Неизвестный Смерш: «Репрессивный аппарат» Сталина или одна из самых успешных и героических контрразведок в истории спецслужб?

repressivnyj-apparat-stalina-ili-uspeshnaya-kontrrazvedka-1-1

О контрразведке Смерш имеется множество статей, литературных произведений и художественных фильмов. Часть из них страдает не только историческими неточностями, но и субъективной расстановкой акцентов на саму суть поставленных перед контрразведкой задач.

В некоторых из них Смерш представлен как «репрессивный аппарат» Сталина против собственного народа, как структура, которая «играла большую роль в распространении сталинской системы террора на страны Восточной Европы». О Смерше сказано много лжи, клеветы, сделано много подтасовок в угоду различным конъюнктурным соображениям.

20130419-150650-503

Издание «Наша Версия» в преддверии 75-летия создания контрразведки Смерш сделала серию публикаций на основе рассекреченных документов из Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации, показывающих кропотливую работу контрразведчиков на «невидимом фронте», понемногу приоткрывая завесу тайны, всегда окружавшую эту организацию в силу специфики её работы. (В одной из предыдущих публикаций наше интернет-издание уже печатало статью об этой легендарной спецслужбе, о которой в СССР впервые заговорили открыто после напечатания многих тогда поразившей книги Олега Богомолова «Момент истины (В августе 44-го…)»: http://monomah.org/archives/11336 ).

 

Приоткрывая завесу тайны

День за днём военной контр­разведкой проводилась скрупулёзная работа по выявлению и ликвидации вражеской агентуры, диверсионных и террористических групп; по очистке тылов действующей армии от дезертиров, мародёров, организованных уголовных банд, терроризировавших местное население; по сбору, обработке и анализу информации, получаемой из многочисленных разведшкол абвера, занимавшихся подготовкой шпионов, диверсантов, террористов; по поддержанию твёрдого государственного порядка в освобождённых населённых пунктах, пресечению произвола и мародёрства военнослужащих; по задержанию вражеских парашютистов-диверсантов; по организации пунктов репатриации и фильтрации; по организации режимных мер и т.д.

 Задачи, решаемые Смершем, можно перечислять долго. Особого внимания заслуживает работа на территориях Польши и Германии; по борьбе с националистическим бандподпольем и воинскими формированиями на территориях Украины, Белоруссии и Прибалтики; выявление и ликвидация финской агентуры на Карельском и Ленинградском фронтах.

После провала блицкрига, поражений вермахта под Москвой и Сталинградом Германия сделала ставку на массовые шпионаж, диверсии и террористические акты в глубоком тылу Красной Армии. Такими способами фашисты стремились перерезать коммуникации, уничтожать промышленные оборонные объекты, физически устранять командный состав воинских частей, руководителей органов власти и управления, промышленных предприятий и транспортных узлов, посеять панику среди гражданского населения прифронтовой полосы и глубокого тыла. Для этого с осени 1942 года по всей Германии и на оккупированных территориях была создана обширная сеть разведывательных школ, готовивших шпионов, подрывников, связистов, провокаторов для действий за линией фронта. Агенты абвера были серьёзным противником, а обширные территории СССР идеально подходили для базирования диверсионных групп. Казалось, ещё немного – и тотальная «тайная война» начнёт приносить свои плоды…

 

На переломе

Необходимость извлечения уроков из неудач Красной Армии и развединформация, приходящая из-за линии фронта, привели к необходимости реорганизации органов военной контрразведки. Для создания эффективной и всеобъемлющей системы контрразведывательных мер, обеспечивающей безопасность действующей армии, прифронтовой полосы и глубокого тыла, и появился Смерш.

19 апреля 1943 года вышло Постановление Совета народных комиссаров СССР № 415-138 сс. В нём говорилось:

«Совнарком СССР постановляет:

1. Управление особых отделов НКВД СССР изъять из ведения НКВД СССР и передать в Народный Комиссариат Обороны, реорганизовав его в Главное Управление контрразведки НКО (Смерш – «смерть шпионам»), поставив перед ним следующие задачи:

а) борьба со шпионской, диверсионной, террористической и иной подрывной деятельностью иностранных разведок в частях и учреждениях Красной Армии;

б) борьба с антисоветскими элементами, проникшими в части и учреждения Красной Армии;

в) принятие агентурно-оперативных и иных (через командование) мер к созданию на фронтах условий, исключающих возможность безнаказанного прохода агентуры противника через линию фронта, с тем чтобы сделать линию фронта непроницаемой для шпионских и антисоветских элементов;

г) борьба с предательством и изменой Родине в частях и учреждениях Красной Армии (переход на сторону противника, укрывательство шпионов и вообще содействие работе последних);

д) борьба с дезертирством и членовредительством на фронтах;

е) проверка военнослужащих и других лиц, бывших в плену и окружении противника;

ж) выполнение специальных заданий Народного Комиссара обороны.

2. Установить, что органы Смерша освобождаются от проведения всякой другой работы, не связанной непосредственно с задачами, изложенными в п. 1 настоящего постановления …»

Символично, что в этот же день, 19 апреля 1943 года, появился Указ Президиума Верховного Совета СССР «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников Родины из числа советских граждан и для их пособников». В нём, в частности, говорится:

«В освобождённых Красной Армией от немецко-фашистских захватчиков городах и сёлах обнаружено множество фактов неслыханных зверств и чудовищных насилий, учинённых немецкими, итальянскими, румынскими, венгерскими, финскими фашистскими извергами, гитлеровскими агентами, а также шпионами и изменниками Родины из числа советских граждан, над мирным советским населением и пленными красноармейцами…

Имея в виду, что расправы и насилия над беззащитными советскими гражданами и пленными красноармейцами и измена Родине являются самыми позорными и тяжкими преступлениями, самыми гнусными злодеяниями, Президиум Верховного Совета Союза ССР постановляет:

1. Установить, что немецкие, итальянские, румынские, венгерские, финские фашистские злодеи, уличённые в совершении убийств, а также шпионы и изменники Родины из числа советских граждан караются смертной казнью через повешение.

2. Пособники из местного населения, уличённые в оказании содействия злодеям в совершении расправ и насилий над гражданским населением и пленными красноармейцами, караются ссылкой на каторжные работы сроком от 15 до 20 лет…»

 

Будни военной контрразведки

Системный характер контрразведывательных мер вводился совсем непросто, зачастую натыкаясь на непонимание их важности со стороны командиров и политработников. Что происходило в войсках, какие меры предпринимались командованием и контрразведкой, хорошо показывает, например, указание командующего Южным фронтом генерал-полковника Толбухина командующему и начальнику отдела контрразведки Смерш 5 ударной армии от 26.06.1943 года (перед неудачной для наших войск Миусской операцией). В нём отмечается, что «в частях и соединениях фронта установилась неправильная и вредная практика, когда перешедшие линию фронта со стороны противника долгое время переходят из одного штаба в другой, подвергаясь многочисленным допросам по разведывательным, политическим и другим вопросам. Допросы зачастую происходят в присутствии посторонних лиц – бойцов, командиров и даже местных жителей. В результате несоблюдения конспирации, задержанному становится известно расположение войск и огневых точек на переднем крае, дислокация штабов, нумерация частот, фамилии командиров и т.д…».

Далее в целях устранения указанных недостатков командующий фронтом приказывает установить следующий порядок этапирования и допросов всех лиц, перешедших линию фронта со стороны противника: «1. Каждый задержанный должен быть немедленно разоружён и с завязанными глазами в тот же час доставлен в разведотдел дивизии… 4. Первичный опрос задержанного производится разведорганами в разведотделе дивизии и только по вопросам разведывательного характера на глубину корпусной оборонительной полосы.

5. Произведя необходимый первичный опрос, разведотдел передаёт всех задержанных, в том числе и военнопленных, бывших советских граждан, добровольно вступивших в армию противника, в отдел контрразведки Смерш дивизии не позднее, как через час после доставки задержанного с передовой… 7. Дальнейший допрос задержанного, в первую очередь по вопросам разведывательного характера, производится разведорганами в отделе контрразведки Смерш армии…».

С созданием Смерша в боевых условиях начала складываться чёткая системная контрразведывательная деятельность, полностью сорвавшая замыслы германской разведки. Как это претворялось в жизнь, будет рассказано далее…

Источник: https://versia.ru/repressivnyj-apparat-stalina-ili-uspeshnaya-kontrrazvedka

 

Архивы Смерша: Шпионаж и диверсии – одна из причин поражений начала войны.

То, что разведывательно-диверсионная деятельность фашистской Германии немало способствовала неудачам первых двух лет войны, побудило советское командование создать Смерш, который, как считают многие специалисты, стал самой успешной контрразведкой середины ХХ века.

К моменту создания Смерша на советско-германском фронте только по линии абвера действовали: девять разведывательных, шесть диверсионно-разведывательных, пять контрразведывательных, пять абверкоманд экономической разведки и другие подразделения.

Подробно об этом хорошо и достоверно рассказано в книге российского историка Сергея Чуева «Спецслужбы Третьего рейха».

Всем армейским группировкам вермахта были приданы разведывательные, диверсионные и контрразведывательные абверкоманды, а армиям, подчинённым этим командам, – абвергруппы. Они и подчинённые им разведшколы являлись основными органами разведки и контрразведки на всём протяжении Восточного фронта. Разведкоманды и группы получили номера от 101, диверсионные – от 201, контрразведывательные – от 301, а команды экономической разведки – от 150 и выше.

Разведывательные команды и группы «Абвер-1» вели сбор информации на всех участках фронта, в прифронтовой полосе и в тылу советских войск, боролись с партизанским движением, для чего были созданы отряды специального назначения.

Сбор информации вёлся о личном составе, вооружении, нумерации и расположении, передвижениях воинских частей и резервов, а также о местах нахождения и производитель­ности оборонных заводов, особенно выпускавших самолёты, тан­ки, артиллерию, боеприпасы. Помимо этого, был организован сбор различной документации.

Для получения информации использовались агентура из военнопленных и завербованных в советском тылу, на месте она вербовалась из жителей оккупированных районов.

Перед заброской агенты экипировались в советскую военную форму или гражданскую одежду и на самолётах забрасывались в тыл или оставлялись на оседание при отходе немецких частей.

Карательные отряды из татар, грузин и армян

 

Разведывательная абверкоманда 104 («Марс») действовала при группе армий «Север» и вела деятельность против частей Ленинградского, Волховского, Калининского, Северо-Западного, 1, 2 и 3-го Прибалтийских фронтов. Она производила заброску агентуры, подготовленной в многочисленных разведшколах, которая вербовалась в лагерях военнопленных. Индивидуальная подготовка агентов производилась для их последующей работы в глубоком советском тылу в северо-западных районах страны – Вологде, Рыбинске, Череповце. Перед заброской создавались резидентуры по три-четыре агента, включая радиста. Переброска происходила самолётами с Псковского, Смоленского и Рижского аэродромов и только в исключительных случаях пешим порядком. Для проверки благонадёжности членов разведгрупп практиковалась ложная выброска, пример которой показан в культовом советском фильме «Щит и меч». После высадки агентов преследовали поисковые немецкие группы, одетые в форму войск НКВД. Так, разведгруппа под руководством Сорокина вступила в бой с замаскированными немцами и уничтожила многих из них. Руководителя группы после жестоких пыток расстреляли. Абверкоманде подчинялись абвергруппы 111, 112, 118 и разведшколы в местечках Валге и Стренчи.

shpionazh-i-diversii-odna-iz-prichin-porazhenij-nachala-vojny-1-1

Имелось несколько интересных специфических для каждой абверкоманды и абвергруппы особенностей, показывающих, например, насколько серьёзно немцы относились к национальному вопросу. Так, в абвергруппе 101 были созданы специальные карательные отряды из татар, грузин и армян. А абвергруппа 103, установив связь с повстанческими отрядами на Кавказе, принимала участие в формировании добровольческих отрядов донских, кубанских и терских казаков из числа военнопленных.

Абвергруппа 114, возглавляемая армянским генералом Канаяном, организовывала проведение разведки и диверсий и поддержку повстанческого движения в тылу Северо-Кавказского фронта, а также вела контрразведывательную работу на оккупированной территории Северного Кавказа. Костяк сотрудников группы и агентов состоял из армян, а вербовщиками группы и сотрудниками, обучавшими радистов, были уроженцы Армении. Они также вели пропаганду среди армян за создание «Великой Армении» под протекторатом Гитлера.

 

Их учили взрывать и убивать

Диверсионно-разведывательные команды и группы «Абвер-2» занимались вербовкой, подготовкой и переброской агентуры с заданиями диверсионно-террористического, повстанческого, пропагандистского и разведывательного характера. Они создавали специальные истребительные подразделения, национальные формирования и казачьи сотни для захвата и удержания до подхода главных сил вермахта стратегически важных объектов в тылах советских войск, а также использовались для войсковой разведки переднего края обороны советских войск, захвата «языков», подрыва укреплений. При проведении спецопераций личный состав экипировался в форму военнослужащих Красной Армии. При отступлении они использовались как поджигатели и подрывники для уничтожения населённых пунктов и военных объектов.

Все команды и группы по месту своей дислокации проводили антипартизанские и карательные мероприятия.

Основной контингент агентов проходил обучение в разведшколах или на курсах подготовки, организованных при командах и группах.

Агентура снабжалась фиктивными документами и экипировкой в соответствии с разработанной легендой. Заданиями агентов были подрывы поездов, рельсов, мостов и других объектов транспортной инфраструктуры, военных и продовольственных складов, теракты в отношении офицеров и генералов, партийных и хозяйственных руководителей.

 Всего на Восточном фронте действовало шесть диверсионных команд абвера, в их подчинении было по две–шесть абвергрупп. При абвергруппе 201 существовал казачий полк особого назначения, состоявший из четырёх сотен – Андреевской, Зверевской, Галдинской и Гапоевской. Помимо диверсионно-террористической деятельности в тылу советских войск эти формирования «прославились» карательной деятельностью против партизан и мирного населения на оккупированных территориях.

Абвергруппа 203 вербовала агентуру из числа мобилизованных на работы в Германию женщин. На Западной Украине агентура вербовалась из членов ОУН. Вербовка производилась под видом набора добровольцев в РОА (власовская Русская освободительная армия) или Украинскую освободительную армию. Агенты зачислялись на курсы парашютно-диверсионной группы «Краков». Здесь они изучали подрывное дело, агентурную разведку, структуру РККА, стрелковое оружие, тактику, тренировались в переходе линии фронта, преодолении минных полей и учились убивать, убивать, убивать…

Боевые группы вели разведку переднего края, захватывали «языков» и стратегически важные объекты. При отступлении немецких войск уничтожали объекты и обеспечивали их организованный отход, действуя в качестве заградотрядов. Они переодевались в советскую военную форму и оставались в районе отступления частей вермахта для введения в заблуждение наступающих, тем самым давали возможность немцам оторваться от преследования и закрепиться на новом рубеже.

Группа вела и контрразведывательную работу против советских партизан, подполья и разведки. Всего при абвергруппе 203 действовало девять боевых групп, в том числе с этнически однородным личным составом: 3-я группа, например, состояла из агентов армян и грузин, 4-я была укомплектована азербайджанцами, 5-я состояла из лезгин, 6-я группа имела в своих рядах бывших граждан СССР немцев по национальности. 7-я боевая группа состояла из уроженцев Дагестана, а 8-я состояла из осетин.

Абвергруппой 204 в 1943 году под Полтавой из агентов были созданы казачий лагерь и лагерь, состоявший из русских агентов-пропагандистов. Абвергруппа 206 создавала вооружённые отряды из эстонцев, а абвергруппа 220, дислоцированная в 1943 году во Львове, занималась созданием отрядов УПА**, для чего при группе постоянно находились представители штаба Украинской повстанческой армии*.

Кадры готовились для заброски в составе диверсионных групп УПА в тылы наступающих советских войск. От рук такой группы погиб освободитель Киева генерал Николай Ватутин. В абвергруппе 209 была сформирована и действовала рота из военнопленных – Русский особый отряд под командованием поручика РОА, агенты которой направлялись в советские окружённые части для склонения их личного состава к переходу на немецкую сторону. Они же обманным путём «выводили» части из окружения в расположение немецких войск.

Абверкоманда 204 действовала против войск Ленинградского и Прибалтийских фронтов. Она вела подготовку агентов из числа участников национальных организаций Латвии («Перконкруст», «Айзсарги»). При помощи команды была сформирована «Самозащита» («Зельбшутц») из латышей. Руководство этих организаций вело подготовку боевой агентуры, оставлявшейся на оседание.

Абверкоманда 205 вербовала агентуру из числа членов ОУН, венгров и словаков. Они готовились осесть группами по 20–30 человек и действовать в тылах советских войск.

В абвергруппе 218 были специальные отряды, состоящие из казаков и кавказцев, которые использовались в карательных операциях против партизан.

 

Контрразведывательные дуэли

Контрразведывательные команды и группы «Абвер-3», действовавшие на Восточном фронте в тылах армейских группировок и армий, вели агентурную работу по выявлению советских разведчиков, партизан и подпольщиков, вели сбор и обработку трофейной документации. Их сотрудники перевербовывали советских разведчиков, через которых вели радиоигры, дезинформируя советскую разведку. Часть перевербованных агентов забрасывалась обратно в советский тыл для внедрения в органы НКВД, Смерша и разведотделы воинских частей с целью изучения методов их работы и выявления подготовленных и заброшенных в немецкий тыл разведчиков.

Часто агенты под видом советских разведчиков входили в доверие к советским гражданам, давали задания против немцев, организовывали группы для перехода на советскую сторону. После этого такие группы ликвидировались. Ими создавались лжепартизанские отряды и подполье. Команды и группы контрразведки проводили свою работу в тесном контакте с органами службы безопасности (SD) и тайной полевой полиции (GFP).

В составе абвергруппы 303 был специальный отряд из кабардинцев и осетин, который нёс караульную службу и принимал участие в карательных операциях. Абверкоманда 304 на территории Латвии вела радиоигры с советской разведкой через радиостанции с позывными «Фламинго», «Пингвин» и др. В этой команде имелась централизованная картотека «Пробст»: «Большой Пробст», учитывающий рядовой состав партизан и советской агентуры, и «Малый Пробст» – учитывающий руководящий и командный состав партизанских отрядов и советских разведывательных и контрразведывательных органов.

В карточки «Пробста» вносились все установочные и прочие данные, характеризовавшие конкретное лицо, полученные агентурным путём и на основании официальных материалов опроса пленных. В команде имелась специальная карта, на которой по полученным сообщениям отмечались замыслы противника. Об изменениях на карте регулярно докладывалось армейскому командованию. Это позволяло сравнительно легко и быстро опознавать попавших в плен партизан и разведчиков, перепроверять их показания о своём руководстве и личном составе партизанских отрядов, добиваться от пленных правдивых показаний и перевербовывать их.

В составе абвергруппы 326 был сформирован взвод из 30 бывших советских разведчиков, перевербованных немцами. Личный состав этого подразделения использовался для ведения радиоигр и прочесывания местности и задержания подозрительных лиц.

Перечня лишь некоторых названных здесь подразделений абвера вполне достаточно, чтобы понять, какое значение немцы уделяли тайной войне. А ведь кроме абвера, против СССР работали и СД, и министерство по делам оккупированных территорий, и гестапо, и иностранный отдел министерства пропаганды.

P.S. Созданием Смерша руководство страны, опираясь на высокий патриотизм и сознательность советских людей, выражаясь армейским языком, организовало эшелонированную оборону, противостоящую германской машине шпионажа и диверсий. О том, как это происходило, мы расскажем в следующих статьях.

* 17 ноября 2014 года Верховный суд РФ признал экстремистскими пять украинских националистических организаций: деятельность «Правого сектора», УНА-УНСО, УПА, «Тризуба им. Степана Бандеры» и «Братства» попали в России под запрет.
** Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА). Признана экстремистской решением Верховного Суда Российской Федерации от 17.11.2014.

Сергей Гладышев

Источник: https://versia.ru/shpionazh-i-diversii-odna-iz-prichin-porazhenij-nachala-vojny

 

Неизвестная контрразведка: Смерш находил немецких шпионов среди бродяг за линией фронта.

Победа в Сталинградской битве, закончившаяся окружением и разгромом 6-й армии вермахта, оказала серьёзное влияние на дальнейший ход войны. Красная армия отбросила фашистов далеко на запад, освободив обширные оккупированные ими пространства. Эта территория между тылом и линией фронта несла серьёзную опасность как для действующей армии, так и для тыловых военных и гражданских объектов, транспортной инфраструктуры, да и для проживающего на ней населения.

Германское коман­дование было крайне заинтересовано в получении информации о планах подготовки советских войск к наступательным операциям весной и летом 1943 года, потому немецкая разведка забрасывала или оставляла на покидаемой частями вермахта местности сотни агентов – шпионов, диверсантов и террористов.

 

Задержаны 21 697 человек

В целях очистки тыла от враждебных элементов и изъятия оружия по постановлению Военного совета Юго-Западного фронта в первой половине апреля 1943 года была проведена тщательная очистка населённых пунктов, лесных массивов, оврагов, балок и прочих возможных мест укрытия в полосе 100 километров от линии фронта. В постановлении подробно указаны силы и средства, выделенные для проведения операции. 26 апреля Военный Совет фронта сообщил о результатах очистки прифронтовой полосы. В соответствующем постановлении указано, что в результате проведения операции войсками НКВД и заградительными отрядами Красной армии были задержаны 21 697 человек. Из них 76 агентов германской разведки, 470 ставленников и пособников врага, 28 изменников Родины, 57 бандитов и мародёров, 1150 дезертиров, а также 1787 уклонившихся от призыва в Красную армию. .

 

Из госпиталя – строем

Операция показала, что обстановка в тылу оставалась чрезвычайно опасной. Отсутствие твёрдого порядка создавало условия для проникновения и оседания в тылу фронта шпионов и диверсантов, засылаемых противником. В результате проведения операции по очистке тыла было выявлено множество нарушений, которые было предписано устранить к 5 июня.

В своём докладе командующий 1-й гвардейской армией генерал-полковник Кузнецов сообщает, что передвижными оперативными группами с 24 апреля по 1 июня 1943 года была проведена операция по очистке тыла армии глубиной от линии фронта до 150 километров. Ими проверено 59 населённых пунктов, в некоторых из них проведены подворные облавы, прочёсано 6 лесных массивов, просмотрено 1779 скирд и 383 оврага. Всего было задержано 439 военно­служащих, отставших от своих частей, и 720 гражданских лиц – нарушителей режима и подозрительных элементов, была ликвидирована вооружённая банда. При задержании имели место два столкновения, в результате которых один красноармеец погиб и один был тяжело ранен. Были арестованы два агента полевой жандармерии противника и один агент немецкой контрразведки. И это уже после апрельской очистки тыла.

nemeckie-shpiony-vydavali-sebya-za-brodyag-1-1

В документах содержится много любопытных моментов. К примеру, описывается, как дезертиры, ставленники и пособники врага, находящиеся в нашем тылу, чтобы не быть задержанными, на продолжительное время в сёлах не оседают, а живут по 2–3 дня, выдавая себя за отставших и разыскивающих свои части военных. Некоторые из них, отпустив бороды, приобрели инструменты и бродят от села к селу, занимаясь ремонтом и выдавая себя за стариков.

В результате был выработан строгий порядок возвращения выздоровевших раненых и больных в свои части. Поправившимся бойцам запретили делать это в одиночном порядке – они направлялись в подразделения командами во главе с представителем госпиталя. После сдачи людей в армейский запасной стрелковый полк он получал расписку, которую доставлял в госпиталь. Госпиталь об отправке людей, а полк об их получении немедленно должны были докладывать в отдел укомплектования штаба армии. Таким образом, заброшенный в наш тыл агент абвера с легендой возвращающегося из госпиталя в свою часть военнослужащего, обнаруженный вне расположения части, сразу становился объектом пристального внимания военной контрразведки.

К лету 1943 года реорганизация Особых отделов НКВД СССР в органы контрразведки Смерш завершилась.

Впереди была Курская битва, подготовка к которой требовала максимальных и точных данных о состоянии частей вермахта из-за линии фронта и одновременно исключения каких-либо утечек информации о планах и замыслах советского командования, наличия и боевой готовности соединений и воинских частей Красной армии, их передислокациях, вооружении, запасах, резервах и морально-боевом настрое личного состава. Контрразведка блестяще справилась с этой задачей, обеспечив достижение коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны, после чего советские войска на всех фронтах уже не имели стратегических поражений.

В следующей статье мы расскажем о работе органов контр­разведки Смерш в тылу врага на примере Ленинградского фронта.

КОНКРЕТНО:

Относительно деятельности Смерша имеется и альтернативная точка зрения, утверждающая, что эта организация являлась «репрессивным аппаратом» Сталина, направленным против собственного народа. Так, в своём интервью Би-би-си доктор исторических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Вадим Телицын рассказал, что ему удалось обнаружить не так много материалов о непосредственной борьбе Смерша с немецкой разведкой. «Эта организация решила свою главную задачу – задачу ликвидации внутреннего инакомыслия в армии и в обществе во время войны, поскольку на фронте народ почувствовал себя раскованнее, свободнее», – сказал Телицын.

По его словам, Смерш сделал немало и для того, чтобы выстроить по своему прообразу спецслужбы новой Германии, Чехо­словакии и других стран социалистического блока. Кроме того, на территории Германии и Польши были сохранены фашистские концлагеря, в которых отбывали заключение уже «противники социалистического выбора».

«В Бухенвальде ещё несколько лет после 1945 года содержалось до 60 тыс. человек – тех, кто боролся против немцев, а затем стал противником социалистического выбора», – сказал Телицын.

Сергей Гладышев

Источник: https://versia.ru/nemeckie-shpiony-vydavali-sebya-za-brodyag

 

Шпионская школа: За годы войны в тыл врага было заброшено свыше 3 тысяч наших разведчиков.

Сотрудники и агенты Смерша направлялись для внедрения в разведцентры и разведшколы абвера и РСХА,в воинские части вермахта. Благодаря им Смерш обезвредил более 30 тыс. агентов гитлеровской разведки,более 3,5 тыс. агентов-диверсантов и свыше 6 тыс. террористов. Было проведено 180 радиоигр с разведорганами противника в целях его дезинформации в интересах Ставки, Генштаба и командования фронтов. Как это происходило,будет показано на примере одной операции контрразведки Смерша Ленинградского фронта…

Но сначала очень любопытный недавно рассекреченный документ. Постановление Военного совета Ленинградского фронта от 2 июля 1943 года, подписанное историческими личностями: Леонидом Говоровым, Андреем Ждановым и Алексеем Кузнецовым – руководителями обороны Ленинграда. Он называется «О координации действий органов разведки и контрразведки в тылу противника на временно оккупированной территории».

К лету 1943 года «отсутствие согласованности в работе за линией фронта органов разведки, контрразведки и штаба партизанского движения приводит к вредному дублированию в работе и большому числу провалов агентуры. Это облегчает противнику борьбу с нашей разведкой, создаёт условия для внедрения вражеской агентуры в разведывательные, контрразведывательные органы фронта и партизанские отряды, приводит к неправильному и неполному использованию агентурных возможностей и средств переправы агентуры через линию фронта». Своевременное реагирование командования фронта позволило осуществлять зафронтовую работу согласованно и надёжно.

 

Агент немецкого разведцентра «Марс»

О контрразведчике Александре Козлове, работавшем в немецкой разведшколе, подчинявшейся абверкоманде 103 при группе армий «Центр» («Сатурн»), в 60-х годах режиссёром Вилленом Азаровым была создана трилогия художественных фильмов: «Путь в «Сатурн», «Конец «Сатурна», «Бой после победы», в основу которой положена документальная повесть Василия Ардаматского «Сатурн» почти не виден».

Гораздо меньше известно о человеке, работавшем по заданию Смерша в абверкоманде 104 («Марс») при группе армий «Север», о которой подробно было написано в «Нашей Версии» № 8. Она вела разведывательную деятельность против частей Ленинградского, Волховского, Калининского, Северо-Западного, 1, 2 и 3-го Прибалтийских фронтов. На Рижской киностудии был снят фильм «Тройная проверка», в основу которого были положены некоторые эпизоды деятельности в тылу врага Мокия Каращенко.

za-gody-vojny-v-tyl-vraga-bylo-zabrosheno-svyshe-3-tysyach-nashix-razvedchikov-1-1

В последних числах июня 1943 года пост боевого охранения 50-й бригады морской пехоты задержал вооружённого автоматом ППШ человека, одетого в красноармейскую форму, пробравшегося через линию фронта в расположение наших войск. Его доставили в отдел контрразведки Смерша Приморской оперативной группы, дислоцированной на Ораниенбаумском пятачке. Документы задержанного были выписаны на имя писаря штаба 71-й отдельной морской стрелковой бригады ефрейтора Щетникова – красноармейская книжка, продовольственный аттестат, требования на проезд по железной дороге Ораниенбаум – Калище, командировочные предписания. А в потайном кармане у него оказались незаполненные бланки этих же документов.

В концлагере «Саласпилс» немецкие фашисты и латышские националисты уничтожили свыше 100 тыс. человек. Там погибли около 7 тыс. детей, у которых насильно брали кровь для немецких солдат.

Страницы альбома зафронтового разведчика Смерша Шинкаренко с фотографиями и установочными данными на немецких агентов – курсантов Борисовской разведшколы абвера

Страницы альбома зафронтового разведчика Смерша Шинкаренко с фотографиями и установочными данными на немецких агентов – курсантов Борисовской разведшколы абвера.

Щетников оказался агентом немецкого разведцентра «Марс» (абверкоманда 104). Он был послан на Ораниенбаумский плацдарм с разведывательным заданием. Сотрудники Смерша стали ждать новых гостей. И через девять дней после задержания Щетникова, поздним вечером 6 августа 1943 года, в отдел контрразведки с переднего края препроводили неизвестного в форме капитана Красной армии, который, когда его задержали, обратился с просьбой к командиру роты доставить его в контр­разведку.

 

Шпионская школа как путь спасения

Капитан рассказал контрразведчикам, что он агент абвергруппы 112, добровольно явился с повинной, а документы на имя капитана Давыдова фиктивные и выданы для выполнения разведывательного задания в тылу советских войск. На самом же деле он Каращенко Мокий Демьянович, старший лейтенант-пограничник, попавший в немецкий плен в начале войны. Он рассказал, что служил в пограничном отряде в латвийском городе Вентспилсе. В первый день войны пограничники отправили женщин и детей на грузовой машине в Ригу, а сами остались сражаться с фашистами в составе стрелкового полка. В сражении под Ригой Каращенко был тяжело ранен в руку и в обе ноги и 9 июля схвачен в лесу бандой «айзсаргов» – латышских националистов. На допросе в жандармском управлении Риги Каращенко назвался старшим лейтенантом Никулиным, начальником военно-хозяйственного довольствия строительного батальона.

После излечения в лазарете Каращенко попал в концлагерь «Саласпилс», который в современной Латвии называют воспитательно-трудовым лагерем и в котором немецкие фашисты и латышские националисты уничтожили свыше 100 тыс. человек. Там погибли около 7 тыс. детей, у которых насильно брали кровь для немецких солдат.

В октябре 1944 года, стремясь скрыть эти злодеяния, немцы уничтожили лагерь. Прошёл в нём через голод, издевательства, побои и Каращенко. Узнав, что германская разведка вербует в лагере агентов для шпионских школ, он решил, что это верный путь спасения и возвращения на Родину. Прекрасно осознавая, что за измену может быть сурово наказан, он сделал свой выбор.

С мая по июль 1943 года Каращенко обучался в разведывательных школах в Валге и Стренчи абверкоманды «Марс» и собирал сведения о сотрудниках школ и агентах, подготовленных к заброске в расположение в советский тыл. По окончании учёбы абверовцы отправили его в абвергруппу-112, являвшуюся пунктом заброски агентуры. Там он узнал, что немцев, в первую очередь, интересует информация о войсках Красной армии, расположенных в районах Ораниенбаума и Новгорода.

В конце июля абверовцы переправили на Ораниенбаумский плацдарм агента Щетникова, которого задержали советские солдаты, и собирались направить в район Новгорода двух агентов с заданием по сбору сведений о войсках Волховского фронта. Каращенко рассказал, что начальник абвергруппы-112 капитан Фиш вручил ему фиктивные документы, разъяснил задание и тщательно проинструктировал. Ему было поручено в течение полутора недель узнать о прибытии в район Ораниенбаума новых воинских частей, выяснить их номера, места комплектования, сосредоточения, фамилии командиров.

Так начиналась тщательно подготовленная и блестяще проведённая операция «Возвращение», которая может служить образцом работы Смерша по дезинформации абвера, а через него – военного руководства Германии.

 

В тыл врага – в качестве советского разведчика

Доверять Каращенко стали не сразу. Контрразведка в сжатые сроки должна была убедиться, что он действительно патриот и при встрече с опытными мастерами шпионажа выдержит перекрёстные допросы и не сорвёт план командования фронта по дезинформации противника. Смершевцы капитан Маковеенко и подполковник Соснихин решили эту задачу в короткие сроки, тщательно проверив все его показания, а также через Москву разыскали документы, характеризовавшие Каращенко по службе в довоенные годы.

Они установили место жительства его семьи, о которой Каращенко не знал с первого дня войны, и сообщили ему об этом. Убедившись, что он, испытавший на себе все ужасы пребывания в концлагере «Саласпилс», горит ненавистью к фашистам, за многие годы службы в Красной армии и пограничных войсках получил хорошую закалку, обладает положительными качествами, приняли решение, что ему, бывшему офицеру-пограничнику, можно доверить выполнение сложного, ответственного и опасного задания. Каращенко было предложено отправиться в тыл врага в качестве советского разведчика, что Мокий Демьянович встретил с пониманием и готовностью сделать всё от него зависящее для выполнения задания командования.

Штаб Ленинградского фронта подготовил сведения, которые он должен был передать в абвер. Ему поручалось сообщить, что на правый фланг Ораниенбаумского плацдарма прибыли 142-я отдельная стрелковая бригада, 98-я стрелковая дивизия, а также 227-я стрелковая дивизия или 13-я отдельная стрелковая бригада. Находящаяся на плацдарме 71-я отдельная бригада морской пехоты скоро будет заменена другой частью и отведена в тыл. На днях в неё прибыло пополнение – два батальона морской пехоты, каждый по 800 человек, которые начали тренировки штурмовых действий по высадке пехоты с морских барж.

Сообщение между Кронштадтом и Приморской оперативной группой осуществляется на самоходных баржах. Они предназначены для морских десантных операций. Эта информация должна была убедить командование группы армий «Север» в том, что войска Ленинградского фронта готовятся к наступлению в направлении на Кингисепп, Нарву, для чего на правом фланге Ораниенбаумского плацдарма концентрируются новые войсковые соединения и боевая техника. В ночь на 16 августа Каращенко ушёл за линию фронта.

 

Всего одна ошибка могла привести к провалу

Чтобы убедить абвер в правдоподобности сведений и закрепить его положение в разведцентре, командование Приморской оперативной группы по распоряжению штаба фронта провело мероприятия, предусмотренные планом дезинформации противника. На Копорском участке были установлены макеты танков и орудий, на берегах Лубенского озера появились костры, в дневное время демонстрировалось сосредоточение воинских подразделений, производилось усиление движения транспорта к переднему краю.

Тем временем в «Марсе» Каращенко тщательно проверяли. А через несколько дней после его возвращения враг начал обстрел района, куда якобы прибыло пополнение личного состава, а затем авиация стала сбрасывать бомбы и мины замедленного действия в места «прибытия» воинских частей, указанные в легенде. Стало ясно, что руководство «Марса» и командование группы армий «Север» поверили сведениям, доставленным их агентом. Смершевцы также полагали, что опытные разведчики абвера обязательно примут меры для их проверки. И действительно, разведгруппы Пскова и Таллина значительно активизировали заброску агентуры в этот район, только в сентябре отправив на плацдарм семь агентов.

Благодаря грамотной контрразведывательной работе все они были задержаны, а трое из них сами пришли с повинной. Смерш принял действенные меры, чтобы ни один агент, ни один перебежчик не сумели перейти линию фронта и вызвать у противника сомнения в достоверности информации, сообщённой Каращенко. Всего одна ошибка могла привести и к гибели разведчика, и к провалу всего плана дезинформации противника, осуществляемого для успешного проведения операции по окончательному снятию блокады Ленинграда. На путях проникновения агентов абвера были выставлены засады, в ряде мест проводилось прочёсывание лесных массивов, в населённых пунктах действовали поисковые группы, была усилена проверка документов, установлен строгий контроль за выдачей командировочных предписаний. Впрочем, о мероприятиях, проводимых в прифронтовой полосе, довольно подробно писалось ранее.

 

Наступление советских войск было полной неожиданностью

Для укрепления положения Каращенко и придания убедительности его легенде 29 сентября смершевцы отправили одного из явившихся с повинной агентов абвера обратно. Он должен был подтвердить дезинформационные данные, переданные ранее противнику. Главной задачей, поставленной контрразведчиками фронта перед агентом, а звали его Александр Саперов, так же как и перед Каращенко, было глубокое внедрение в немецкую военную разведку. В это время продолжалась демонстрация концентрации войск на правом фланге Ораниенбаумского плацдарма. Артиллерия имитировала пристрелку целей, а танки – передвижение к переднему краю. Связисты задействовали новые радиостанции, в ночное время разводились костры, авиация производила разведывательные полёты в сторону Кингисеппа и наносила бомбовые удары по пунктам управления противника, велись разведка боем и поиски «языков», в немецком тылу распространялись слухи о грядущем наступлении в районе Копорья.

Легенда о сосредоточении значительных сил на правом фланге Ораниенбаумского плацдарма поддерживалась командованием фронта в течение всей осени и начала зимы 1943 года, что совершенно дезориентировало командование противника, создав у него уверенность, что готовится наступление на Кингисепп и Нарву. Гитлеровское командование приказало усилить оборонительные линии перед правым флангом Приморской оперативной группы, сосредоточив там против плацдарма во второй половине декабря 1943 – начале января 1944 года моторизованную дивизию СС «Нордланд» и моторизованную бригаду СС «Нидерланды».

27 января в Ленинграде был произведён салют в ознаменование окончательного освобождения города от блокады, которая продолжалась 872 дня. Приказ победоносным войскам Ленинградского фронта, вопреки установившемуся порядку, был подписан не Сталиным, а Говоровым. Такой привилегии не удостаивался ни один из командующих фронтами во время Великой Отечественной войны.

 

Так закончились «марсианские хроники»

История Мокия Каращенко, который за «успешное выполнение» задания абвера был награждён фашистским командованием бронзовой медалью, на этом не закончилась. После предоставленного ему отдыха руководство «Марса» предложило Каращенко совершить повторный рейд в расположение войск Ленинградского фронта, но он от этого предложения отказался. Его отказ немцы восприняли крайне отрицательно, выразив ему недоверие. Своего «ценного» агента они подвергли проверке в специальном зондерлагере в эстонском местечке Вильянди. Это был «штрафной» лагерь, где активно работала контрразведывательная абверкоманда 326. Шансы остаться в живых при «обработке» специалистами своего дела у Каращенко были минимальны, но, выдержав все допросы с пристрастием, Каращенко оказался в резервной группе агентов абвера в Тильзите. Всё это время он продолжал собирать сведения о вражеских агентах и одновременно склонял некоторых из них к явке с повинной.

При отступлении фашистских войск в феврале 1945 года Каращенко вышел в расположение советских войск. Позднее вернулся и Саперов. За успешное выполнение важного задания советского командования и проявленные при этом мужество и отвагу Мокий Каращенко был награждён орденом Отечественной войны II степени. Эта награда для человека, побывавшего в немецком плену, подчёркивает, какое значение имел совершённый им подвиг. Так закончились героические «марсианские хроники» разведчика Смерша Каращенко. Кстати, в послевоенное время Мокий Демьянович служил офицером в рядах советских Вооружённых сил и вышел на пенсию по выслуге лет.

Немного статистики:

Ни один план не был раскрыт фашистами

По мере накопления опыта масштабы зафронтовой работы Главного управления контрразведки «Смерш» расширились и стали давать весомые результаты.

С октября 1943 по май 1944 года в тыл противника было переправлено 345 зафронтовых агентов, в том числе 50 перевербованных германских агентов. Из них 102 вернулись после выполнения задания, 57 внедрились в немецкие разведорганы, 26 остались в разведорганах и продолжали выполнять задания советской контрразведки практически до конца войны. К сотрудничеству были привлечены 69 германских разведчиков, из них 29 явились по паролю на советскую сторону. За это же время благодаря личным наблюдениям и показаниям возвратившихся из-за линии фронта агентов сотрудники Смерша задержали 43 германских разведчика, получили установочные данные на 620 официальных сотрудников вражеских разведорганов и 1103 агента. Из них впоследствии были арестованы 273 человека.

Смерш и его фронтовые управления стали широко использовать заброску в немецкий тыл агентурных групп. Перед ними ставились задачи по сбору сведений о разведорганах и спецшколах противника, внедрению в них, а также захвату кадровых сотрудников, их агентов и нацистских пособников. Такая группа состояла из трёх-шести человек. В неё включался оперативный сотрудник Смерша, проверенные, опытные агенты, хорошо знающие местность и способные выполнять роль связных, а также радист для поддержания связи с центром. В 1943 году в тыл противника было направлено 7 агентурных групп в составе 44 человек (22 оперработника, 13 агентов и 9 радистов), подчинённых непосредственно ГУКР Смерш. За время пребывания на вражеской территории ими были привлечены к сотрудничеству с советской контрразведкой 68 человек, а потери во всех группах составили только 4 человека. С сентября 1943 по октябрь 1944 года фронтовыми управлениями Смерша было заброшено на вражескую территорию 10 групп, включающих в себя 78 человек (31 оперработник, 33 агента и 14 радистов). Они привлекли к сотрудничеству 142 человека, 6 агентов внедрились в немецкие разведорганы, были выявлены 15 агентов противника. Благодаря самоотверженной работе военных контрразведчиков ни один стратегический план советского командования не стал известен противнику.

Сергей Гладышев

Источник: https://versia.ru/za-gody-vojny-v-tyl-vraga-bylo-zabrosheno-svyshe-3-tysyach-nashix-razvedchikov

 

Игры Смерша: 19 апреля 1943 года, было создано Главное управление контрразведки «Смерш» Государственного Комитета Обороны СССР.

С лета 1943 года Смерш, по инициативе его руководителя Виктора Абакумова, активизировал «радиоигры» с немецкой разведкой. Большая заслуга в успешных радиоиграх, фактически сохранивших жизни сотням тысяч бойцов и командиров Красной армии, принадлежит именно ему. Виктор Семёнович, по сути, пошёл против существовавшего тогда законодательства, расценивавшего, что согласие советского человека на сотрудничество с иностранной разведкой – уже измена Родине.

75-let-nazad-bylo-sozdano-glavnoe-upravlenie-kontrrazvedki-smersh-gosudarstvennogo-komiteta-oborony-sssr-1-1

Абакумов установил в Смерше негласное правило освобождения явившихся с повинной немецких агентов от уголовного наказания, что резко повысило эффективность борьбы с абвером.

Путём передачи дез­информации от засланных в советский тыл вражеских агентов или завербованных ими граждан успешно вводились в заблуждение вражеские разведорганы, а следовательно, германское руководство и командование вермахта. Дезинформация, о которой в обязательном порядке докладывалось Верховному главнокомандующему Иосифу Сталину, разрабатывалась в обстановке строгой секретности в соответствии с указаниями Генштаба. К концу 1943 года Смерш вёл уже 83 радиоигры.

Советское командование придавало радиоиграм Смерша огромное значение, ведь они сводили на нет многие потуги гитлеровских войск, тем самым способствуя действиям Красной армии и предотвращая уничтожение врагом живой силы и техники. Например, за несколько месяцев до окончания войны, когда всем уже было ясно, что фашистскую Германию ждёт неминуемое поражение, активно работали радиоточки Смерша: «Братья», «Вальд», «Вега», «Дезертиры», «Диверсанты», «Запоздалые», «Звено», «Ключ», «Корни», «Лабиринт», «Организаторы», «Пограничники», «Проба», «Ревизор», «Связисты», «Старики», «Туристы», «Цепь». Самая последняя радиоигра Смерша стала самой короткой по времени – менее месяца. Она имела символичное название – «Финал».

Фотографии коллаборационистов из Калмыкского кавалерийского корпуса

Фотографии коллаборационистов из Калмыкского кавалерийского корпуса.
Всего с 1943 по май 1945 года центральным аппаратом и фронтовыми управлениями Смерша было проведено 186 радиоигр, в результате которых на советской территории было захвачено свыше 400 кадровых сотрудников и гитлеровских агентов, а также получены десятки тонн военных грузов, предназначавшихся для ведения подрывной деятельности в нашем тылу.

 

«Национальная карта» абвера

К 1943 году абвер и СД разработали план развёртывания в советском тылу полномасштабной гражданской войны, используя «национальную карту». Калмыкия, Северный Кавказ, Казахстан, Крым, по намерениям немецкой разведки, должны были стать теми территориями, с которых, руководимые германскими шпионами и диверсантами, должны будут ударить в спину радикальные нацио­налисты. Выше мы писали, какое значение абвер придавал подготовке агентуры из их среды. И нельзя сказать, что у гитлеровцев ничего не получилось. С опорой на националистические элементы ими были созданы отдельные очаги вооружённой борьбы с советской властью в нашем тылу, в частности на Северном Кавказе, в западных областях Украины и Белоруссии, в Прибалтике.

Депортация народов представляет собой вопиющую несправедливость по отношению к подавляющему большинству граждан, никогда не выступавшим пособниками Гитлера. Тем не менее, только на территории Северного Кавказа действовали многочисленные националистические группировки, деятельность которых была инспирирована германской разведкой. Вот только некоторые из них: «Свободный Карачай», «За религию Карачая», «Балкарская армия», «Особая партия кавказских братьев», «Чечено-горская национал-социалистическая подпольная организация»…

Действия антисоветского подполья во многом способствовали первоначальному успеху наступления немцев на Кавказе. Весьма ценным источником информации об этом (с поправкой на особенности геббельсовской пропаганды) является издававшаяся в Берлине и широко распространявшаяся на Северном Кавказе газета «Газават», выходившая под девизом «Аллах над нами – Гитлер с нами». Так, 11 августа 1943 года газета писала: «В июне 1941 года в горах Кавказа прозвучала радостная весть: Германия начала войну против большевиков, Германия протягивает руку братской помощи угнетаемым большевиками народам Восточной Европы. Опустели аулы Карачая. Сотни, тысячи карачаевцев ушли в горы и там под руководством Кады Байрамукова организовали повстанческие отряды»…

 

Лихие «арийцы» в калмыцких степях

23 мая 1944 года в районе посёлка Утта Астраханской области произвёл посадку немецкий самолёт, высадивший отряд из 24 диверсантов. Коман­довал им сотрудник абвера капитан Кваст (Эбергард фон Шеллер). Группа была направлена разведорганом «Валли I» для подготовки на территории Калмыкии базы для переброски 36 эскадронов так называемого Калмыцкого кавалерийского корпуса доктора Долля с целью организации антисоветского восстания среди калмыков.

Операция завершилась более чем удачно. Всего в ходе радиоигры «Арийцы» противнику было передано 42 радиограммы и получено 23 ответных. При ликвидации немецких самолётов уничтожены 33 человека, из них 21 взят в плен.

Отряд фон Шеллера должен был создать радиоцентр для приёма сообщений от агентуры, подлежащей заброске в восточные области СССР, не способной маломощными радиопередатчиками связаться непосредственно с германской разведкой. После этого планировалась постепенная переброска 36 эскадронов калмыков корпуса доктора Долля для организации и развития национального повстанческого движения, которое, по мнению абвера, имело место в Калмыкии. Для этого следовало создать площадки для приземления самолётов.

В ходе допросов пленных была сразу же получена ценная информация об организационно-штатной структуре, районах базирования и вооружении особо секретного специального соединения Люфтваффе, предназначенного для заброски в советский тыл агентуры – 200-й бомбардировочной эскадры КГ-200. Она называлась «Испытательная авиачасть при Главном коман­довании авиации». На её вооружении имелась специальная авиационная техника, главным образом самолёты ФВ-200 («Кондор»), Ю-86 с высотным мотором, а также машины новых типов – в частности, тяжёлый бомбардировщик Ю-290. Он имел четыре 24-цилиндровых мотора, мог поднимать в воздух 15 тонн груза и был способен осуществлять дальние переброски до 100 десантников. Штаб эскадры располагался на аэродроме Ораниенбург близ Берлина.

Вскоре противнику была передана дезинформация о положении в Калмыкии, сообщено о «благоприятных условиях» для деятельности отряда Кваста по организации повстанческого движения и об «установлении контакта» с находящимися в советском тылу «партизанами-калмыками».

Немцы в первый же день после установления радиосвязи отправили за линию фронта самолёт Ю-252, который в течение некоторого времени барражировал над районом предполагаемой высадки, подавая световые сигналы. Руководившие операцией сотрудники Смерша решили никаких действий по уничтожению самолёта не предпринимать, считая, что он направлен для выяснения достоверности полученного сообщения. В немецком разведцентре сложилось впечатление, что отряд Кваста перебазировался в другое место и не используется советской контрразведкой для ведения оперативной игры, что подтвердилось полученными на другой день радиограммами.

Из пяти парашютистов удалось сразу задержать троих: осетина Цокаева и двоих татар – Бацбурина и Росимова. Четвёртый парашютист, Бадмаев, монгол по национальности, при приземлении разбился насмерть, а пятый, калмык, бесследно исчез. По показаниям задержанных, для Кваста было доставлено 3 тонны груза, причём большая его часть при пожаре самолёта оказалась уничтоженной, в том числе 3 млн рублей.

Во время ночной операции разведцентр поддерживал радиосвязь, пытаясь получить сообщение о прибытии самолёта, но ранним утром немцы получили информацию о том, что самолёт так и не прилетал. В 10.00 этого же дня противник ответил: «Машина не вернулась. Следовательно, считать несчастный случай или вынужденную посадку. Дальнейшее после новых переговоров. Капитан».

 

«Калмыки изменили. Гибель неизбежна»

Случай с потерей самолёта всё же вызвал определённую насторожённость в абвере, в результате чего были заменены шифровальные коды. Квасту поступила радиограмма: «Немедленно новый шифровальный лозунг из 31 буквы, состоящий из фамилии секретаря Норд-Поль, фамилии её помощницы, фамилии унтер-офицера из учебного лагеря, имени вашей жены». Кваст в ответ сообщил, что фамилии секретаря в Норд-Поль и её помощницы он забыл и назвать не может. В очередной радиограмме противник вторично предложил Квасту составить новый лозунг, но уже с новыми фамилиями: «Немедленно шифровальный лозунг из 31 буквы. Имя вашей дочери, имя сына, местонахождение вашего отца, написанное «ТЦ», фамилия унтер-офицера в школе, ещё раз имя вашей дочери. Капитан».

«Договорившись» с немецким разведцентром о новом шифровальном лозунге, работники Смерша постарались укрепить противника во мнении о том, что самолёт потерпел аварию. 23 июня в абвер ушла очередная радиограмма: «Ю потерпел аварию в районе Оргаиновский Шаргадык, что в 26 км юго-восточнее Элисты. Лично осмотреть место не мог, беседовал с очевидцами. Судьба экипажа и радистов неизвестна. Очевидцы говорят, что было несколько трупов. Кваст».

С 6 июля радиоигра продолжилась из города Енотаевска Астраханской области. В разведцентр постоянно сообщали о трудностях, переносимых отрядом Кваста, проблемах с продовольствием, боеприпасами и росте недовольства среди калмыков из-за отсутствия помощи от немецкого командования. Дальнейшая работа радиостанции «Арийцы» строилась на передаче противнику данных, необходимых для сброса груза, и настойчивых требованиях обещанной помощи. Однако вплоть до 14 августа никаких сообщений о подготовке самолёта от противника не поступало. Проанализировав сложившуюся ситуацию, в Смерше пришли к выводу о том, что немцы поставили под сомнение существование отряда.

Посчитав, что дальнейшие требования о помощи только вызовут со стороны противника ещё большую насторожённость, было принято решение радиоигру прекратить в выгодном для советской стороны положении. 13 августа в разведцентр ушла радиограмма: «Начальнику органа. Положение здесь совершенно невыносимое. Отряд Огдонова разбит, нам калмыки отказывают в помощи. Вынужден согласно договорённости пробираться к повстанцам на Западный Кавказ, откуда, возможно, в Румынию. Нескольких людей из экипажа по болезни и невозможности их транспортировки вынужден буду оставить у калмыков, которым объясню, что направляюсь в Германию, чтобы лично добиться помощи и усиления. Прошу санкции или контрприказа в течение трёх дней, так как дальше не могу ждать. Кваст».

В заключительной передаче 20 августа на половине текста связь умышленно прервали, показывая тем самым противнику, что с отрядом что-то случилось: «Нас преследуют. Кругом пески и соль. Вынуждены изменить маршрут. Мучает жажда».

План мероприятий по делу «Арийцы» 27 мая 1944 г

План мероприятий по делу «Арийцы». 27 мая 1944 г.
 О том, насколько были значимы результаты этой операции, проведённой советскими контрразведчиками, можно судить по показаниям резидента абвера, капитана фон Шеллера. Со вторым транспортом должен был прибыть сам доктор Долль. Для вооружения десантников собрали примерно 4 тыс. винтовок, 10 тыс. автоматов, 1000 чехословацких армейских пистолетов, к этому соответствующее количество боеприпасов, ручные гранаты, несколько станковых и ручных пулемётов и обмундирование.

Операция завершилась более чем удачно. Всего в ходе радио­игры «Арийцы» противнику было передано 42 радиограммы и получено 23 ответные. При ликвидации немецких самолётов уничтожены 33 человека, из них 21 взят в плен, в том числе кадровый офицер немецкой разведки капитан Эбергард фон Шеллер, 11 лётчиков из состава авиаэскадры КГ-200 и 9 агентов-диверсантов. Но главный успех операции состоял в том, что была сорвана попытка организации «повстанческого» движения в глубоком тылу Красной армии.

СПРАВКА:

Доктором Доллем был немецкий разведчик, зондерфюрер Отто Верба. С конца 1942 года он руководил Калмыцким кавалерийским корпусом, входившим в состав абвергруппы 103, подчинённой абверкоманде 101. На этот специальный десантный корпус, сформированный из изменивших Родине лиц калмыцкой национальности, возлагались задачи по объединению действовавших на территории Калмыкии мелких бандформирований и повстанческих групп для организации восстания калмыков против советской власти и проведению крупных диверсий в советском тылу.

Позже Калмыцкий кавалерийский корпус, так и не попавший в результате действий советской контрразведки на территорию Калмыкии, использовался германским командованием для проведения карательных акций против партизан в Польше и на Западной Украине. Однако в одном из боёв с польскими партизанами полуэскадрон калмыков из 54 человек перебил немецких офицеров и перешёл на сторону поляков. Это вызвало замешательство у немецкого командования, после чего все «восточные» части были отстранены от участия в операции и выведены из района боевых действий. В начале 1945 года корпус был разгромлен советскими войсками. Остатки его пополнили калмыками, прибывшими с Западного фронта и из Италии, после чего направили в Хорватию. После капитуляции Третьего рейха корпус оказался в американской зоне оккупации. Согласно Ялтинским соглашениям военнослужащие корпуса были выданы СССР.

 Сергей Гладышев

Источник: https://versia.ru/apgrejd-ralf-protiv-interneta-i-vdovy-obzor-glavnyx-novik-kino-yetoj-nedeli

 

 

One Comment

  1. monomoh

    Всего за время ВОВ всего… четыре (!) сотрудника СМЕРШ были награждены званиями Героя Советского Союза! Именно из-за этого провалился «майор Таврин», который ехал убивать Сталина из панциркнакке со звездой Героя. А за Гагариным последним люк закрывал инженер — бывший сотрудник СМЕРША, по фамилии, кажется, Ивановский — это к вопросу об их интеллекте!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *