалеку от могилы самого Филиппа Луганского. Увы, в выгребную яму поблизости вместе с почерневшими от времени крестами, ржавыми оградками и надгробными плитами сбрасывают и кости, черепа, остатки неперегнившей под слоем земли одежды и обуви похороненных здесь людей…

Одновременно, в Луганске возводят памятный монумент-икону в честь 2000-летия Рождества Христова. Основой для скульптуры стала Луганская икона Божьей матери, написанной по образу, который явился диакону Филиппу.

Памятный знак в честь 2000-летия Рождества Христова и строительство храма иконы Божией Матери Умиление

Памятный монумент-икона в честь 2000-летия Рождества Христова; рядом — строительство храма иконы Божией Матери «Умиление»

Слева: Луганская икона Божией Матери, написанная по мотивам видения старца Филиппа. Справа: витраж в окне храма «Умиление»

Слева: Луганская икона Божией Матери, написанная по мотивам видения старца Филиппа. Справа: витраж в окне храма «Умиление», который начали возводить в 2011-м

(К сожалению, потом началась братоубийственная война на Донбассе, которую искусно развязали деятели «мiровой закулисы» — ред.) День в день, через 109 лет после явления Богородицы старцу Филиппу, в ночь с 13 на 14 июня 2014 года в 10 километрах от того места, где и по сей день находится вероломно украденная (по версии автора — ред.) реликвия, происходит трагедия. При заходе на посадку в аэропорту Луганск ополченцы сбивают военно-транспортный самолет Вооруженных Сил Украины Ил-76. Погибли около 50 военнослужащих. (Это — наши, славянские парни, посланные хунтой инородцев против своих же братьев на Востоке! Упокой, Господи, их души, закланные в виде кровавой жертвы темным силам в этой никому не нужной «мясорубке». Тем не менее, Царица Небесная уберегла жителей Луганска от выполнения этими десантниками неверно перед ними «поставленной задачи» — ред.)

 

Сбитый-Ил-76-1024x576

 

 

 

Ополченцы на месте сбитого Ил-76 с 40 украинскими десантниками и 9-ю членами экипажа

 

 

 

 

Как пишет автор, война набирает обороты, мины рвутся у жилых домов. Среди первых жертв из мирного населения – пассажиры маршрутки, попавшей под обстрел 8 июля в Квартале пролетариата Донбасса. Это меньше чем в километре от могилы старца Филиппа с окаменевшим дубом.

В числе первых жертв среди мирных жителей 2 погибших и 4 раненых в кв. Пролетариата Донбасса

В числе первых жертв среди мирных жителей 2 погибших и 4 раненых в кв. Пролетариата Донбасса

Рассказывают, что были «ходоки», которые пытались попасть на прием к «народной власти», поговорить про реликвию. Да не вышло: за диверсантов приняли и отправили «на подвал». Старший из них все твердил: «Пока святая реликвия не будет возвращена на свое место, война из Луганска не уйдет».

Надзиратели решили, что он «умом тронулся» и в итоге отпустили с миром. А он напоследок произнес: «Либо до 14 июня все закончится, либо…»

Но его уже не слушали – сумасшедший, что с него возьмешь…

16057_1000

 

Предлагаем вашему вниманию еще одну статью, посвященную теме старца Филиппа Луганского.

Удивительные пророчества старца о Луганске, сделанные более века назад! Когда я узнала об этом необыкновенном старце, буквально на одном дыхании написала о нем, честно говоря, не очень веря предсказанию о том, что Православие возродится и обретет полноту в этом, весьма далеком от меня городе. Но сейчас настало время тайному сделаться явным. Кто сомневается, что Луганск после всех пережитых потрясений не заслуживает названия Святоград? Итак, все по порядку…
На краю почти заброшенного старого кладбища, заросшего непроходимыми кустарниками, среди поваленных деревьев, в окружении могилок духовных подвижников находится скромная часовня с надгробием духовного диаманта – известного луганского старца-диакона Филиппа (Горбенко) (1858-1956).
Ежедневно, в дождь, снег и зной, сюда приходят со своими скорбями люди. Молятся, плачут, просят, надеясь на благодатную помощь. Рядом, под уютной сенью, — огромная окаменевшая колода — дерево, превратившееся в камень по молитвам старца на глазах требовавших чуда безбожников. Разум с трудом вмещает возможность подобного мгновенного преображения живого организма в окаменевшую структуру, — процесса, который, как правило, длится на протяжении эпох…

Викарий Луганской епархии, Преосвященный Владимир, сохранивший со времен детства память о множестве чудес, совершенных по молитвенному предстательству этого подвижника благочестия. прокомментировал это явное знамение милости Божией так:
«Вместе с группой близких ему людей спешил Филипп на праздник. Любвеобильное сердце старца разрывалось от разговоров о горе и страданиях. «Папаша, — так называли его по-простому, — наверное, последнее время наступило, антихрист уже у власти?» — спрашивали.
Рядом с храмом находилась сохранившаяся поныне графская усадьба. Проходя по графскому парку, старец был встречен группой комсомольцев, которые преградили ему путь. Они издевательски смеялись над ним, и, как род лукавый, требовали чуда.
«Ну, ты, Раб Божий! Докажи нам, что есть твой Бог! И не словом, а делом докажи!»
Рядом с Филиппом лежал обрубок дерева, с одной стороны. Он сохранил на себе отпечатки топора, а с другой – был трухлявым от времени. Сердцевина ствола сильно пострадала от древесных насекомых, и поэтому в ней образовалось сквозное отверстие.
Старец Филипп стал на колени у ствола поваленного дерева, поднял руки к небу и воззвал к Богу. Затем он ударил посохом (палка, с которой он постоянно ходил) пол стволу дерева трижды и произнес: «Дуб сей да обратится в камень в воспоминание мое и во свидетельство чудес Божиих; а для тех, кто не будет верить сказанному обо мне, камень этот будет видимым свидетельством жизни моей. Камень же этот будет лежать до Второго Пришествия, укрепляя немощных в вере». Помолчав, добавил: «Пока не расцветет». И произошло чудо. Хулители были посрамлены».
Камень этот сохранился до нашего времени и сейчас благоговейно почитается верующими, хранящими память о старце, сведения о котором противоречивы и скудны. Сам диакон Филипп о себе говорил мало и неохотно, поэтому почерпнуты эти сведения преимущественным образом из свидетельств людей, знавших лишь ту часть его земной жизни, которую Господь явил им. Очевидно, так и должно быть, ибо ступив на духовный путь, человек навсегда отделяет себя от прежней жизни и погребает для мира. И все-таки для нас важно по мере возможностей, по крупицам собрав материал, проследить этот путь, чтобы, соприкоснувшись с ним, хотя бы отчасти понять, как же становятся подвижниками благочестия обыкновенные люди, — такие же, как мы с вами…
Кем же был диакон Филипп в земной жизни? Почему не зарастает к нему народная тропа? Где началось его молитвенное служение Господу: на Луганской земле или он был известен ранее? Что привело его в Луганск? С этими и другими вопросами мы обратились к викарию Луганской епархии Преосвященному Владимиру, епископу Ровеньковскому (Орачеву).
Преосвященный Владимир, любезно согласившийся дать интервью, отметил промыслительность явления старца Филиппа в промышленном Луганске, не имевшем ранее сугубого молитвенника. Из ближних и дальних деревень, порой целыми селами, приходили в город в поисках работы люди, спасавшиеся от голода и безработицы. Сам отец Филипп был родом из Черниговской земли, где он появился на свет 22 ноября 1858 года, в день памяти иконы Божией Матери «Скоропослушница». Которую глубоко почитал всю жизнь. Уже с ранней юности, как свидетельствовали его односельчане, пришедшие в Луганск вместе с ним, подвижник удивлял окружающих благочестием, ревностью о Господе и несомненным даром прозорливости. По бедности он не мог посещать церковно-приходскую школу, но Господь умудрял его Духом, одарив любовью к Святому Евангелию и даром рассуждения. Будучи пастухом, Филипп в окружающей его природе видел Создателя и стремился к Нему всей душой. Когда родители Филиппа решили его женить, он, не желая их огорчить, смирился с их волей и выбрал самую бедную девушку, надеясь, что вместе они будут работать Господу, как брат и сестра. Но жена не разделяла его взглядов. Уже на свадьбе он предрек их грядущее расставание, которое ускорило нежелание супруги жить с ним в чистоте, переезд в Москву, замужество и рождение сына.
Пока родители Филиппа были живы, он во всем был покорен их воле и лишь по их кончине отправился с односельчанами на восток, где в это время строился пороховой завод, и, следовательно, была работа, дающая возможность прокормиться. О том, что его уже в те времена почитали как человека прозорливого, свидетельствует глубокое уважение окружавших его людей, любовно называвших «Папашей» и поверявших ему свои скорби и печали… Каким образом он узнал о своем особом предназначении, никем не озвучивалось, но то, что указание Свыше было, — несомненно.
Очень интересным, на наш взгляд, является такой случай. В городе жили благочестивые девицы Екатерина и Ирина, которые вели христианский образ жизни, некоторое время даже жили в Почаеве; отец их, Евфимий, который был односельчанином отца Филиппа. Когда Евфимий, тяжело заболев, лежал на смертном одре, девицы побежали к старцу. «Папаша, вставай, батько помирает», — умоляли они. Отец Филипп не замедлил с помощью. «Евфимий, вставай,- потребовал он после усердной молитвы, — тебя еще можно вымолить». «Сколько же дней вы вымолили?» — спросили счастливые дочери. «А как много, — увидишь». Прожил еще 20 лет.
Есть ли сведения о его хиротонии? Да, разумеется. Его рукополагал владыка Никон, находившийся на Луганской кафедре с 1944 года. За эти годы он осуществил в епархии много добрых дел, за которые глубоко почитается простым православным народом. О старце Филиппе он много слышал, неоднократно видел на службах, но не общался. Свели их драматические обстоятельства.
У владыки Никона к году 1947 собралась хорошая библиотека. Когда он ушел на вечернюю службу, злоумышленники проникли в архиерейский дом и похитили церковные книги и ценные вещи…

Вспоминают о нем: Его келейник, схимонах Гавриил, хорошо знавшие старца, посоветовали идти к нему. Владыка отправил келейника, который поведал старцу о случившемся. Помолясь, старец указал место, где спрятаны ценности — старый заброшенный дом (оставшийся еще с войны). Владыка вместе с настоятелем пошли к этому месту пешком и с удивлением обнаружили стоящие у стен мешки с награбленным. После этого случая владыка стал приглашать старца к себе для общения, присматриваться к нему, и, видя несомненную духовную одаренность, принял решение о его рукоположении. Учитывая преклонный возраст подвижника, это было неординарное решение, ибо по состоянию здоровья он не всегда мог вести службы. Рукоположение состоялось в Свято-Никольском соборе. После Богослужения владыка часто приглашал старца для общения на трапезу. Учитывая возраст старца, Владыка благословил ему служение преимущественно на архиерейской службе. Очень тяжело было даже идти. Служил в старом Николаевском соборе на Красной площади.  Храм остался после войны полуразрушенным, но уцелел. Все остальные взорвали, т. к. Ворошилов заявил, что город будет образцовым. Купол был изуродован, колокольня разрушена. Люди его любили. Приходил в основном на архиерейские службы, и в праздники бывал. Настоятелем был отец Евфмий Качан. Служили отец Лев Слепнев. Отец Владимир, отец Иннокентий, протодиакон Макарий. Протодиакон Тимофей. Староста был Иван Степанович Кукурекин. Звонарь – иеромонах Василий. Все они с большим уважением относились к отцу Филиппу. Собор разрушили в 1948 году, после чего перешли в другой храм.
Как утверждает Преосвященный Владимир, старец глубоко почитал своего архипастыря и всегда работал на его авторитет. Подтверждением этому может служить запомнившийся многим эпизод встречи архиепископа Никона, когда диакон Филипп, с кадилом вышедший встречать владыку, громко возгласил: «Зажгите свечи и становитесь на колени. Идет владыка Никон, а с ним – Сам Господь». Люди, привыкшие безоговорочно верить старцу, стали на колени. Поле перехода владыки на Одесскую кафедру, по причине глубокой старости отец Филипп стал бывать на богослужениях гораздо реже, а затем и вовсе перестал выходить из келии. Почил владыка безвременно. В 1955 году его вызвали в Москву для участия в архиерейской хиротонии. Как бы предвидя неладное, старец отправил Марийку в епархию, чтобы та предупредила владыку о возможной опасности: «Скажи Владыке, — передал он, — чтобы не ехал».

1385478495_fil-lug2

Однако к его предостережению не прислушались, не допустив Марийку к архиерею. Вернувшись к старцу, келейница с горечью сказала:  «Папаша, нас не чують». По дороге владыка попал в страшную аварию, которую ему, очевидно, подстроили. Его стали давить «Камазами», сбили с дороги. От пережитого стресса ухудшилось состояние здоровья, усилились застаревшие болезни, открылось заболевание крови. Неоднократно посылал он тогда за отцом Филиппом, но старец был уже немощный — ему было 98 лет. Марийка говорила: «Вы нас не послушались, когда меня посылали». Умер владыка Никон в один год с отцом Филиппом и похоронен в Одессе..

Наиболее знаковым событием в жизни старца Филиппа было дивное видение, которого он сподобился в 1905 году. Явления Богородицы этот скромный труженик на ниве Господней сподобился не случайно. Вся его жизнь была примером служения Ее сыну и Богу. Днем Филипп усердно молился, а ночью трудился на заводе сторожем, ревностно выполняя свои обязанности. Однажды, во время строительства пороховых складов, на завод должны были привезти подводы с лесом. Четверо рабочих, сопровождавших этот груз, решили утаить одну из подвод, рассчитывая, что точное количество никто не знает. Когда они подошли к проходной завода, Филипп, пересчитав привезенное, стал спрашивать: «А где еще подвода? Еще одной, четвертой не хватает. Или богаче от этого будете, что беса слушаете? А вы лучше живите-ка правдою, которою жили».
Разбойники застыли от изумления. Затем, придя в себя, из опасения, что Филипп разоблачит их, они решили убить его. Но Матерь Божия хранила своего угодника. А готовившиеся совершить злое, стали впоследствии свидетелями чуда.
Дождавшись наступления ночи (а пересменка на заводе происходила в полночь), четыре разбойника бесшумно подкрались к Филиппу, который шел на смену по территории завода. Один из злодеев поднял камень, которым и собирался ударить сторожа по голове. Но в это время полуночное небо озарилось светом неизреченной красоты. Филипп, возведя взор к небу, начал молиться. Злоумышленники, забыв о своих дерзких помыслах, изумленно наблюдали за ним, чувствуя, что происходит нечто необычное.
Ночь с 13 на 14 июня Филипп запомнил на всю жизнь, ибо именно тогда он удостоился видеть Царицу Небесную, «скороидущую в небе, ощущая себя одновременно стоящим и лежащим на земле».
Филипп наблюдал Богородицу в возрасте около 40 лет, на голове Её был розово-фиолетовый платок, завязанный в форме шапочки. Впереди, по всему пути следования Божией Матери, Филипп узрел преклоненных дев Небесных, полностью облачённых в белые одежды. Как говорил старец, Божия Матерь быстро прошла путь от Родаково до Миллерово (с Запада на Восток) в сопровождении непорочных дев. По окончании этой части видения зарево осталось, и Филипп молился Божией Матери.
Вскоре видит он вновь Царицу Небесную, идущую по облакам теперь в направлении от Краснодона до Старобельска (с Юга на Север). Матерь Божия была в образе славы Царицы Светов — в возрасте 60 лет. Ручки Её были сложены крестообразно, как на иконе Божией Матери «Умиление». За ней на этот раз следовал чин монашеский: сразу за Божией Матерью шел и нес фонарь Марк (Марочка проживал в Луганске и нес на себе тяжкий подвиг юродства, был жив вплоть до 50-х годов нашего столетия. Всегда сидел на паперти собора, взывая ко всем проходившим мимо: «Подайте Марочке копеечку». Других денег, кроме копейки, он ни от кого не брал), все остальные безбородые с покрытыми головами монахи несли копья, словно воинство Небесное.
Таким образом, Богородица осенила Луганск Крестным Знамением.
Опасаясь вражьих козней, стал вслух читать молитву Честному Кресту и осенил себя крестным знамением. Каждое произнесенное им слово золотыми буквами отпечатывалось на небе, и вскоре образовалась сияющая фраза «Да воскреснет Бог и расточатся врази его…» — и до конца.
Разбойники видели только сильный свет, но не видели, по жестокосердию своему, Царицу Небесную. Как потом рассказывали эти рабочие, во время сильного сияния небес вдруг перед ними стала появляться, как бы строиться, каменная стена. И в скором времени они уже не могли увидеть неподалеку стоящего Филиппа. Матерь Божия очень быстро воздвигла эту стену, за которой исчез сатана, пытавшийся помешать действу. После этого Филипп принял видение как истинное.
Повернувшись в правую сторону, Филипп в третий раз увидел Божию Матерь, идущую по воздуху по направлению к нему. На этот раз Богородица явилась в образе Девы юного возраста (16-17 лет) в белом одеянии с непокрытой головой. Немного не дойдя до Филиппа, Царица Небесная топнула ножкою и из искр появился под Её ногами сияющий бугорок. Взойдя на это светящееся возвышение, Матерь Божия взяла ниспавшее на плечи покрывало и покрыла им голову, а после этого Она, обратившись к Филиппу, промолвила:
«Филипп, волею Сына Моего ты оказался в Луганске, и промысл Божий вел тебя сюда специально на служение Богу и людям. С этого дня благодать и помощь Моя будет пребывать с тобою. А также с этого дня ты будешь помогать людям, молитвами своими будешь изгонять бесов и исцелять людей. Заступничеством Моим ТЕБЯ НИКТО НЕ ТРОНЕТ. А день сей явления моего граду Луганскому помни и учи всех чтить его три дня. О граде же сем скажу, что к концу мiра наречется он Святоград Луганский. Луганску определено быть городом славы Моей, небесным Царьградом. Отсюда прольется свет по всей Земле. Откроются и забьют источники света. И многие люди будут промыслом моим съезжаться сюда со всех уголков Земли в преддверии этих грозных дней, САМИ НЕ ЗНАЯ ЗАЧЕМ. И помощь Моя и благословение пребудут тогда с ними в День Судный».
Затем, Царица Небесная благословила Филиппа, подала ему несколько трав и ушла. Еще некоторое время Филипп стоял, онемевший от страха. Но когда он пришел в себя, то увидел разбойников, лежащих на земле: сиянием огня небесного они были ослеплены и так были наказаны Богом за свои хульные поступки и мысли по отношению к Филиппу. А на вопросы о видении в эту ночь и о причине их слепоты говорили только то, что видели очень яркий свет. Тогда благочестивые люди стали расспрашивать о случившемся у Филиппа, и он, водимый промыслом Божиим, рассказывал жителям города о явлении Божией Матери граду Луганскому и о Его спасительной для города силе. На протяжении всех последующих лет Филипп говорил о том, что явление Божией Матери было не конкретно милостью Царицы Небесной к нему, а милосердием ко всем жителям города. Как вспоминали старожилы, яркое зарево над заводом в ту ночь видели многие.
После этого явления Богородицы Филипп обрел многие дары. Лечил молитвой, обращением к Господу, наставлял на путь истинный, обладая безграничной прозорливостью. Со слов дьякона Филиппа, которому, помимо самого явления Богородицы, также был явлен образ самой иконы, неизвестный иконописец запечатлел это явление Богородицы на иконе, называемой:
«Ведение во сне Юго-Западная Трех Личная Божия Матерь»
«Великим объяты трепетом вспоминаше, яко удостоился зрети пречудное явление Матери человечества, явилась образом сего чуда в воспоминание Святая Икона Богородицы Луганской. Да и мы уверовав глаголим:
«Радуйся, удостоившийся явления Пресвятой Богородицы».
(Икос 8 из Акафиста «Явление Пресвятой Богородицы Граду Луганскому и пророку Филиппу».)
Через всю свою жизнь нес в сердце своем Отец Филипп благодатную память о явлении Божией Матери и всегда 13, 14 и 15 июня (новый стиль) торжественно праздновал это благодатное явление и завещал нам поступать так же, и говорил, что этот праздник приравнивается к Пасхе. В эти дни архипастырь Никон совершал Божественную литургию и крестный ход. Возносилось молебное пение у изображения Луганской Божией Матери в Трёх Лицах, находившейся в келье о.Филиппа.
Потому как о.Филипп предвидел временную утрату изначального изображения явления Богородицы, в 40-х годах была сделана ч/б копия, которую раскрасили анилиновыми красками. И в настоящее время, все изображения большой по размерам и многозначительной по содержанию иконы происходят от той копии.
О. Филипп говорил, что люди не знавшие его, которые будут жить позднее, найдут и прославят эту икону Луганскую, и будет также создана другая икона Богородицы Луганской — написана в 1992 г. иконописцем Псковского Свято-Покровского монастыря архимандритом Зеноном, и находится в кафедральном храме Петра и Павла, где 13 июня проходит праздничное богослужение в честь этого события.

Документов, удостоверяющих личность, у отца Филиппа не было. Это было серьезным нарушением паспортного режима, усугублявшимся трудностью послевоенных лет, и грозило тюремным заключением. Председатель сельсовета, зная, что документы у старца отсутствуют, пригрозил, что сдаст его в милицию. Старец достал из кармана вязаную рукавичку и протянул ему со словами: «Ты лучше возьми рукавичку. Она тебе пригодится». Тот, наслыханный о чудачествах Филиппа, взял рукавичку и машинально засунул ее в карман. В этот же день он, пытаясь починить работающую молотилку, изуродовал себе кисть руки и, взглянув на рукавичку, понял, что молитвами старца сберег вторую руку. Впоследствии он никогда более не напоминал о регистрации.

Старца всегда преследовали.
Шпионили регулярно. Впоследствии обнаружились документы, из которых это следовало очевидным образом. Отмечали все: столько народа посетило старца, сколько пришло женщин. Соглядатаи отчитывались в том, где они находились во время наблюдения, но не трогали. Один раз, правда, осмелились: привели с Марийкой в кабинет начальника, который начал кричать на старца. Тот смиренно слушал его, затем негромко сказал: «Что ты кричишь на меня? О своем ребенке лучше побеспокойся». Эти слова были сказаны как нельзя более вовремя: сын в это время попал в тяжелую аварию». Опомнившись, начальник тотчас же стал просить помолиться за сына, пообещав отпустить в случае благополучного исхода. Мальчик вскоре пришел в сознание, и старца отпустили, пообещав никогда более не трогать.
Жил старец в крошечной хатке, выстроенной из красного кирпича размером два с половиной на три метра, где не то что развернуться, но и лежать было трудно. Книги хранил в чемодане на полочке. О своем незатейливом жилище он шутливо пел: «Кирпичная хатка, серед дому ямка. Я богатый человек, но короткий в мене век». У входа в келью висел колокол. Люди знали: когда старец благословляет Марийке звонить в колокол, кто-то умирает.

Старец заповедал молиться Пресвятой Богородице Луганской, и говорил, что кто будет обращаться к Ней с этой молитвой, будет сыт хлебом Жизни, как на земли, так и на небеси:
«Пресвятая Богородица Луганская, Именуемая в Трех Лицах, Прославляем Тебя с явлением в граду Луганскому с Твоим избранным, Спаси и покрой нас пресвятым Твоим белым покрывалом».
Эта молитва дана отцу Филиппу самой Пречистой Девой, вероятно, во время этого явления. Как рассказывают знавшие Его люди, после явления 1905 г. он имел практически постоянную сердечную «связь» с Небом. Знавшие его люди сказывают, что особенно в дни основных церковных праздников Филипп оставался в своей келье на целый день лежать вообще без движенья на своем дощатом одре. Да и в обычные дни, рассказывает Мария Афан. придём к нему, а он лежит.
А однажды, после моего мысленного вопроса: «Что ж это он дремлет днём, что ли?», — Филипп, не поднимаясь заговорил: «Я буваю й тут i там, ви ж не бачите яка ДОРОГА НА НЕБО. По нiй сходять святi, та угодники Божii…» То есть о его внутреннем духовном мире мы можем только догадываться. Ясно только, что сей богоизбранный вознёсся в лоно Христа настоящим святым, от которого до сих пор идёт реальная помощь в зависимости лишь от глубины веры нашей.

Время шло. Русская Церковь следовала неуклонным крестным путем, тем, каким увенчалось воплощение Господа Иисуса Христа на земле, единственным путем, ведущим людей ко спасению, — путем скорбным. Прямые подражатели дела Христова, архипастыри и пастыри, благочестивый народ являли собой высокий пример Христовой любви, избирая именно сей путь, отвращаясь от путей широких и легких. Сокрушались основы народной жизни, начинались всеобщие преследования и гонения — на Церковь, на крестьянство, на казачество.
В это тяжелое время Филипп старается всех, приходивших к нему, утешить, укрепить в вере. В тяжелые годы он часто посещал близлежащие селения и станицу Луганскую. Многим помогал своим словом, многим советовал уехать, и даже указывал куда. Его часто видели в окружении многих людей во дворе кельи, которые пели, молились, слушали отца Филиппа. А время было такое, что даже спрашивать о нем нельзя было.
Молва о прозорливом старце быстро распространялась. Люди ехали к нему даже из Киева, приходили священники на благословение. Однажды даже сам митрополит пришел в келью его и сказал: «Достоин ты занять место мое!» Но Филипп ему ответил: «Нищета и неизвестность более угодны Богу. Христу следуя, переношу все со смирением. Я просто странник Божий».
Боголюбивой душой страдал Филипп вместе с раздираемой на куски, подобно Хитону Господню, Русской церковью. В скором времени все городские храмы были закрыты «на ремонт», а священники высланы. Близлежащим храмом была церковь в пос. Александровске, в которую любил ходить на богомолье и отец Филипп. Горе и боль разрухи вызывали страх и безнадежность в душах людей.
И в один из дней (30-е годы) для уверования людей в заступничестве Божием за Церковь Христову по молитве Филиппа совершилось ПРЕВРАЩЕНИЕ ДЕРЕВА В КАМЕНЬ. Это материальное, так сказать, подтверждение чудодействий Филиппа до сих пор сохранилось(!) в первозданном виде. Вместе с группой близких людей пешком спешил Филипп в храм на престольный праздник. И разрывалось любвеобильное сердце старца, слыша слова горя, обиды и отчаяния. Рядом с храмом находился сохранившийся и поныне помещичий дом.
Проходя по бывшему помещичьему парку («Панский Сад»), Филипп встретился с группой местных маловеров. Они хихикали и издевались над Филиппом, ставили под сомнение основы Веры и, как род лукавый, требовали чуда: «Ну, ты, раб Божий! Докажи нам, что есть Бог! И не словом, а делом!»
Рядом с Филиппом лежал трухлявый обрубок дерева, с одной стороны сохранивший следы топора. Сердцевина ствола сильно пострадала от древесных насекомых, и поэтому в ней образовалось сквозное отверстие. Филипп стал на колени у ствола поваленного дерева. Поднял руки к небу и воззвал к Богу. После молитвы Филипп ударил посохом, с которым он постоянно ходил, по стволу дерева трижды и произнес:
«Дуб сей да обратится в камень в воспоминание мое и в свидетельство чудес Божиих, а для тех, кто не будет верить сказанному обо мне, камень этот будет видимым свидетельством жизни моей. Камень же этот будет лежать до Второго Пришествия, укрепляя немощных в вере». И произошло чудо. Хулители Божии были немало поражены случившимся на их глазах. Многие же из них уверовали во Христа.
Камень этот сохранился до настоящего времени и сейчас служит местом благоговейного почитания людей, помнящих и хранящих память о Филиппе. С камнем-дубом произошел еще один забавный случай, достойный описания. Во время строительства кинотеатра камень этот хотели убрать в другой конец парка. Но когда, сковав его цепями, пытались передвинуть, к удивлению всех, цепи рвались, как нити, а камень так и остался лежать на своем месте.
Накануне Великой Отечественной войны многие видели старца Филиппа, подолгу стоящего на молитве. Многообразные подвиги настолько умягчили чуткое сердце, что во время молитвы у него текли слезы. Скорбела душа его о грядущих испытаниях, которые суждено было пережить народу. И этот час настал. Многие, уходя на фронт, заходили к Филиппу и просили его святых молитв. Как вспоминал Николай Химич, перед тем, как идти в военкомат, он побывал у старца и испросил его молитв и благословения. Часто в ходе военных действий бывали тяжелые минуты, но, хранимый Богом, по молитвам Филиппа, Николай остался жив, пройдя всю войну.
Многие приходили к Филиппу и, обращаясь к нему, говорили: «Папаша, немец близко, что делать-то будем?» Филипп всегда старался утешить и говорил о том, что немцы постреляют, постреляют и уйдут. Немцы вошли в Луганск и ушли без боя. Уличных боев как таковых не было. На город было сброшено несколько бомб. Незадолго до бомбежки и во время ее Филипп приказал всем, кто был у него (а это около 30 чел), лечь на землю и молить Царицу Небесную о том, чтобы она покровительством своим спасла хлебозавод, чтобы не оставить людей голодными. И, действительно, во время авианалёта хлебозавод № 2 не пострадал, зато от упавшего снаряда была разрушена баня, стоящая рядом с ним.
В 1944 г. главой Луганской епархии становится Никон, Высокопреосвещеннейший архиепископ Донецкий и Ворошиловградский (а с 14 мая 1948г. и Херсоно-Одесский). На тот момент отец Филипп служил псаломщиком в кафедральном соборе Святителя Николая (храм был освящён ещё другими двумя престолами и имел ещё два придела — Благовещенский и Покрова Божией Матери). Здесь Владыка Никон служил и талантливо проповедовал, его яркие мудрейшие проповеди до сих пор живут в памяти немногих людей. Сей очень любимый всеми верующими города храм разрушили в 1948 г. в связи с постройкой на этом месте многоэтажек. А с 1949 по 1950 годы был построен новый Никольский храм в районе Гусиновки, в который переместились и основные святыни бывшего кафедрального собора.
По воспоминаниям Тамары Георгиевны, отец Филипп выглядел хрупким, нежным старцем, обычно в розовом подряснике, молился нежным, тихим, певучим голосом. Взгляд его был непосредственно — детским и любвеобильным. После отбытия Владыки Никона в Одессу отец Филипп реже бывал на службах, ибо плоть человеческая немощна, и в скором времени из-за усилившихся недомоганий он перестал выходить в город.
В первый раз Тамара Георгиевна Вернигора пришла к о. Филиппу в 1948 г. Он сначала велел ей читать об антихристе и его трёхшестёрочном знаке. (Это было обычным, когда он указывал людям читать какую-либо часть Евангелия или др. святых книг, а сам, бывало, выйдет во двор, возьмётся за голову и говорит: «Ой вишнi, моi вишнi, на вулицю вийшли, вийшли вишнi погулять — бiлого свiта повидать»). Когда она дочитала указанное, старец попросил принести ведро воды, чтобы все вымыли руки, затем попросил её обрызгать водой всё в келье и во дворе.
Другой раз я пошла с подругами к дедушке Филиппу, — продолжает Тамара, — когда узнали, что нашего владыку назначили главой Херсоно-Одесской епархии (по причине смерти тамошнего архипастыря и общего недостатка епископов в то время), и мы за-хотели спросить прозорливого старца, не вернётся ли Никон к нам опять, как же мы без него и т.п. Когда мы задали ему этот вопрос, он повёл нас во двор, где рос дубочек и пропел нам свою пророческую песенку:
«Зелений дубочек, золотий вершочек, високий у гору, глибокий корiнням,
Будеш жолудi бросать, а ми будем собирать, у кошолочку складать,
Тебе вiчно споминать, дорогий Луганський Дубе.  Як буде цьому
Дубовi дванадцять лiт, знайдеться чоловiк, який сокирою зруба його».
Как известно, владыка Никон был назначен в епископы в 1944 г. а умер в 1956 г.

Тамара Георгиевна в те времена была молодой девушкой, уже работала на производстве, и часто ходила церковь. Однажды, её особенно «допекли» давлением отказаться от посещения храма. Она прилегла дома, уставшая и расстроенная, и вдруг видит ясно проницательные светящиеся глаза и голос: «Молись Богу и всё будет хорошо».

Приходила она к нему всегда по утрам, и он каждый раз говорил или помогал мне именно в самом насущном. Он заповедал: церкву посещать, посты знать, людей не обижать, милостыню творить, знать нищих и больных, а также читать молитву «Да воскреснет Бог…» каждый день и люди верили, что в городе не произойдёт ничего плохого, пока с нами отец Филипп и мы молимся Пресвятой Богородице.
Однажды был такой случай. Привела одна женщина к отцу Филиппу своего сына лет 18-20-ти и попросила его рассказать накануне происшедшую с ним историю. А жили они с матерью в районе 3-го км (ул. Кожевенная) неподалёку от яра. Шёл он через яр домой с праздника вечером в новом костюме и с часами. Подошли к нему трое и приказали раздеться. Он пытался отговориться, мол, мать одна, отца нету, она с трудом насобирала мне на эту обновку. Но хулиганы были неумолимы, требуя снять всё. Я, говорит, тогда думаю про себя: «Господи, если ты действительно есть, если есть Матерь Божья, защити меня от них!» Когда смотрю, по яру идёт ЖЕНЩИНА, быстро приблизилась ко мне и спрашивает:
— Ты чего тут стоишь?
— Да вот, — говорю, — хотят раздеть меня.
А она: — Кто? Тут никого нет. Идём со мной туда где ты живешь.
И привела меня к самым воротам дома. Я постучал в окно, вышла моя мать, а ЖЕНЩИНА сказала: — Вот за дедушку Филиппа, как узнают побольше люди, так все станет на свои места по Воле Божией.
— Ну, иди теперь.
Я зашел во двор, и говорю матери: «Меня привела женщина, выйди, глянь, куда она пошла».
Мать вышла за ворота, а по всей улице пусто, никого нет.
Тогда отец Филипп спросил:- А ты знаешь кто тебе вiв? — Не знаю, — ответил парень.
— Луганская Божия Мать. Пiди тепер в церкву та отговiйся.

У дочки моей, Ларисы, была частая ангина, в школу редко появлялась. Однажды стало совсем плохо, и я пошла к отцу Филиппу, а перед этим уже побывала на консультации у врачей, где было твердо решено делать дочери операцию. Он мне сказал: «Якщо ти вiддаси её в больницю, то тобi треба голову вiдiрвать, та бросить людям — хай потопчуться! Краще пiди на базар, купи липи, та воду мою давай».
Я послушала его, а после приблизительно недели такого лечения, дочь навсегда рассталась с ангиной. Ещё отец Филипп советовал всем пить чай из мяты. Другой раз пришла я с одной женщиной к нему. А она стала просить его: «Папаша, «поблагословить» меня у святые места пойти». А старец в ответ: «Пiди в Александровку, та там помолись!»

Для многих старец был совсем непонятен, они распространяли слухи, что он колдун, помогает нечистая сила и т. п. Некоторые священники даже уехали из города из-за споров вокруг него. Но отец Филипп продолжает жить в сердцах людей. Даже сегодня, кто придет на могилу Филиппа Луганского без помощи не останется. Он помогает всем, кто обращается к нему с верою и сокрушением сердечным. Филипп оказывал и оказывает помощь бедно живущим, защищает вдов и сирот, а являясь во снах, извещает верным судьбы их или просто наставляет.
Он предсказывал также: «Я сказать не скажу, но помогу».

Мария Афанасьевна родом из хутора Лысый (между Луганском и Краснодоном). Ещё будучи девчонкой она слышала рассказы о чудесах Божией милости, изливаемой через отца Филиппа. А у нас, — говорит, — такие старики были на хуторе, что уже их сыны были дедами, так те старики, собираясь, всегда вспоминали добрым словом Филиппа и говорили нам, что ещё когда мы были молодыми, то он жил на нашем хуторе и уже тогда выглядел немолодо, и был для людей оплотом веры и скорым помощником в трудную минуту.

Настоящих учеников у него было совсем немного. Среди них было несколько монахов Припятьского монастыря, которые сделали хороший список с Иконы Богородицы Луганской, а также отредактировали акафист, написанный в честь явления Матери Божьей граду Луганскому и пророку Филиппу.
На подворье отца Филиппа рядом с его келией был построен небольшой флигель, в котором жила его помощница и ученица Марийка. Она еще при нём вышла замуж и родила мальчика. А на новоселье Мария вместе с другими помощницами приготовили обед, было приглашено много людей. Пришла тогда и Мария Афанасьевна со своим мужем, а дедушка Филипп подозвал его, посадил рядом и сказал: «Будем с тобой из одной миски кушать».

Таким же образом дело обстояло и с обстановкой в его «убогой» келии: кто-то, заходя, видел нары, кучи проволоки, никаких икон; другой какие-то картины или даже, как описывала подруга Марии Афанасьевны, целая клумба невероятно ярких разноцветных и пышных роз.

Однажды мы с мамой (Валентина), приехали в очередной раз со своего хутора сюда в город специально к отцу Филиппу. Нам было удобно приезжать в Луганск, так как на той же ул. Челюскинцев жил мамин брат, где мы и ночевали, а наутро шли к старцу. И вот пришли мы однажды к отцу Филиппу вместе с мамой уже под вечер, а во дворе сидит какая-то женщина. Услышав шум, к нам вышла Мария и сказала, что дедушка пришел недавно с церкви (он служил тогда дьяконом) и лёг отдыхать, так что не ожидайте уже, а завтра приходите. Тогда эта женщина высказала нам свою беду: одна нога у неё так болит, что и притронуться нельзя, сапог уже давно не снимаю, сплю обутая в коридоре, потому как всё время стону от боли, мешаю спать сыну с невесткой. А он мне, — говорит, — так ярко приснился, причём я его еще никогда не видела и рассказала соседям свой необычный сон, а они мне объяснили, что это отец Филипп тебя так зовёт.
И вот я еле дошла сюда… Мы уже встали уходить, когда она говорит, что вдруг ей сильно захотелось пить. Мама моя и говорит: ну постучи ещё, Марийка вынесет тебе дедушкиной водички. Она так и сделала, а Мария вынесла огромную кружку воды. Женщина напилась, а затем как-то по-детски радуясь, стала заливать эту воду себе в сапог, а остатки разбрызгала на себя, при этом просто светясь от счастья. Расходясь, мы договорились вернуться сюда завтра утром. И женщине той сказали: «Вы и завтра приходите с утра, когда все люди сходятся». Она ответила, что постарается. Смотреть ей вслед как она перемещается было просто больно. Утром мы пришли первыми в келью, взяв с собой маминых родственников. Дедушка дал мне читать вслух Святое Писание, постепенно собралось много народу, а от дверей слышалось чьё-то всхлипывание. Когда я закончила читать, дедушка стал говорить: «Одна женщина, что живет ул. Горького, 14, не ходила 4 года, а я пошёл к ним, постучал палкой по её ногам, а Пресвятая Богородица и исцелила. Кто хочет узнать поподробнее, сходите,  проведайте её, это через две улицы отсюда. А тут где-то стоит ещё одна такая, — продолжал он, показывая в сторону дверей, — вчера очистилась моей водой и исцелилась; сейчас она сама обзовётся.»
Тут он cтал всех выпроваживать, а мы так с неохотой поднимаемся, хотелось что-то ещё послушать, просто побыть в этом месте, а он на нас: «Та виходьте вже, шо ви як скотина непослушна, виходьте у двiр, там вже базарь цiлий зiбравсь, йдiть разгонять». А там действительно все окружили ту самую женщину, которая уже начала с восторгом рассказывать о чудесном исцелении. И когда мы приблизились, она воскликнула: «А вот те женщины, что видели, как я пила воду и обливалась».

После её рассказа все дружно пошли на ул. Горького — стать свидетелями ещё одного чудесного происшествия.
Мы легко нашли указанную Филиппом женщину, а она с удовольствием рассказала следующую историю: «Пошла я, уж больше 4-х лет минуло, к отцу Филиппу пожаловаться как мне тяжело приходиться, а муж лентяй, по дому не помогает и т.д. Старец спросил: — Так ты что, хочешь отдохнуть?
— Да, не против, говорю.
— Ну и отдохнешь. И показал на дверь.
Пришла домой, а через некоторое время отказали ноги — как отключило, стали как бруски бесчувственные. Пришлось мужу, помимо зарабатывания на жизнь, справляться и с работой по дому… И так прошло четыре года, пока муж не решился сам сходить к священнодьякону. Пришел он к нему утром, сел и молчит, пригорюнившись. О. Филипп спросил его о причине печали, муж начал рассказывать о своем горе, но Филипп улыбнулся: «А ты знаешь, что она притворяется?»
Муж, конечно, не поверил, как же так, ведь врачи проверяли, и ни чем не могли помочь. Тогда Филипп накинул пиджак, — продолжает рассказ сам муж, — и говорит: «Пошли к ней, и ты сам увидишь, что притворяется она». Пришли они, а женщина сидит во дворе, греется на мартовском солнце. Филипп сходу на нее: «Ну-ка приготовь нам перекусить, да поскорее». Она улыбается, мол, что вы не видите, что у меня ноги не работают. Филипп опять говорит: «Вставай, и за работу!» А она опять давай оправдываться. Тогда дедушка ударил палкой по ее ногам. Вдруг, — продолжает сама эта женщина, — как- будто открылись краны и в жилы ног хлынула кровь. Я немного отлежалась и в тот же день начала ходить.

В ту весеннюю пору мужу выделили огород на поле за Острой Могилой от завода, где он работал сторожем. Набрали мы картошки и целый день вдвоем занимались посадкой. Под вечер люди с поля начали расходиться, и муж мой ушел на смену, а я осталась, чтобы еще немного досадить. И только  закончила, собралась уходить, а ноги вдруг опять — раз, и отказали совсем. Свалилась, сижу и оглядываюсь. Вокруг никогошеньки, уже как ни вглядывайся. Ну, думаю, придется так и ночевать тут. Когда вдруг услышала быстрые шаги, это ко мне быстро приближается непонятно откуда взявшаяся красивая стройная женщина.
Не успела я ничего еще сообразить, как услышала вопрос: — Что с вами?
— Та оце у мене знов чомусь ноги отняло, кому б переказать, щоб за мною прийшли…       — А давайте я вас подниму.
Взяла меня под плечи и… я, ощутив снова потоки крови и силы в ногах, из куклы-неваляшки снова в один миг стала человеком! Моему восторгу не было предела, но… сказать об этом было уже некому, только Небо и Земля, и, я вдруг поняла: конечно же, Создатель всего этого, всегда и везде присутствующий, — Он и здесь со мной, и Она в Нем! Да, скорая помощница моя внезапно исчезла — так же, как и появилась, но в душе что-то как бы родилось и осталось навсегда. Воистину, на все есть Воля Божья, все во власти Его.

Мария Афанасьевна поведала еще один подобный случай, когда одной из покупательниц своего магазина она посоветовала обратиться за помощью к прозорливому старцу, что в Луганске. Поехала она к нему в воскресенье утром. Только зашла во двор, а он ей сходу: — Йдiть до церкви, сьогоднi ж недiля.
Пошла она с неохотой обратно с ул. Челюскинцев в сторону остановки парка им. Первого Мая, чтоб ехать домой — в храм не хотелось. Проходя мимо парка, в ней взыграло любопытство посмотреть, что там такого — ни разу не была. А только зашла на территорию — ноги вдруг сделались совсем неуправляемые, так что пришлось ползти на руках до ближайшей лавки. Вскарабкалась кое-как и сижу, — рассказывала она потом, — размышляю, как бы теперь передать кем-то весть обо мне на хутор… А тут как раз две женщины проходят мимо, видно, мать с дочерью. Я попросила их дотащить меня до остановки, и, слава Богу, они не отказали.
Никогда не забуду ужаса ощущения своих волочащихся по земле безжизненных ног. Но как только мы вышли из парка, я ощутила мощный приток сил в ноги, и попросила остановиться. Стала на свои ноги. Сказала им, что все уже нормально со мной, и поблагодарила… После минут растерянного состояния я вспомнила слова о. Филиппа и поспешила в храм, ужаснувшись своей легкомысленности.

Однажды, когда мы уже в Голубовке (8 км. от города), — продолжает свой рассказ Мария Афанасьевна, мне вдруг очень захотелось съездить к дедушке, как раз в воскресный день. Вроде и спрашивать было нечего, но в душе был радостный порыв, и я быстро приехала на место. Захожу в келию, а там две женщины, стоя, слушают, как отец Филипп читает акафист Богородице при свете лампады, что освещала большую икону явления Богородицы в Луганске. При таком слабом свете дедушка читал без очков, причем делал это так вдохновенно, что его нежный голос превращал это моление просто в ангельское пение. Это был маленький праздник душ, заряд благодати и укрепление веры. Мы все так благодарны Господу, что послал нам такого славного молитвенника в те тяжелые времена… После окончания молитвы, он взял что-то с полки и раздал — тем женщинам по конфетке, а мне — маленькую желтую кислицу. Подает ее, смотрит прямо в глаза и говорит:
— Оце живе, живе чоловiк, та й нема… А тодi йде душа куда ii опредiлять.
Я смотрю на него с недоумением, а он после паузы снова повторил ту же фразу. Хотя я и знала, что уж на кого он смотрит, тому и адресуется его наставление, предсказание и т.д., но у меня в семье все были здоровы, потому я стала спрашивать тех женщин — не болеет ли кто у них? Они тоже уверенно отвечали, что все у них хорошо. Вечером свекор сидел на кровати какой-то потупленный, у его ног миска с кипятком и горчицей. Я к свекрови: — Что это с батьком ?
— Да пришел с утра председатель, поднял его с постели в воскресный-то день, и говорит: «Дiду йди до конюшнi, там вже мужики чекають, залазьте на чердак — там треба вiдкрить фронтони та переворушить семена, щоб просохли». Он там, конечно же, ужарился под крышей, а сквозняк сделал свое дело. Множество раз жизнь испытывала его мужество и тяжелой работой в колхозе, и войной; до войны отсидел два года за отказ участвовать в разгроме храма и сожжении святынь. Это был человек редкого дара смирения и доброты. И видно, настал тогда час для него покинуть сей бренный мир. Так как на третий день болезни сидим мы со свекровью возле него при свете керосиновой лампы, он уж не говорит и чуть заметно дышит, и вдруг так оживленно-радостно:
— Бабо, чуешь, як чудно васильки пахнуть?
— Та нi, — нема тут нiякого такого запаха, — ответила свекровь.
— Да як же нема, я ж зараз не сплю, дивись, ось прийшов до мене отче Фiлiпп, це вiн дав менi цей чудовий пучок василькiв. — О, дiду, то тобi вже вмирать… Легкая улыбка застыла на его лице.

Как же в годы жесточайших репрессий Филипп Луганский, широко известный в народе и, конечно же, известный НКВД, смог уберечься? Значит, так ему было дано свыше. Однажды вызвали его чекисты на допрос. Близкие к Филиппу люди были в страхе и смятении, однако он успокоил всех. Когда опер накинулся с вопросом: «Чего ты, дед, народ баламутишь?», Филипп ответил: «Я к себе никого не приглашаю, люди сами приходят». На это — новые угрозы. Тогда Филипп Луганский урезонил опера: «Ты на меня кричишь, а у самого жена дома при смерти лежит». Опер не поверил, ведь жена была совершенно здорова, но позвонил домой — точно: жена умирает. Он все понял и стал просить отца Филиппа спасти жену. Отец Филипп сделал так что она выздоровела. После этого Филиппа Луганского служба безопасности не трогала.

Могила его — на старом кладбище неподалеку от Благовещенского храма (в районе автовокзала областного центра, рядом с троллейбусным парком). Она заботливо ухожена, украшена белым покрывалом и цветами. Возле нее почти постоянно люди, идут богослужения. После кончины о. Филиппа множество народа пришло проститься с ним. И в церкви увидели люди золотые лучи, исходящие от тела Его. А избранные видели вознесение отца Филиппа, когда отверзлись небеса и с Ангельскими чинами и Святыми Отцами стоял О. Филипп.

При общении с Господом человек всегда чувствует, где место благодатное, а где — нет. От могилы великого старца исходят потоки большой духовной силы, потому и идут к нему за помощью. Например, неподалеку от могилы отца Филиппа похоронены несколько священнослужителей, у которых есть родственники, ухаживающие за могилами. У о. Филиппа никого нет, но с конца 1956 г. — времени его телесной смерти – могила находится в самом лучшем состоянии на всем кладбище. На ней всегда горит неугасимая лампада перед его образом, а к пустому месту народ тропу не протаптывает: Если люди помнят и молятся — человек свят. Господь сам знает своих праведников.
На могиле о. Филиппа есть фотография, на которой он держит белый хлеб. При земной жизни он говорил: «Кто вспоминать меня будет и молиться Пресвятой Богородице Луганской, сыт будет хлебом и на земле и на небеси». Приходя сюда помолиться старцу, люди приносят самое дорогое во все времена — хлеб и воду, жертвуют на лампадное масло.
И при его жизни, кто мог, приносили старцу хлеб, который тот раздавал страждущим. Он долго был человеком мирским, и его благословение воспринималось через подачу хлеба или воды. Он сказал: «Кто моей воды напьётся, тот разума наберётся».
Очевидно, эти слова также относятся и к воде, которую люди приносят на некоторое время на его могилу с молитвенной просьбой освятить воду, и просящий человек получает силу и благословение той святости, которая исходит от святых мощей старца, его невидимого присутствия.
Отец Филипп открыл и посвятил два источника целебной воды, текущих из под дубов — один широко-известный Ильинский, другой в Киселевой балке — под Золотарёвкой, что в Красно- Таловском р-не. Когда моя дочь стала сильно заикатся, — рассказывает Антонина Ивановна, — Филипп сказал мне: «Хай вона мою воду пье, повези её в Киселеву балку». Там есть огромный дуб. Вода несколькими ручьями сбегает с холма через лесок, а на берегу образовавшегося озера есть еще один родничок, неподалеку от которого возвышается это дерево-великан. Причём, некоторые ветви его каменные (!) — точно из такого же камня, как в Александровке. Рассказывают, что, когда отец Филипп приехал на это место и помолился, то после этого часть веток обратились в КАМЕНЬ. У самой криницы сделаны скамейки, стол, подсвечники; под Троицу здесь происходит богослужение, и туда приводят слепых на исцеление. Воду там можно найти и пресную, и горькую.

История Ильинского источника следующая: близ города Хеврон расположена та самая дубрава Мамре, под самым древним дубом которой Господь являлся Аврааму (Бытие гл.13, стих 23-27). Дуб-великан засох в прошлом веке, а рядом растёт новый дубочек, который заботливо ограждён. А по преданию сказано, что когда этот дуб засохнет, настанут последние времена.
Так вот, был такой, известный в начале века иеромонах Антоний (духовник архимандрита Феофана, который в свою очередь был настоятелем храма Рождества Пресвятой Богородицы, что рядом с р. Деркул и Киселевой балкой) привёз со Святой земли — с того самого дуба желудь и посадил его у нас, а со временем из-под окрепшего дуба и забил ныне всем известный Ильинский источник, который был открыт для людей и освящён Отцом Филиппом.

Зная, что Филипп помогает и в случаях одержания алкоголизмом, женщины ведут к могиле своих горе — мужей, и известен не один случай душевного исцеления, как говорится, на всю оставшуюся жизнь. А еще при жизни священнодьакона на земле, был такой случай: «Зашла я к нему во двор, а он отдыхал в своей кибитке и сходу мне и говорит: «Пiди принеси менi з хати бутилку вина». Захожу в домик, а там в одном углу стояло несколько бутылок, и только в одной из них было на дне немного вина. Вынесла ему, а он говорит: «Ну и выбрось её». Буквально со следующего дня сын этой женщины, до этого жуткий пьяница, бросает пить. Её соседи подтвердили этот факт, говоря, что он вдруг утихомирился, а мать словно обрела вторую молодость.

Многие приносили старцу продукты, он с благодарностью их принимал и через близких к нему людей передавал в больницы, немощным, нуждающимся, говоря: «Идите в больницу, там безродные, без ног, без рук, и отнесите им все, что мне принесли. У меня и так все есть».
Отец Филипп завещал: каждому, кому требуется помощь Божией Матери, в первом часу ночи (время, когда явилась ему Богородица Луганская) становитесь на колени, и молитесь Пресвятой Богородице Луганской, читайте акафист «Скоропослушнице». Ведь мы, как дети неразумные, просим чего-то, не ведая, во зло нам это будет или во благо. По словам же акафиста, все просимое нами обязательно сбудется по искренней молитве — нам к лучшему.

Люди искренне и сокрушенно молятся Царице Небесной, нашей Покровительнице Луганской. Очень выразителен крик души Антонины Ивановны по этому поводу: «Вразуми же, Божия Мать, вразуми всех, чтоб почитали Тебя! Дай всем разум и память, чтобы чтили Тебя как надо! Чтоб почитали икону явления Твоего в Луганске во всех храмах!»
В Петро-Павловском соборе, хотя там и другая икона Луганской Божией Матери, но как торжественно и искренне проходит празднование 13 июня. Ну почему в этот день не делать это во всех наших храмах? Ведь не каждый день и не каждое место Богородица осеняет Крестным Знамением, являя нам своё небесное покровительство! Кто же держит нас, кто отворачивает от Неё, кто разделяет людей на разные конфессии Единой Церкви Христовой, кто пускает сюда американцев с их зомбирующими проповедями ?!»…
— Подождите, тётя Тося, — успокаивает её подруга, — всё образуется. Вот за дедушку Филиппа как узнают побольше люди, так все станет на свои места по Воле Божией.
— Дай Бог, чтоб люди узнали всё, как было, дай Бог. Я б очень хотела, чтобы появилась такая икона в Трёх Лицах в храме, чтоб знали люди Покровительницу свою, как она была явлена отцу Филиппу. Пока, значит, не пришло время:
— Но придёт время, будет так всё равно. Он сказал: «Прийде время, возьмуть оцю мою икону та обнесуть тричи кругом города. Будут съезжаться сюда иноземцы, удивляться нашему городу, и будут молиться Пресвятой Богородице Луганской. А наш город будет называться Святоград. — Он так говорил нам. – «Но мы, наверное, уж не доживем, а вы, дай Бог, доживёте».

Перед смертью отец Филипп велел высечь (или сделал это сам) на нескольких камнях надписи и положить эти камни на дно могилы, а сверху на них поставить гроб с его телом. Он часто повторял: «Кто я такой, вы сейчас не знаете, узнаете потом по камням».  Филипп Луганский стал одним из ярчайших символов Луганска.   (19:9, Откр.)

Фотографии старца Филиппа и икона Божией Матери Трехличная:

http://vsevteme.ru/network/1741/2014/09/26/avtorskoe-proza/yavlenie-bogoroditsy-startsu-filippu-i-ee-krestnyy-hod-nad-luganskom

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *